ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Окна были открыты, и было видно, как мужчины передвигаются там, открывая шкафы и выдвигая ящики, сбрасывая книги с полок и разбрасывая бумаги.

— Что они делают? — спросила Аспазия испуганным шепотом.

— Они знают! — воскликнул Джерри. — Нам лучше убираться отсюда! Давай, быстро!

С этими словами он повернул свою лошадь и направил ее между деревьями назад, туда, откуда они только что выехали.

— Куда мы едем? — спросила Аспазия.

Джерри не сразу ответил ей:

— В Ньюмаркет! Единственный, кто может помочь нам теперь, — это твой маркиз!

Маркиз закончил рассказ и стоял спиной к камину, ожидая, что скажет Чарли.

— Я с трудом могу поверить в это, — сказал Чарли, — но я предупреждал тебя!

— Сегодня утром я размышлял, — сказал маркиз, — стоит ли говорить ей то, что я думаю о ней, но решил, что это не имеет смысла.

— И ты оставил герцогиню в уверенности, что посетишь ее, — заметил Чарли.

— До этого я бы не дошел, — ответил маркиз. — Я сказал ей твердо, что надеюсь больше не слышать о неприятных инцидентах на моей границе и что я расследую заявление фермера о пропаже его пятнадцатилетней дочери.

— И что она сказала на это?

— Она просто заметила, что девушки в этом возрасте склонны сбегать с первым же торговцем красивых лент, привлекшим их, и поскольку девушка эта, несомненно, вскоре найдется в Ньюмаркете или в Лондоне, я лишь напрасно потрачу свое время.

— Иными словами, она собирается отделаться от нее?

— Конечно, — согласился маркиз, — я думаю, для этой женщины не существует ничего невозможного! Неудивительно, что она запугала всю округу, и я могу сравнить ее лишь с коброй, раздувающей свой капюшон!

Чарли рассмеялся.

— Очень верное сравнение! Я удивляюсь лишь, как ты сам остался невредим.

— Я надеюсь, что с той девушкой из дома священника все в порядке! Она вела себя с похвальной смелостью, к счастью, она оказалась слишком невинной, чтобы понять хотя бы половину того, что происходило там.

— Ты встречался с остальными гостями, прежде чем уехал сегодня утром?

— Ни с кем из них, слава Богу! — ответил маркиз. — Я послал сказать герцогине, что, поскольку я хочу попасть домой как можно скорее, я надеюсь, что она встретится со мной настолько рано, насколько ей удобно.

— Поэтому она появилась прежде всех.

— Она казалась удивленной тем, что я не испытывал последствий кутежа, от которого, я уверен, остальные не оправились и к полудню.

— Я полагаю, она сама не пила очень много, — заметил — Чарли.

— Нет, но она принимает наркотики.

— Как ты узнал это?

— Вчера вечером у нее были расширены зрачки, и я думаю, что наркотики, которые она использует, не притупляют, а обостряют ее ум. Она допустила лишь один промах во время нашего утреннего разговора и не упустила ни одной возможности подыскать правдоподобное объяснение всем недоразумениям, на которые я указывал ей.

— Она — ловкая женщина!

— Чертовски ловкая! — гневно сказал маркиз. — Я надеюсь, мне больше не придется общаться с ней!

Чарли с сомнением выгнул брови, но прежде чем смог сказать что-либо, дворецкий объявил, что обед подан, и они прошли в столовую.

После превосходного, но легкого обеда Чарли сказал:

— Поскольку ты обещал не возвращаться с Лондон сегодня, каковы твои планы на этот день?

— Я думал… — начал маркиз.

Но не успел он закончить предложение, как дверь открылась, и дворецкий объявил:

— К вам Аспазия Стэнтон, милорд. Я провел ее и сопровождавшего ее джентльмена в кабинет. Молодая леди желает немедленно видеть вашу светлость, хотя встреча ей не назначалась.

— Хорошо, — сказал маркиз.

Чарли улыбнулся.

— Она не долго колебалась, чтобы последовать за тобой.

Интересно, кого она привезла с собой.

— Своего дядю, я думаю, — ответил маркиз, — а это значит, что я должен найти ему приход.

Чарли рассмеялся.

— Это будет нетрудно.

Маркиз направился к двери.

— Пойдем, Чарли. Я хочу познакомить тебя с мисс Стэнтон.

— Я с удовольствием познакомлюсь с ней после всего, что я услышал об этой молодой леди, — отвечал Чарли, широко улыбаясь.

Маркиз прошел в кабинет и заметил по выражению лица Аспазии, как рада она видеть его.

— Простите меня, пожалуйста.., простите меня за то, что… беспокою вас, — сказала она, — но моему брату и мне не к кому больше обратиться.., и мы оба очень напуганы!

Маркиз взял ее руку, затем взглянул на мужчину, стоявшего позади нее.

Но слова, которые он хотел сказать, застыли на его губах, и он лишь глядел в изумлении на Джерри, прежде чем воскликнуть:

— Боже милостивый! Я не могу поверить!

— Я думала.., что вы.., увидите схожесть, — сказала Аспазия.

— Схожесть? — повторил за нею маркиз. — И вы говорите, что это — ваш брат?

Джерри протянул ему руку.

— Я — Джером Стэнтон, милорд, и я хочу поблагодарить вас за вашу доброту к моей сестре. Она рассказала мне, как вы заботились о ней вчера вечером.

— Это был определенно неприятный вечер, в котором пришлось участвовать вашей сестре и мне, — сказал маркиз, — но она не говорила мне о вашем существовании.

— До сих пор ни Джерри, ни я никогда не видели герцогиню, и по причинам, которые мы можем объяснить, мы должны были скрывать Джерри, — сказала Аспазия. — Но теперь она.., все знает! И в этом.., моя вина.

В ее голосе слышались сдерживаемые рыдания, и маркиз с удивлением посмотрел на нее.

Затем он сказал:

— Я чувствую, что вы многое хотите рассказать мне, но прежде позвольте мне представить вам моего большого друга, Чарльза Кэвершема, которому вы можете полностью доверять, как вы доверяете мне.

— Я чрезвычайно рад познакомиться с вами, мисс Стэнтон! — произнес Чарли. — Маркиз рассказал мне, какую исключительную храбрость вы проявили в самых ужасных обстоятельствах.

— Я оказалась храброй лишь потому, что он оказался… достаточно добр.., позаботился обо мне, — уточнила Аспазия тихим голосом. — А теперь мы просим его о помощи… снова. Нам.., некому больше помочь.

— Я хочу как можно скорее выслушать вас, — сказал маркиз, — но прежде всего я должен спросить вас, обедали ли вы. Если нет, мой повар быстро приготовит для вас ленч.

— Нет, не надо, большое спасибо, — ответила Аспазия. — Джерри настоял, чтобы мы остановились в гостинице по пути сюда и закусили хлебом с сыром. Мы подумали, что неловко было бы застать вас за обедом.

— По крайней мере я предложу вам кое-что выпить, — сказал маркиз. — Я знаю уже, что Аспазия любит только лимонад, но я уверен, Стэнтон, вы не откажетесь от бокала шампанского.

— Большое спасибо, милорд.

Маркиз налил бокал шампанского для Джерри и лимонада для Аспазии.

Чарли отказался от бренди, и затем, по настоянию маркиза, они все расположились в удобных зеленых кожаных креслах.

Сидя вместе с ними, он, сказал, улыбнувшись Аспазии:

— Вчера вечером я предложил вам начать ваш рассказ с самого начала, но теперь я понял, что вы обошли очень важную часть своей истории.

— Это.., тайна, которую мы не раскрывали.., никому, — отвечала Аспазия, — но по пути сюда мы с Джерри решили, что расскажем вам все.., поскольку мы знаем, что вы — единственный, кто, может быть, способен.., помочь нам, — Тогда рассказывайте, — сказал маркиз, как будто он понял уже, что в этой тайне и заключается весь смысл.

Набравшись духу, Аспазия произнесла:

— Правда заключается в том.., что Джерри является…

Четвертым Герцогом Гримстоунским!

Глава 5

Наступило полное молчание, которое прервал маркиз:

— Почему вы не сказали мне, когда рассматривали портрет герцога?

Аспазия не успела ответить, а Джерри сказал:

— Это было тайной, которая хранилась с тех пор, как мы родились, милорд, но когда сегодня утром мы вернулись домой после прогулки, мы поняли, что герцогиня, очевидно, узнала о моем существовании.

18
{"b":"13585","o":1}