ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, вы не можете, не имеете права так поступить, – осмелев, возразила верная Сибил О’Коннелл.

– Почему нет? – вспыхнула Марина. – Мне уже двадцать один год. Я путешествую больше всех во всем мире. Единственная моя проблема в том, что я никуда еще не ездила одна, самостоятельно. Меня всегда сопровождала свита, чтобы якобы охранять меня, а на самом деле лишать свободы.

– Мы пытались не делать этого, – увещевала ее Сибил.

– Сибил, ты же всегда была душечкой! – воскликнула Марина. – Но у тебя есть свободные часы, собственное время, когда ты можешь заняться своими делами, можешь быть самой собой, когда на тебя никто не глазеет и не задает вопросов, не спрашивает, жарко тебе или холодно, когда никто не лезет из кожи вон, чтобы угодить тебе! Хотя бы раз в жизни могу я попробовать испытать себя?

– Мне и в голову не могло прийти, что вам это так действует на нервы, – ответила Сибил, – но я вас хорошо понимаю.

– Я так и думала. Значит, поможешь мне? Куда мне лучше поехать?

– Куда бы вы ни отправились, вас узнают везде.

– Неужели? – удивилась Марина. – Конечно же, люди без труда узнают Марину Мартин, если она прибудет в гостиницу, где для нее заранее забронирован номер; на вокзале ее встречает множество машин; расстилается красная дорожка; лучший гостиничный номер весь в цветах. Впрочем, не мне тебе рассказывать, ты сама все знаешь! Но, предположим, обычная девушка прибывает одна, и никто даже не заподозрит, что это и есть та самая Марина Мартин.

– Все будет зависеть от того, куда вы поедете, – ответила Сибил. – Например, в Париже такое впечатление, будто вы знакомы с половиной его жителей. То же самое можно сказать и про Рим, и про Венецию, и про Нью-Йорк – даже про Канны, если уж на то пошло!

– Знаю! Знаю! Можешь не рассказывать, – перебила Марина. – Вот поэтому я и спрашиваю: куда мне отправиться?

Сибил прижала пальцы к вискам.

– Я действительно слышу этот разговор? – спросила она. – Или мне все примерещилось?

– Ничего тебе не примерещилось, – сказала Марина. – Я действительно хочу уехать. Мне нужно уехать, и я уеду. Честно говоря, никто не сможет меня остановить.

– Следует ли нам поставить в известность ваших опекунов или кого-то еще?

– Кого? – спросила Марина. – Если уж на то пошло, Сибил, кому есть до этого дело? Моим опекунам – нет. После того как умер дядя Джордж, большинство из них слишком стары, чтобы проявлять хотя бы мало-мальский интерес. За исключением разве что кузена Ричарда. Но последнее, что мы о нем слышали, если я правильно помню, что он находится на сафари в Африке, так что связаться с ним можно будет еще не скоро.

– Лично мне страшно даже об этом подумать, – сказала Сибил.

– Конечно. Это все равно что вытащить пробку из дна лодки! – ответила Марина. – И лишь потому, что я попросила о том, чего время от времени хочется большинству нормальных людей, – побыть одной!

– Вы говорите прямо как Грета Гарбо, – неодобрительно заметила Сибил.

– Я хорошо представляю себе, что она должна была чувствовать, – ответила Марина. – Я хочу уехать; хочу о многом подумать, но больше всего мне хочется скрыться от Виктора. А теперь давай вернемся к главному вопросу. Куда мне можно поехать?

– Куда-нибудь в Европу, – ответила Сибил. – Я не переживу, если вы отправитесь куда-то дальше. Буду все время волноваться за вас и от страха лишусь покоя и сна. Нет-нет, это слишком большая ответственность.

Марина пожала плечами.

– Ну хорошо – пусть будет Европа, – согласилась она. – Особой разницы нет. Как видишь, мне все равно.

– Только не Испания. Вы там были в прошлом году, – напомнила Сибил. – Во всех газетах, на каждой странице были ваши фотографии. О Франции тоже не может быть речи и тем более об Италии. Германия вам не нравится, а в Копенгагене вы были на прошлую Пасху. О боже! Такое впечатление, что у вас вообще не осталось выбора!

– А как насчет Португалии? – спросила Марина. – Там я ни разу не была.

– Верно, – согласилась Сибил. – Хорошая идея! Мне следует заказать вам…

– Стоп! – перебила ее Марина. – Именно этого не следует делать, разве не понятно? Мне просто нужно исчезнуть. Ты единственная, кому будет известно, куда я отправилась. Ты должна поклясться мне на Библии, что не скажешь никому – ни единой живой душе.

– Ну, я полагаю, вы поедете в Лисабон, – произнесла Сибил тоном человека, который с философским спокойствием принимает неизбежное.

– Нет, я не поеду в Лисабон. Лисабон – это город, столица, – возразила Марина, – а я ненавижу города. Я сыта ими по горло. Как там называется это место возле Лисабона? Куда удалялись на покой бывшие португальские короли и королевы? Я еще читала о нем…

– Эстурил, – подсказала ей Сибил.

– Точно. Вот туда я и поеду. Там наверняка найдется приличный отель; полагаю, их там даже несколько.

– На какой срок вы думаете уехать?

– Не знаю, – ответила Марина. – Пусть это будет нечто вроде приключения. Так что не знаю, надолго ли и что буду там делать. Я ведь никогда прежде не путешествовала одна. Это уже само по себе приключение.

– Возможно, одной вам покажется очень скучно, – предупредила ее Сибил.

– В таком случае я вернусь домой. Мне никогда не нравилось страдать ради самого страдания.

– Позвольте мне хотя бы позвонить и узнать, могу ли я заказать для вас приличный гостиничный номер.

– Ни в коем случае! – с жаром возразила Марина. – Я собираюсь все сделать самостоятельно, когда доберусь туда. И кстати, мне хотелось бы взять другое имя и другой паспорт.

Сибил недоуменно взглянула на свою собеседницу:

– Но это же невозможно!

– Вовсе нет. В книгах у людей всегда есть фальшивые паспорта. Думаю, достать его вполне реально.

– Боюсь, что нет. По крайней мере, я понятия не имею, как это делается!

– Тогда какой же смысл мне уезжать? – сердито спросила Марина. – Даже в Португалии люди, несомненно, слышали о Марине Мартин. Не пройдет и пары минут, как поднимется шумиха, а рядом не будет даже тебя, и меня будет некому защитить.

– Значит, никуда не уезжайте, – рассудила Сибил.

– Если я никуда не уеду, то просто сойду с ума. – В голосе Марины звучала тоска.

– У меня есть идея! Помните Мэри Маршалл? – внезапно спросила секретарша.

– Мэри Маршалл?.. Мэри Маршалл? – повторила Марина. – Кажется, знакомое имя. Кто же она?

– Девушка, которую мы две недели назад взяли бухгалтером.

Марина кивнула. В Сити имелся большой офис, где несколько хорошо знающих свою работу бухгалтеров вели ее дела. Они занимались ее ценными бумагами, платили ее налоги – иными словами, это их стараниями была вымощена та золотая дорога, по которой Марина ступала после смерти своего отца. Иногда, оказываясь в Лондоне, Марина заходила туда в знак благодарности тем людям, которые работали на нее. Теперь она вспомнила – одна из подруг попросила устроить на работу свою дальнюю родственницу.

Мэри Маршалл жила в Австралии, но мечтала переехать в Англию. Это была заветная мечта всей ее жизни, Марине же не составило особого труда попросить Сибил помочь девушке. Мэри нанесла ей визит, чтобы поблагодарить свою благодетельницу. Марина в это время устраивала вечеринку; она пригласила гостью войти, представила ее своим друзьям и даже налила бокал шерри.

– Да-да, я помню Мэри Маршалл, – сказала она Сибил. – Но какое она имеет ко мне отношение?

– Ей нужно было заменить паспорт, – ответила Сибил. – Его прислали сюда вместе с бланком, который вы должны были подписать как ее работодатель. Как обычно, я расписалась за вас. Паспорт лежит у меня в кабинете. Внезапно мне подумалось, что у вас с ней определенное сходство.

Зрачки Марины расширились.

– Принеси его, Сибил! И побыстрее! – воскликнула она.

Сибил О’Коннелл вышла из комнаты. Марина подняла трубку внутреннего телефона, что стоял тут же рядом, на небольшом позолоченном столике, и нажала кнопку, соединявшую ее спальню со спальней горничной.

3
{"b":"13590","o":1}