ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Превыше Империи
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Сандэр. Ночной Охотник
Чудо любви (сборник)
Самый одинокий человек
Кругом одни идиоты. Если вам так кажется, возможно, вам не кажется
Солнце внутри
Страна Сказок. За гранью сказки
Дело о бюловском звере
A
A

НОЧЬ ЧЕТВЕРТАЯ, все еще темная, хотя кое-что и проясняется...

1

Месть — опасное чувство. Человека горячего ослепляет, опустошает, лишает речи. При уме холодном — наделяет коварством, терпением, внешним спокойствием.

Именно месть привела Кара к везиру. Фокусник был человеком необычным, известным в столице, и везир принял его без промедления.

— Сенеб, хранитель истины, благодарю тебя за внимание.

— Сенеб, Кар, рад видеть тебя счастливым, — милостиво ответил Иунмин.

— Слышал я, что Хем-еф повелел наградить нашедшего алебастрового Аписа золотом доблести?

— Говори, Кар, — насторожился везир.

— Соизволь призвать главного жреца Хену, скульптора Хеси, мастера Сепа.

— Сепа тоже?!

— Тоже.

Везир удивился. Распорядился. Любопытен он. Да и день сегодня пустой, точно гнилой орех. Не худо бы поразвлечься. Пока посланные исполняли приказание, Кар не торопясь поведал странную историю. Жадный до слухов вельможа получил целую гроздь подробностей и мысленно отрывал их, словно виноградинки, одну за другой, как бы любуясь и предвкушая дальнейшее удовольствие...

Вызванные вели себя по-разному. Хену — сумрачен и неразговорчив. Хеси по обыкновению учтив и краток. Сеп — многословен и пусторечив.

— Сен-н-неб, лю-лю-бим-мец ца-цар-ря, — тянул он. — Я ж-ж-ду т-твоих пр-ри-ка-а-за-а-ний.

Ничто не выдавало волнения в нем, предчувствия беды. У Кара невольно сжались кулаки.

— Хену, — сказал везир, — ты озабочен поисками алебастрового Аписа, пропавшего из храма?

Жрец кивнул.

— Хеси тоже? Это же работа твоих рук...

Хеси горестно склонил голову.

— А я п-пр-ри-ч-чем? — удивился Сеп.

— Ты будешь свидетелем, — пояснил везир.

Сеп хлопнул себя по ляжкам и развел руками в знак вынужденного подчинения.

— Кар обещал нам помочь, — объявил везир.

Хеси посмотрел на фокусника с откровенным недоверием. Хену безразличен, его мозг еще не успел уяснить смысл услышанного. Сеп — с уважением повернулся к Кару.

— Напиши, Хену, напиши свое желание на папирусе, — попросил Кар.

Жрец трудился долго и сосредоточенно. Кар взял у него записку, тщательно свернул ее несколько раз. Щелкнул пальцами, и в руке у него появилась эбеновая шкатулка с малахитовым «глазом Гора» — древним талисманом — на одной из боковин.

Наступило всеобщее молчание, и вдруг... шкатулка заговорила. Глухой голос доносился, казалось, из самой ее глубины:

— Знаю желание досточтимых мужей...

Все невольно отшатнулись, переводя взгляды со шкатулки на Кара и обратно. Фокусник невозмутим. Слегка приоткрытые губы его оставались неподвижными, а голос из шкатулки тем временем продолжал:

— Поднимитесь все... Неси меня, Кар, в Город мертвых...

Хеси схватился за сердце, — видно, нервы избалованного вельможи сдали, и он оглянулся с явным намерением остаться, но везир жестом пригласил его следовать вместе с ними.

На улице слуги усадили их в носилки, и вся процессия в сопровождении десятка рослых нубийцев из охраны везира покинула столицу.

Солнце уже клонилось к закату и светило в лица путников, когда они сошли на землю и приблизились к древней гробнице-бархану.

— Здесь никто не похоронен, — объяснил зеленый «глаз Гора». — Вы увидите заброшенную кладовую скульпторов, давно зашедших за горизонт. Готовьтесь...

Слуги добыли огня и зажгли фитили. Один из них освещал путь Кару. За ним шли Хену, Сеп, Хеси. Замыкал шествие везир. Пробирались осторожно, порой, когда факельщик уходил вперед, — на ощупь, чтобы не зашибиться и не упасть.

В мастерской при виде Аписа везир ахнул от удивления: происходящее воспринималось им как сон. Облегченный вздох вырвался из груди Хену. Хеси в изнеможении оперся о стену, чтобы не упасть. Сеп окончательно лишился речи.

— Вот смотри, — сказал Кар, поворачиваясь к везиру. — Это скульптура давно умерших мастеров, а не Хеси. Ее похитили отсюда, поставили в храме Птаха, а она — вернулась... Нельзя обманывать ее!

— Но кто? Кто взял Аписа из его дома?

— Спроси у Аписа, — предложил Кар. — Спроси у самого Аписа. Скажи, Священный: кто похитил тебя?

— Мастер Сеп, — сурово ответил Апис.

Чувствовалось, что алебастровый бык только начал свою речь и намеревается сказать немало важного для собравшихся. Но тут тяжелое тело Сепа грохнулось на пол.

И уже не только везиру, но и остальным присутствующим в общем картина стала ясной. В тени остались лишь некоторые детали. В этом помог Хеси.

Вельможа упал на колени перед везиром, с жаром поцеловал его сандалии, поднял к нему свое орошенное слезами раскаяния лицо и негромко, но отчетливо заговорил:

— Прости, Иунмин, прости... Наш земной путь недолог, но неровен... Сеп обнаружил эту мастерскую, Хранитель истины, но я до сих пор не знал этого! Теперь я тоже понял: этот Апис — творение древнего неизвестного мастера. Я же думал, что его сработали камнерезы Сепы...

— Но ты говорил, что это твой Апис, — напомнил везир.

— Каюсь, говорил. Тщеславие едва не сгубило меня. Я приобрел фигуру у Сепа, чтобы порадовать Хем-ефа.

— Себя тоже, — закончил везир, движением руки прекращая эту сцену и направляясь к выходу.

Слуги подобрали бесчувственного Сепа, Хену побрел с ними. Кар удовлетворенно улыбнулся и подмигнул Апису...

...Пройдет несколько дней — и Сеп будет запираться и клятвенно заверять, что он не виновен, никогда не был до того рокового вечера в подземелье, что не покушался на жизнь смотрителя пирамиды Нефр-ка, но показания алебастрового Аписа, уличающее признание Хеси и рассказ отца Кара — все вместе окончательно убедят царя.

Хефрэ сослал Сепа в южные каменоломни, разумеется, после плетей. Совсем легко отделался Хеси: на этот раз Хем-еф ощутил тепло родственной крови и простил «шалости» своего троюродного брата. Больше того, наказал молчать всем посвященным.

Однако добрый Нефр-ка посчитал себя отмщенным, и теперь его рана стала затягиваться быстрее. Посему они с Каром оторвали головы десятку гусей и преподнесли их в жертву славной богине Маат.

Будущее покажет, что жертва эта была принята Повелительницей Истины благосклонно.

2

Слухи о том, что скала в Городе мертвых, ранее предназначенная на слом, будет жить в образе льва с головой царя Кемта, просочились в среду мастеров еще до объявления царского указа. Когда же Анхи принялся набирать строителей — известие проникло и в лачугу бедноты.

В короткий срок было призвано пять тысяч камнерезов и землекопов, разбитых на отряды по двести пятьдесят человек. Каждый отряд состоял из «десяток», то есть бригад по десять человек. Возглавил их друг Анхи, пятидесятилетний Тхутинахт, — замысел Мериптаха вдохновил его.

— Смотри, — сказал он Анхи, — до сих пор строил я дома вечности для вельмож. Хорошее дело. Но теперь понял я, что Тхутинахт не может умереть, пока не родится Шесеп-анх!

Не рискуя до возвращения Мериптаха приниматься собственно за скульптуру, Анхи приказал углубить и расширить ров вокруг скалы. Ведь будущий Шесеп-анх вырубался в склоне пологого холма, идущего от пирамид к Хапи. Значит, надо освободить по бокам «тела» будущего льва, пока намеченного вчерне, достаточно пространства, чтобы Шесеп-анх казался сидящим на ровной просторной площадке.

— Смотри, Анхи, — настаивал Тхутинахт, — камень, изымаемый нами, можно обтесывать в плиты для наращивания передних лап льва.

— Так, Тхутинахт, — кивнул Анхи. — Сын моей матери Мериптах точно говорил мне об этом, ошибки не будет. Готов камень!

Тхутинахта обучили грамоте еще в юности, но он не любил писать, предпочитая расчеты в уме. Поэтому Анхи пошел с ним на строительную площадку и показал, как и где должны проходить ее границы.

Планирование и расстановка рабочей силы — привычное занятие для Тхутинахта. Но почему-то сейчас он все внимание направил на расширение площадки до нужных размеров. Анхи не вмешивался — он хорошо знал своего верного помощника.

16
{"b":"1362","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Палачи и герои
Волчья луна
Коготь и цепь
Вдохновляющее исцеление разума
Жрица Итфат
Замедли шаг и открой для себя новый мир
Путешествие в полночь
Найди меня