ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сэм подошел к Джоанне и поставил ее на ноги.

— Ты цела?

Джоанна хотела ответить, но язык ее не слушался. Тогда она просто кивнула. Только теперь, когда Сэм ее обнял, она почувствовала, что вся дрожит.

— Все уже позади, — прошептал Сэм. — Давай поможем остальным.

Он помог встать Роджеру, а Джоанна протянула руку Барри и Дрю. Потом Сэм с Роджером вместе подняли Уорда. Все пережили шок, но физически никто не пострадал.

Пит встал сам, с хрустом раздавив остатки одной из камер. Потом поднял руки к лицу и стал сдирать с себя полоски кожи. Джоанна громко ахнула. Услышав ее, он повернулся и объяснил:

— Это парафин. Мне не больно, он едва теплый.

Она увидела, что у его ног валяется пустая искореженная ванночка из-под парафина. Рядом лежало что-то еще.

— Что это? — спросила Джоанна.

Сэм подошел к ним и поднял с пола непонятный предмет. Он был длиной около двух футов, толстый и закругленный. Сэм принялся вертеть его в разные стороны, пытаясь понять, что это такое.

— Боже всемогущий! — пробормотал он. — Вы знаете, что это за штука?

Это был парафиновый отпечаток человеческой руки с полусогнутыми пальцами. Кто бы ни был сегодня в этой комнате, он вольно или ненароком оставил отпечаток своей руки до локтя в парафине, припасенном именно для этой цели.

Глава 26

Они поднялись в приемную лаборатории. Барри усадил Дрю в кресло, а сам примостился на подлокотник. Он предложил ей воды в бумажном стаканчике, но она только покачала головой.

Роджер плюхнулся на диван и поставил себе на живот стакан с виски. Джоанна подошла к нему:

— Как вы себя чувствуете?

— Лучше, — он принял сидячее положение. — Где Сэм?

— Там, — она показала на дверь в глубине лаборатории. — Они с Питом делают гипсовую отливку руки.

Послышался звук спускаемой воды. Из туалета вышел Уорд Райли, поправляя пиджак. Джоанна предложила ему что-нибудь выпить.

— Нет, спасибо, — он кивнул на дверь. — Как там у них дела?

— Пит сказал, что это быстро.

Уорд сел в старинное кресло напротив Роджера; он был явно намерен дождаться результатов. Фуллертон рассматривал свои туфли и вертел в руках стакан.

— Итак, — задумчиво проговорил он, — исходит ли это от нас или мы всего лишь проводники? И есть ли разница?

Райли задумался на мгновение.

— Трудно сказать.

— В определенных обстоятельствах трудно вообще сказать что-то вразумительное, — Роджер посмотрел на Джоанну. — Хотя Джоанне придется это сделать. Что вы об этом напишете в своем материале?

— Наверное, просто опишу, как было дело.

— Вероятно, это самое мудрое решение.

Дверь отворилась, и оттуда вышел Сэм. Райли и Фуллертон встали и вместе с Джоанной подошли взглянуть на белый гипсовый слепок у него в руках.

— Получилось просто отлично, — сказал Сэм. Дрю и Барри тоже приблизились и по очереди почти со священным трепетом прикоснулись к гладкой, теплой и еще слегка сыроватой поверхности.

— Этого не может быть, — пробормотала Джоанна.

Сэм сардонически улыбнулся:

— Именно так и сказало бы подавляющее большинство людей.

— Скорее всего ты прав.

— У нас нет никакой возможности доказать, что это не подделка. Я даже вам не могу доказать, что мы с Питом не слепили эту штуковину в соседнем кабинете, или что я не состряпал этот парафиновый отпечаток заранее.

— Думаю, что нам обеспечена слава сумасшедших или обманщиков или одновременно тех и других, — со вздохом сказал Роджер. — Вопрос сейчас не в том, что о нас подумают люди, а в том, что мы думаем о случившемся.

Райли наклонился вперед, чтобы взглянуть на слепок поближе.

— Он что-то держит в руке?

— Да, только непонятно, что именно, — ответил Сэм и поднял слепок поближе к лампе. — Детали вышли не очень четко. Между пальцев видны полоски — скорее всего это след от цепочки, к которой крепится этот амулет, талисман — или что это еще может быть.

— Скорее уж талисман, — заметил Райли. — Амулет, как правило, носят для защиты, а талисман наделяет своего обладателя некоей сверхъестественной силой. У меня не возникло чувства, что этот ураган в подвале испытывает нужду в амулетах.

— Не знаю, — Сэм тихо рассмеялся. — Может, он испугался нас так же, как мы его.

Дрю поежилась:

— Что-то мне в это не верится.

Барри еще крепче прижал ее к себе. Райли взял у Сэма слепок и принялся изучать рисунок на медальоне, который сжимали гипсовые пальцы.

— Тут какие-то изогнутые линии на фоне каких-то черточек.

— А это, случаем, не треугольник? — показала Джоанна.

— Или компас, — сказал Роджер. — Я, конечно, не специалист, но это похоже на масонский знак.

— Я попрошу завтра Пэгги взглянуть на него, — сказал Сэм. — Она в этих делах разбирается.

Был уже двенадцатый час, когда они вышли из лаборатории. Об ужине никто не вспоминал, и есть никому не хотелось. Перед тем как распрощаться, они договорились созвониться с Сэмом и решить, продолжать собрание группы или нет. Потом все разошлись в разные стороны.

Сэм и Джоанна взяли такси до Риверсайд Драйв. Всю дорогу оба молчали. Джоанна смотрела на огни города, и отчего-то они казались ей не такими знакомыми, как раньше. Что-то изменилось. В мире или в ней самой, она не могла точно сказать — но в ее восприятии действительности произошел какой-то сдвиг. Возможно, это была запоздалая реакция на шок, на все странности, которые произошли за последнюю неделю и за сегодняшний безумный вечер. Она чувствовала только, что теперь ее жизнь уже никогда не будет прежней.

Сэм ласково коснулся ее руки, и они сплели пальцы.

— Как по-твоему, что нам делать дальше? — спросила Джоанна.

Сэм вздохнул и посмотрел ей в лицо.

— Мы начали собрание с попытки избавиться от Адама, но мне почему-то не кажется, что рука, которую мы сделали, машет нам на прощание.

— Ты сказал «мы сделали». Ты по-прежнему уверен, что так оно и есть?

— Это по-прежнему остается самым приемлемым объяснением.

— Интересно.

— Что тебе интересно?

Джоанна снова посмотрела в окно.

— Если мы сами его сотворили, тогда почему оно на нас напало? С чего бы нам нападать на самих себя?

Сэм помедлил с ответом, словно готовился к тому, чтобы услышать свои мысли со стороны.

— Я полагаю, что напала на нас та часть нашего сознания, которая понимает, что было бы постыдно и преступно бросать сейчас эксперимент. Поэтому она дала нам почувствовать свое неодобрение и оставила дразнящий намек на то, чего мы могли бы достичь, если бы продолжили работу.

Джоанна снова обернулась к нему:

— Так вот ты чего хочешь? Продолжить?

— Да, — просто ответил Сэм. — Как я уже сказал, если эта группа развалится, я начну заново с другими людьми, — он помолчал. — А ты?

Она тоже помолчала, а потом сказала, словно разочарованная своим же ответом:

— Не знаю.

Сэм кивнул и улыбнулся ей, как будто хотел сказать, что ожидал такого ответа и не винит ее.

— По крайней мере, — проговорил он, — ты не можешь пожаловаться на недостаток материала.

Глава 27

В кабинете Пэгги был гораздо опрятнее, чем у Сэма. На столе между стопками книг, которые она просмотрела за утро, был укреплен гипсовый слепок, и Пэгги через увеличительное стекло рассматривала рисунок на медальоне.

То, что Сэм назвал кривыми, больше напоминало перекрученную двойную спираль. Прямые линии, пересекающие ее, были видны не так отчетливо, потому что на гипсе остались отпечатки чьих-то пальцев. Пэгги еще раз пролистала самый большой том у нее на столе, и была вынуждена сдаться. Никаких узоров, хотя бы отдаленно напоминающих этот, она не нашла.

Пэгги спустилась в комнату Адама — Сэм вместе с Питом и Брайаном наводили там порядок после вчерашнего разгрома. С ними была и Джоанна, которая записывала в блокнот все, что попало на пленку. Она больше не доверяла технике, особенно в этом месте. Она посмотрела на Пэгги, и та слегка улыбнулась в ответ. Обе испытывали друг к другу симпатию.

30
{"b":"1365","o":1}