ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Падишах потребовал, чтобы арестованные представили свидетелей.

– Покровитель бедных! – сказал купец. – Пять лет минуло, как я покинул родной Иран и поселился в Дели. За два года до того от меня сбежал слуга. Сегодня я торговал на базаре, вдруг откуда ни возьмись явился мой бывший слуга, схватил меня за руку и кричит: «Ты мой раб, ты мой раб!» Весь город может пойти в свидетели, что я здешний купец.

Теперь стал говорить чужеземец:

– Ваше величество! Он лжет. Иранский купец – это я! В Дели я впервые, поэтому меня здесь никто не знает. Его в городе называют Шерали, но имя это – фальшивое. Зовут его Насиба, он мой раб. Семь лет назад я оставил на него свою лавку и уехал по торговым делам. А он, усмотрев в том удобный случай, обокрал меня и сбежал. С того времени я ищу его повсюду, и вот сегодня наконец поймал.

Придворные внимательно слушали арестованных. Дело оказалось очень запутанным: оба одеты в купеческое платье и по обличью оба – именитые купцы.

В это время в саду появился сардар [29] и, увидев делийского купца, воскликнул:

– Шерали! Что случилось, почему ты арестован?

Приход сардара обрадовал и ободрил Шерали.

– Господин сардар! Вы же знаете, сколько лет я веду торговлю в этом городе. Здесь каждый ребенок знает меня. По несчастью, по воле злого рока меня сегодня оклеветал мой же слуга.

– Покровитель бедных! Шерали не сегодня стал купцом, – напомнил сардар падишаху. – Еще во время войны он несколько раз выручал казну деньгами, чем доказал преданность и верность падишаху. Шерали, – тут сардар повернулся к купцу, – только благодаря твоей щедрости мне удалось победить могучего гуджератского князя. Своей помощью ты тогда сослужил службу не мне, а падишаху. Неужели до сих пор еще не получил награды от его величества?

Падишах обрадовался вескому свидетельству сардара.

– Шерали будет награжден, – сказал он и обратился к иранскому купцу: – Что ж, тебе бы тоже надо представить свидетеля.

– Покровитель бедных! Я первый раз в жизни приехал в эти места, даже языка здешнего не знаю, и у меня тут нет ни одного знакомого. При мне нет даже вещей – их привезут через несколько дней. Кого же мне поставить в свидетели? Однако я слышал, что в вашем дарбаре царит правда, и потому надеюсь, что и мое дело вы соблаговолите рассудить по справедливости.

Один придворный с большим любопытством слушал обоих купцов и теперь вдруг обратился к падишаху с просьбой:

– Владыка мира! Это, видно, очень трудный случай. Поручите его Гангу [30], он такие дела шутя распутывает.

Ганг встревожился и поспешил возразить:

– Ваше величество! Нет нужды в других судьях, пока жив Бирбал. Ему и надо поручить разобраться, он, конечно, не откажется.

Падишах и сам уже об этом подумал.

– Бирбал! Тщательно расследуй это дело и реши по справедливости! – приказал падишах.

Бирбал долго допрашивал купцов, но ничего не добился. Тогда он пустился на хитрость – поставил купцов рядом и велел позвать палача, а когда палач с обнаженным мечом в руке явился, Бирбал крикнул ему:

– Что смотришь? Убей раба!

Палач поднял меч и кинулся вперед. При первом же его шаге делийский купец отступил в сторону и этим выдал себя. Бирбал тотчас догадался, что он-то и есть раб. Теперь мошенник и сам признался. Посыпались вопросы – придворные не могли взять в толк, как могло такое случиться, и обманщик стал рассказывать:

– Это истинная правда – я был рабом этого иранского купца по имени Шерали. Мало-помалу у меня завелись дурные привычки. Однажды мой хозяин уехал, а лавку оставил на меня. Вот тогда я и пошел на преступление – забрал хозяйские деньги и сбежал. Долго скитался я по свету, а потом попал в Дели и здесь остался. Завел лавку на ворованные деньги. Торговому делу я научился у своего хозяина, и торговля у меня пошла бойко. Назвался я Шерали, под этим именем меня здесь и знают. Столько лет я трудился, нажил себе доброе имя, и вот злая судьба все перевернула, сегодня все пошло прахом. Но рабом быть я больше не хочу, прикажите меня казнить, ваша милость.

– Шерали, как хочешь ты поступить с этим человеком? – спросил падишах у иранского купца.

– Покровитель бедных! Теперь он мне не нужен. Моя правота доказана, а с ним делайте, что вам угодно.

Падишаха очень обрадовал доброжелательный ответ Шерали, но он и виду не показал.

Несчастный Насиба стоял в одиночестве, готовый к смерти. Падишах обратился к нему:

– Насиба, ты достоин смертной казни, но ты оказал мне услугу, а я еще тебя не наградил. Дарую тебе жизнь и еще должность в дарбаре, она даст тебе средства к жизни.

Насиба не помнил себя от счастья и с превеликой радостью согласился.

Падишах подумал, что Бирбал показал чудеса мудрости, чтобы выяснить истину, и что его подобает достойно наградить. Он приказал принести три дорогих платья. Одно, украшенное драгоценностями, он подарил купцу Шерали, другое – Бирбалу, а третье – Насибе и всех отпустил. Насиба упал к ногам Шерали и стал просить прощенья за свой поступок, затем почтительно проводил в свой дом и отдал ему все свое имущество. Шерали был очень богатым купцом и славился своей честностью. Ему пришла на ум мысль: «Все это он нажил торговлей, а мои лишь те деньги, что он взял у меня». И купец, забрав только свои деньги, уехал в Иран.

Жемчужное поле

Однажды после обеда падишах и бегума качались в саду на качелях. Они весело болтали о том, о сем, как вдруг бегума нечаянно выпустила ветры из желудка. Падишах страшнорассердился и приказал тотчас же прогнать ее из дворца. Бегуму отправили в заточение в уединенный дом в глухом саду за городом. Падишаха и на другой день не оставляло дурное настроение. Утром на дарбаре он спросил у придворных:

– Случается ли и вам пускать ветры?

Все уже знали, за что наказана бегума, и в один голос закричали: «Нет, нет!» На этом в тот день дарбар кончился.

Бирбала на совете не было, он отлучался по государственным делам. Спустя несколько дней он вернулся, и падишах задал ему тот же вопрос. Ну, Бирбала, конечно, врасплох не поймаешь. Он ответил не задумываясь:

– Владыка мира! Как у всех людей выходят ветры, так и со мной это случается.

Падишах был очень недоволен таким ответом.

– Вот как! Чудеса, да и только! Ни один человек из всего дарбара не пускает ветров, с чего это они у тебя стали выходить? Ну, раз так, уходи с дарбара и не показывайся на глаза, пока не прикажу.

Остроумный и находчивый Бирбал мог бы, конечно, найти подходящий ответ, но мудрые люди знают, что все хорошо в свое время. Поняв, что падишах в сильном гневе, Бирбал ушел.

Бегума долго страдала в заточении, совсем извелась и наконец послала за Бирбалом. Стала она его просить-молить:

– Бирбал! Не видать мне свободы, если ты не поможешь. Придумай средство вызволить меня из заточенья. Жить тут – нет больше мочи!

– Заступаться за других может лишь невинный, я же причастен к вашей вине, как могу я вам помочь?

Бегума прервала Бирбала:

– Бирбал! Я тебя знаю прекрасно и ничуть не сомневаюсь: как бы ни сердился на тебя падишах – тебе ничего не стоит ублаготворить его.

Бирбалу пришлись по сердцу речи бегумы. Он попросил десять тысяч рупий, чтобы выполнить то, что задумал.

Вернувшись домой, Бирбал послал за ювелиром, большим мастером своего дела.

– Сетх [31] джи, мне нужен ячменный колос из золота с зернами-жемчужинами. Вот вам кошелек – в нем десять тысяч рупий, купите самые лучшие жемчужины и вставьте их в оправу в виде золотого колоса. Сделайте так, чтобы колос нельзя было отличить от настоящего.

Через несколько дней золотых дел мастер изготовил дивный колос. Бирбал залюбовался тонкой работой, поблагодарил мастера и отпустил его.

Назавтра Бирбал взял колос и отправился к падишаху. Путь был не близкий. Когда он добрался до дворца, день уже клонился к вечеру. Бирбал приказал доложить о себе падишаху и передать ему такие слова: «Владыка мира! Я пришел к вам по важнейшему делу. Не прикажете ли допустить меня к себе?»

вернуться

29

Сардар – обычно знатный вельможа, военачальник.

вернуться

30

Ганг – придворный поэт Акбара, индус.

вернуться

31

Сетх – купец, крупный ростовщик.

10
{"b":"137","o":1}