ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Падишах велел позвать Бирбала. Он вошел в дарбар, сделал салам, как обычно, и сел возле падишаха. Потом подал ему золотой колос и сказал:

– Покровитель бедных! Эти жемчужные зерна-семена привез один заезжий купец. С превеликим трудом я добыл их у него. У зерен есть одно дивное свойство: если беспорочный, чистый человек посеет их на хорошей земле, из них вырастет множество точно таких же жемчужин. Я понимаю, что только вам одному под силу это дело, вот и принес колос. Соблаговолите посеять жемчужины, и вы получите большую выгоду.

Падишах дал согласие и приказал:

– Бирбал! Подыщи подходящую землю и извести меня. В выданном Бирбалу предписании было сказано, что земля, которую он выберет, должна быть тут же очищена, даже если на ней красуются роскошные дома.

Все пошло, как хотел Бирбал. Он велел снести дома своих заклятых врагов. Многие богачи, убоявшись, что он порушит их дома, понесли ему откупное – большие деньги. Поначалу Бирбал хмурил брови, кривил губы – отмахивался от просителей, но потом их слезные мольбы умилосердили его, он принял деньги и оставил дома на месте. Набрав изрядно денег, он перестал разрушать дворцы. Зато заплатил нескольким беднякам за их лачуги вчетверо дороже настоящей цены. Он велел снести домишки, а землю, где они стояли, выровнять, хорошенько вспахать, унавозить получше и полить водой. Затем Бирбал послал к падишаху человека с вестью: «Владыка мира! Поле уже готово, пожалуйте сюда вместе с советниками, осмотрите его».

Когда падишах с вельможами прибыл, Бирбал сказал:

– Ваше величество! Вот семена – жемчужины. Сеять их должен человек без единого изъяна, беспорочный и чистый. Если от него изойдет дурной запах – жемчуг ни за что не вырастет. Потому сеять жемчуг может лишь тот, кто никогда не пускает ветры из желудка. При вашем дворе таких людей немало. Прикажите любому, каждый охотно исполнит это дело.

Падишах опросил всех придворных, но никто не согласился сеять жемчуг. Придворные, а их тут было не меньше тысячи, рассуждали про себя: «Скажешь, что у тебя ветры не выходят, да посеешь жемчуг, а ежели ничего не вырастет – тебе же голову снесут».

Тогда падишах велел посеять жемчуг Бирбалу.

– Владыка мира! Я-то ведь уже раньше признался, что у меня ветры выходят, а другие сказали, что с ними такого не бывает. Отчего же сейчас никто не хочет сеять жемчужины? У вашего величества тоже ветров не бывает, так что самое лучшее – посеять жемчуг вам самому.

Падишах отказался:

– И у меня бывают ветры, да и вряд ли на всем свете найдется человек, который не выпускал бы ветры.

Вот тут-то Бирбал и поймал падишаха на слове.

– Владыка мира! Коли так, какая же вина за бегумой, да и за мной тоже? За что мы наказаны?

Разумные то были слова и к месту сказаны – гнев падишаха растаял, как дым. Он повелел вернуть во дворец бегуму, а Бирбала снова поставил на должность главного советника.

Останется пыль

Однажды падишах спросил:

– Бирбал! Ты в счете великий мастер. Скажи-ка: из двенадцати долой четыре, что останется?

– Пыль!

– Это как же?

– Покровитель бедных! Уберите из двенадцати месяцев пору дождей – четыре месяца, – что тогда, кроме пыли, останется?

Услыхал падишах такое толкование и рассмеялся.

Торговец-обманщик

Дели был торговым городом, и в нем жило много купцов и торговцев.

Как-то раз поссорились два лавочника – оба торговали топленым маслом Один из них пошел к падишаху с жалобой.

– Владыка мира! Мой сосед взял у меня в долг пятьсот рупий, а отдавать не хочет, отпирается, надумал, видно, присвоить мои деньги.

Падишах отослал прошение Бирбалу. Главный советник вызвал названного в прошении лавочника. Когда торговцу прочитали жалобу, он стал оправдываться:

– Хузур, вам, наверно, известно, что мы торгуем одним товаром. Вот в этом все дело. Из-за того, что мы соперники, он подал лживую жалобу, оговорил меня, хочет повредить моей торговле. Велите проверить его жалобу, и правда сама всплывет. Вот и все. Мне больше нечего сказать.

Бирбал отпустил торговца и велел позвать жалобщика.

– Вы пока помалкивайте, – сказал ему Бирбал. – Придет время – я разберусь и все решу как должно. А покуда живите так, будто ничего и не случилось.

Торговцу волей-неволей пришлось исполнить приказание. Бирбал частенько раздумывал об этом темном деле и наконец нашел-таки средство узнать правду. Он велел слуге купить на базаре четыре куппы [32] топленого масла, пометил их неприметными знаками, а в две куппы опустил на дно по золотой монете. Потом он послал за обоими торговцами.

– Давным-давно стоят у меня четыре куппы с маслом. Боюсь, как бы оно не испортилось. По одной куппе забирайте вы, остальные я дам другим лавочникам. Продайте масло по подходящей цене и принесите мне деньги. Себе же возьмите за услуги сколько положено.

Торговец-жалобщик не стал спорить, а его обидчик сказал:

– Масла немного, зачем вам звать столько торговцев?

Можно бы все куппы отдать в одни руки. И деньги вы получили бы сразу.

– Нет, нет, так нельзя, – ответил Бирбал. – Для нас вы все одинаковы, мы обо всех заботимся. Берите с собой по куппе, а те я отдам другим купцам.

Лавочники забрали две куппы, где были золотые монеты, и ушли.

Масло уже начало портиться, и купцы решили перетопить его, а то ведь не продашь.

Торговец-жалобщик подогрел куппу, а когда масло растопилось, перелил его в котел и поставил на огонь. От масла пошел приятный дух, торговец увидел, что оно готово, и начал переливать обратно в куппу. Тут он услышал, будто на дне что-то звякнуло. Посмотрел, а в котле монета. Вытащил и видит – золотая монета с печатью Акбара. «Это монета Бирбала, – догадался лавочник, – сюда она попала случайно. Надо отдать чужое добро», – и отнес монету Бирбалу.

«Этот торговец – человек честный», – подумал Бирбал.

Другому торговцу тоже досталась монета, но у корыстолюбца глаза загорелись, когда он увидел золото. Он отдал ее старшему сыну и сказал:

– Спрячь пока у себя, а будет надобность – отдашь.

Бирбал в тот же день отдал остальные куппы еще двум торговцам и наказал им:

– Продайте масло и на четвертый день приходите во дворец, да принесите деньги за товар.

Все четверо торговцев постарались поскорее продать масло и собрать деньги к сроку. В назначенный день они явились во дворец. Бирбал брал деньги от каждого купца и пересчитывал. Когда очередь дошла до последнего (на которого была подана жалоба), Бирбал, пересчитывая его деньги, сказал:

– В твоей куппе было больше масла, чем в других. В трех было по одному ману [33], а в твоей – ман с четвертью.

Торговец встрепенулся.

– Хузур, что вы говорите?! И в моей куппе был только один ман. Когда я перетапливал и взвешивал масло, у меня в доме были люди. Если вы мне не верите – позовите их и спросите. Все видели, как я взвешивал топленое масло.

Бирбал подозвал своего слугу и шепотом приказал:

– Пойди к нему домой и скажи старшему сыну: «Отец требует золотую монету, что была в куппе, возьми ее и иди со мной в дарбар к падишаху».

Слуга так и сделал.

Сын торговца пришел в дарбар. Увидев вдруг своего сына, торговец не на шутку встревожился, но ничего не мог сделать, на людях даже словечка ему не скажешь.

Бирбал спросил у парня:

– Ты принес монету?

– Да, господин, – ответил тот и протянул золотой.

– Вах! Вот это хорошо. Но здесь одна монета, а твой отец сказал, что нашел в куппе с маслом четыре таких.

Парень посмотрел на отца и спросил:

– Батюшка, разве там было четыре монеты? Вы же дали мне только одну.

Отец, стараясь незаметно пригрозить сыну, ответил:

– Ну что ты болтаешь, никакой монеты в куппе вовсе и не было.

Но парень стоял на своем.

вернуться

32

Куппа – большой кожаный сосуд для хранения масла.

вернуться

33

Ман – мера веса, равная примерно 40 кг.

11
{"b":"137","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Багровый пик
Занавес упал
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Двоедушница
Две недели до любви
Невеста
Битва за Скандию
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Флейта гамельнского крысолова