Содержание  
A
A
1
2
3
...
16
17
18
...
59

– Ну, Сардар-хан, ты арестован, ступай за мной.

Сардар-хан молча пошел за Бирбалом. Бирбал позвал с собой девушку.

– Пойдешь со мной. Завтра я пошлю за твоим отцом и все ему объясню. Он заберет тебя домой.

Она охотно согласилась. Дома Бирбал поручил девушку жене, а Сардар-хана запер в чулан.

Рано утром Бирбал приказал стражникам отвести арестованного к падишаху.

Удивились падишах и придворные, когда узнали в связанном преступнике Сардар-хана. Бирбал рассказал им все от начала до конца. Падишаху и во сне не могло такое привидеться, он страшно рассердился.

– Эй, подлый Сардар-хан! Я пожаловал тебе такую высокую должность, так-то ты отблагодарил меня! Чтоб глаза мои больше тебя не видели! Прочь отсюда!

На другой день, по велению падишаха, Сардар-хана привели из темницы во дворец и перед всеми советниками и придворными зачитали ему суровый приговор.

Все придворные-мусульмане обозлились на Бирбала и сговорились между собой как-нибудь выжить его из дворца. Они делали на него всякие доносы, но падишах ни одному их слову не верил. Он уже не раз испытал преданность Бирбала, крепко верил ему и всем сердцем привязался к вазиру. Увидели завистники, что от их козней и уловок нет проку, и придумали новое средство. Перетянули они на свою сторону кривого цирюльника, что прислуживал падишаху, посулили ему много денег, если он им поможет.

Однажды цирюльник брил падишаха и, размягчив его сердце всякими разговорами, вкрадчиво сказал:

– Владыка мира! Вы каждый день творите величайшие добрые дела, но вот что вам на ум не приходит: много времени минуло с тех пор, как ваши почтеннейшие предки отправились на небеса, а вы о них никогда и не вспомните. Никто их и не проведал ни разу. Ну что они о вас подумают? Не обиделись бы. А тогда что же будет?

– И то правда, столько времени я и не вспоминал про них! Но вот, братец, в чем загвоздка: кого я пошлю их проведать?

А кривой все свое гнет:

– Вы пользуетесь тем, что отцы и деды нажили, а про них даже разузнать ничего не приказывали. Ну что они скажут?

– Да ответь ты мне: кто, по-твоему, годится для этого дела? И как он до них доберется?

– Владыка мира! Кого послать – про то вам ведомо. Ну, а как добраться – это я могу растолковать.

– Вот это хорошо! Говори скорее!

– Надо приготовить особый костер: на земле разложить дрова, на них посадить вашего посланца к предкам, а сверху навалить сена – стог высотой с минарет – и все сразу поджечь. Посланец вместе с облаками дыма поднимется в мир предков. Вот и будет, как говорится: счастливый конец – делу венец.

– Все это хорошо. Но послать-то кого же? Решай уж и это ты.

– Да что ж тут голову-то ломать, ваше величество?! Около вас тьма людей, один другого знатнее! Но и то сказать, для этого дела нужен человек толковый.

– Братец, договаривай до конца. Кто, по-твоему, самый подходящий человек? Кого послать в рай?

– Владыка мира! По-моему, для этого дела подходит… м-да… ну-у… ну да ладно, скажу: подходит Бирбал! А там воля ваша, посылайте кого хотите.

– Верно ты говоришь. Но вот помеха – уйдет Бирбал, кто будет здесь с делами управляться?

– Невелика беда! На небольшой-то срок кого-нибудь другого на его место поставить можно. Кабы вы захотели дать мне эту должность, то и я бы справился, ведь ненадолго.

Падишах рассмеялся:

– Ай да молодец! Ишь как осмелел! И тебе должность вазира снится?

Цирюльник сперва было смешался, а потом решил не сдаваться, стал хитрить да юлить.

– Владыка мира! А что тут такого особенного? Да я и сказал-то просто так. Коли прикажете, я сам поднимусь на небеса, но я-то ведь простак. Сдается мне, прикажи вы Бирбалу навестить ваших предков, он, конечно, постарается отговориться, и придется вам его заставить. Надо бы порадовать великих предков ваших, ну да вы сами себе хозяин.

Принял падишах совет цирюльника, и тот, веселый и довольный, побежал к недругам Бирбала рассказать им про свою удачу. Вельможи были рады-радешеньки.

На другой день не успел падишах прийти на дарбар, как сразу вспомнил слова цирюльника и позвал Бирбала:

– Бирбал! С коих пор нет у нас вестей от отцов и дедов наших. Точит эта забота нашу душу. Ты ступай, проведай их и принеси оттуда весточку.

У Бирбала глаза на лоб полезли. Он сразу смекнул, какая ему западня поставлена, но смолчал. «Погоди, – думает, – еще поглядим, чья возьмет».

– Владыка мира! Ваш раб готов исполнить приказ, но вот беда – дороги на небеса ведь нету, как же быть? Коли вы покажете мне дорогу, то я с радостью хоть сейчас готов отправиться в путь.

– Кто заказывает штаны, тот велит и прореху спереди сделать, – ответил падишах. – Как туда добраться, мне уже объяснил кривой цирюльник, и мне его средство понравилось. Он говорит, что надо посланца посадить на погребальный костер, а сверху насыпать лакх и еще четверть лакха охапок сена и поджечь. Посланец вместе с густым дымом поднимется на небо. Так что ты собирайся и дня через три-четыре готовься в путь.

Понял Бирбал, что ему строит козни кривой цирюльник. «Теперь надо думать, как жизнь спасать, а с ним я потом рассчитаюсь», – подумал Бирбал и высказал свою просьбу.

– Покровитель бедных! Люди говорят: «Уйдешь по своей воле, а воротишься ли – на то воля чужая». Если ваши предки захотят меня задержать, то мне волей-неволей придется их уважить. Кто знает, когда я вернусь. Поэтому должен я позаботиться о своей семье. Получи я лакх и еще четверть лакха рупий, я бы уладил свои домашние дела, а потом и в рай можно. На все это требуется два месяца.

Падишах согласился. Деньги вазир потратил на рытье подземного хода от своего двора к тому кладбищу, где сжигали покойников. Работа велась тайком. Упаси бог, до падишаха какой слух дойдет!

Через два месяца подземный ход был готов. Тогда Бирбал пришел к падишаху, поклонился и сказал:

– Владыка мира! Я устроил все свои дела лучше некуда и теперь готов отправиться на небо.

Падишаху любопытно было поглядеть на это зрелище, и он вместе со всеми придворными приехал на кладбище. О кривом цирюльнике и говорить нечего – счастливей его никого на свете не было. Он прямо лоснился от радости.

Бирбал спросил позволения у падишаха и с веселым видом уселся на дрова для погребального костра, сложенные около того самого места, где была укрыта дверка в потайной подземный ход. По указке цирюльника на него стали накладывать охапки сена и соломы, увязывать и скреплять, чтобы сено столбом стояло. Бирбал ждал своего времени. Когда его совсем завалили сеном и никто не мог увидеть, что он сбежал, Бирбал открыл дверцу в подкоп, спустился туда и благополучно пришел к себе домой. Он быстро переоделся, чтоб никто его не узнал, и пошел на кладбище поглазеть на зрелище. Там все еще укладывали сено для костра. Когда столб сена стал высотой с минарет, падишах дал знак, и сено подожгли.

Многие простые люди корили падишаха за глупость. Они всем сердцем стояли за Бирбала, потому что был он справедлив и к народу милостив.

– Ох, ох! – вздыхали они. – Не выживет вазир. Не увидим мы его больше, и надеяться нечего! Такая, видно, судьба назначена ему Брахмой [43].

А Бирбал бродит в толпе, прислушивается. В одном месте стоят кучкой мусульмане-придворные.

– Избавились мы сегодня от большого врага, – толкуют они меж собой. – Теперь назначат нового вазира – мусульманина. Тот нечестивец не давал нам и головы поднять. А теперь мы заживем!

Идет Бирбал дальше и видит: стоит в толпе вельмож-мусульман кривой цирюльник и хвастает почем зря, а они его слушают, уши развесили.

– Это я добился, что Бирбалу конец пришел. Не придумай я этого средства, посмел бы разве кто даже палец на него поднять? Господин, давайте мне награду, как уговорились. Вы своими глазами видели, что он вместе с сеном сгорел дотла, так что и косточек не собрать.

Эта похвальба была для Бирбала горше яда. Он чуть не задохнулся от ярости, но скрипнул зубами, прикусил губу и сдержал себя. «Погоди, не уйдешь от меня, – грозил он про себя кривому. – Мой-то черед прошел, а твой еще впереди».

вернуться

43

Брахма – бог-творец в индийской мифологии.

17
{"b":"137","o":1}