ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шурья падишаха могли, понятно, когда им вздумается, приходить в гарем. Подговорили придворные брата бегумы Хусейн-хана. Пришел он к сестре и говорит:

– Сестрица! Ведь это же срам для нас, что в мусульманском государстве главный советник – индус. Жалко, что ты оставляешь это без внимания.

Речи брата запали бегуме в душу, и она пообещала, что постарается как-нибудь все переменить. Для бегумы не было никого милее брата, и она с превеликим усердием принялась хлопотать, чтобы стал он главным советником. Однажды пришел падишах в гарем, а бегума видит, что он в духе, и нежным голоском начала:

– Любимый! Господин мой! Куда это годится, что в нашем мусульманском государстве главный советник идолопоклонник-индус. Негоже мусульманам быть под началом у вазира-индуса. Сделайте милость, порадуйте своих братьев по вере, поставьте на эту должность моего брата.

Услышав речи бегумы, падишах сразу смекнул, что ее подучили.

– Бегума, прежде чем начинать дело, обдумай его конец, вот в чем истинная мудрость. Твой брат не способен нести такое бремя, как должность вазира. Он человек небольшого ума, малограмотный, а сравнить с Бирбалом – и вовсе никчемный. Править государством – дело нелегкое. Сколько бывает случаев, что я и сам не разберусь и отдаю их на суд Бирбала. Нет, не будет пользы моей державе, если я ученого и опытного отставлю, а на его место посажу глупца и невежду.

Отповедь падишаха сильно опечалила бегуму, но она держала в голове те же мысли.

Спустя несколько дней, увидев, что падишах весел, бегума снова заговорила про свое дело. Ее упрямство не понравилось падишаху, и он отказал строже, чем в первый раз. Пала обида на сердце бегумы, рассердилась она на падишаха и вышла из комнаты. И падишах ушел из гарема.

Минуло несколько месяцев. Падишах не раз приходил к бегуме, и однажды она снова заговорила про то же – надо-де поставить ее брата вазиром. Падишаху надоели эти разговоры, и он не на шутку разгневался. Но на этот раз он решил сделать по-другому. «Пока не покажешь бегуме, сколь глуп ее брат, она не успокоится», – подумал Акбар и сказал:

– Ладно. Завтра твой брат будет назначен главным советником.

Бегума обрадовалась и послала к брату рабыню со счастливой вестью. Получили поздравления по этому случаю и знатные сардары и раисы.

На другой день утром падишах призвал к себе Бирбала и наедине сказал ему:

– Я хочу показать своим подданным-мусульманам и бегуме, как важен пост главного советника. Пусть они увидят, сколь велики твои таланты. Побудь несколько дней дома, отдохни, пока я не пришлю за тобой. Я устрою им представление, а ты украдкой следи за ним.

Бирбал выслушал повеление падишаха и тотчас ушел домой.

Когда начался дарбар, падишах при всем дворе объявил, что с нынешнего дня вазиром назначается его шурин; Бирбал с поста главного советника смещен. На место вазира сел брат бегумы и начал решать дела. Через несколько дней падишах приказал новому вазиру:

– Есть у меня желание, исполни его через неделю: добудь мне друга верного, друга неверного, сок жизни и корень вкуса.

Сильно струсив, новый вазир тотчас разослал гонцов во все концы и сам кинулся исполнять желание падишаха. Искали в городах, искали в селах, искали везде и всюду, но ничего сыскать не смогли.

Прошло шесть дней, идет к концу неделя. Новый вазир совсем пал духом. «Ведь завтра седьмой день, срок кончается, а я ничего не могу представить падишаху. Конец мне, настал мой смертный час. Падишах, конечно, не помилует меня», – с тоскою думал брат бегумы.

Наконец он сообразил, что делать, – побежал к Бирбалу, рассказал о своей беде, кинулся в ноги и стал молить о помощи. А бегума своим чередом постаралась тайком улестить Бирбала.

– Жизнь моя в ваших руках, – слезно просил новый главный советник. – Смилуйтесь, спасите меня, добудьте то, что государь потребовал.

Бирбал был тронут. Он согласился помочь вазиру.

– Незачем вам так беспокоиться, я завтра же сыщу все, что падишах требует. Но придется вам раскошелиться – это будет стоить лакх рупий.

Новый вазир сходил за деньгами и выложил Бирбалу лакх рупий. Бирбал спрятал их и тотчас подал вазиру два ларца.

– Вот, берите. В одном ларце сок жизни, в другом корень вкуса, а друга верного и друга неверного давать не надо. Если падишах их с вас потребует, отвечайте: они у Бирбала, можете взять у него,

Так Бирбал успокоил нового вазира.

Назавтра падишах, как только пришел в дарбар, сразу же потребовал, чтобы вазир представил, что было приказано.

Вазир поставил к ногам падишаха два ларца, что вручил ему Бирбал, и сказал:

– Покровитель бедных! В этих ларцах сок жизни и корень вкуса. Велите проверить.

Падишах поднял крышли ларцов – в одном была вода, в другом соль.

– Не ты это придумал. Никто, кроме Бирбала, ни за что бы до этого не додумался. А где друг верный и друг неверный? – спросил падишах у шурина.

– Владыка мира! Я оставил их у Бирбала. Если угодно, благоволите послать за ним, он отдаст их вам.

Падишах отправил гонца за Бирбалом. По дороге во дворец Бирбал приметил на улице собачонку. Он поднял ее, заботливо завернул в тряпицу и спрятал под своей одеждой. Не успел он войти в дарбар, как падишах потребовал у него друга верного и друга неверного. Бирбал вынул из-за пазухи собачку и поставил перед падишахом:

– Владыка мира! Вот верный друг – собака. Вернее собаки нет никого. А друг неверный – зять. Ну, он есть и у вашего величества. Нет на свете человека вероломнее зятя.

Падишаху показалось мало такого объяснения, и он велел Бирбалу еще раз подробнее растолковать его слова.

– Владыка мира! Собака считается самым верным другом человека. Дайте ей хотя бы кусок черствого хлеба, и она никогда этого не забудет. А зять как раз наоборот – отдайте ему вместе с дочерью все, что в доме есть, а он все еще недоволен.

Ответы Бирбала всем понравились. Ему вернули пост главного советника.

Изображение в зеркале

Жил-был в Дели один богач, самодур, каких свет не видывал. Часто издевался он над людьми, и все ему было нипочем. Втихую творил, что хотел, но прикидывался добрым человеком, – боялся, как бы к судье не потянули.

Как-то раз задумал он новую пакость. Зазвал к себе художника и велел сделать свой портрет, но чтобы он был точь-в-точь похож на него, не то он не заплатит за работу. Записали они с художником свой уговор на бумаге. Пошел художник домой и с превеликим усердием принялся рисовать богача. Когда работа была закончена, он понес ее заказчику. Слуги доложили о приходе художника. Богач сперва умело изменил свое лицо, а потом вышел к художнику. Увидев его, живописец-бедняга удивился, пробормотал что-то и, пообещав нарисовать другой портрет, ушел.

Сделал он новый портрет и принес богачу, а тот опять выкинул такую же штуку – изменил лицо, и изображение оказалось неточным. Так плутовал он пять раз, и пять раз приходилось художнику заново рисовать богача. Наконец он догадался, что его обманывают, и потребовал плату за работу. Богач стал его бранить:

– Ты не сумел нарисовать мой портрет, с какой стати, спрашивается, стану я тебе платить? Понапрасну только людей обманываешь – называешь себя художником. Проваливай отсюда живо, не то я тебя проучу, будешь знать, как морочить людей!

Художник стоял на своем, и они долго спорили, ругались, но художник ничего не добился. Пришлось ему идти за помощью к Бирбалу.

Рассказал он вазиру про свое дело и показал все пять портретов. Бирбал понял, почему богачу удавалось обманывать художника, – он, видно, умел изменять лицо.

– Послушайте меня, и вы непременно выиграете дело, – сказал Бирбал.

Художник, конечно, согласился.

– Купите на базаре хорошее зеркало и пойдите с ним к богачу. Как свидетели с вами пойдут два моих чиновника, но никто не должен знать, кто они. Вы скажете: «На этот раз я сделал ваше точное изображение». Богач захочет взглянуть на него, и тогда вы поставите перед ним зеркало, и тут пусть он изменяет свое лицо сколько его душе угодно. Все равно изображение будет точным. Так он и попадется к вам в руки.

20
{"b":"137","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разрушенный дворец
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Мопсы и предубеждение
День, когда я начала жить
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Цена удачи