Содержание  
A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
59

Художник купил на базаре добротное, из толстого стекла, зеркало и с двумя свидетелями явился в дом богача.

– Господин, на этот раз все получилось точь-в-точь. Надеюсь, вы будете довольны. – С этими словами художник поставил перед хозяином зеркало.

– Куда как хорошо! – закричал богач. – Зачем это ты суешь мне зеркало? Покажи-ка портрет, что сейчас так нахваливал.

– Господин, это ваш портрет, здесь вы точь-в-точь такой, какой вы есть сейчас, – ответил художник.

Богач насторожился и стал увиливать, чтобы скрыть свой обман:

– Да и когда это я заказывал тебе свой портрет?

– Зачем отказываетесь от своих слов? По вашему требованию я нарисовал вам один за другим пять портретов, а вы каждый раз отказывались от них и заставляли меня уходить не солоно хлебавши. А теперь, когда я вас все-таки припер к стене, вы пустились на новый обман – отрекаетесь от уговора. Нет, так не пойдет. Придется вам выполнить наш уговор.

«Надо все-таки его одурачить», – подумал богач и стал от всего отпираться.

Тут вмешались люди Бирбала:

– Придется вам, господин хороший, пойти к падишаху. Вы заставили этого человека принести шесть ваших портретов, но не заплатили ни за один. Теперь вашим плутням конец.

– А вы что за птицы? – со злостью ответил богач. – Вы кто такие, чтобы тянуть меня к падишаху?

Чиновники распахнули плащи, и богач увидел их чиновничье платье. Тут он опомнился и поневоле согласился расплатиться с художником. Но дело зашло слишком далеко, чиновники схватили его и привели к Бирбалу.

Бирбал не раз слыхал про богача мошенника. Он стал допрашивать богатея, а тот ни на один вопрос толком не ответил. Да и что ему было говорить? Как бы он оправдался? Разве построишь стену на песке?

При допросе были и стражники. Бирбал приказал им дать богачу плетей. Подняли они плетки, шагнули вперед. Увидел богач плетки над головой – сразу же за ум взялся и во всем повинился. Бирбал дал ему наказание по заслугам, отправил в тюрьму.

Почему поутру пар клубится над водой?

Как-то раз поутру падишах с Бирбалом гуляли и очутились на берегу реки Ямуны. Глядит падишах на реку и видит: от воды пар подымается. И подумал он: «Известно, что в жару вода испаряется, а в такую прохладную пору почему от воды пар идет?» Сочинил он про этот случай самасью и прочитал ее Бирбалу: «Поутру пар клубится над водой».

Бирбал помолчал, подумал и прочитал стихи:

На поиски врагом плененной Ситы
отправился на Ланку Хануман [50].
Царь обезьян, чудовищный и сильный,
одним прыжком скакнул за океан.
В ночной тиши тьму факелов горящих
по городу он разметал хвостом
И радостно глядел, как среди улиц спящих
плясал огонь, сжирал за домом дом.
Горел весь город ракшасам на горе,
пылала Ланка в черноте ночной.
А Хануман горящий хвост свой сунул в море…
С тех пор поутру пар клубится над водой.

Стихи были такие звучные и красивые, что падишах пришел в восторг и наградил Бирбала.

Новый вазир падишаха

Всем известно, что Бирбал был любимым советником и собеседником Акбара. Находчивостью, остроумием он всегда затмевал падишаха.

Однажды падишах сильно разгневался на Бирбала – тот не угадал, что падишах не в духе, и стал не ко времени над ним подшучивать. Больно задели падишаха эти насмешки.

– Бирбал! Зазнался ты не в меру и ведешь себя грубо. Я этого не потерплю. Помни, если еще раз позволишь себе подобное – жестоко поплатишься.

А Бирбал уже вошел в раж и в ответ опять пошутил, но падишах оборвал его на полуслове. Тут Бирбал понял, сколь гневен государь, и умолк. А падишах со злостью взглянул на неучтивого советника и промолвил:

– Ступай прочь и чтоб я тебя больше во дворце не видел!

Бирбал не осмелился перечить и молча ушел. «Вот таковы нравы царей. Ладно, придет время – захнычет, сам позовет», – утешал он себя в мыслях.

Пришел Бирбал домой, рассказал все домашним и словно сквозь землю провалился – много месяцев его не было видно и слышно. И во дворец его не звали. Падишах уже назначил другого главного советника. Узнал о том Бирбал и пустил слух, что уезжает из Дели, подышать, дескать, другим воздухом захотелось.

Новый главный советник не мог, конечно, равняться с Бирбалом, и не лежала к нему душа у падишаха. Исподволь подыскивал он другого человека на эту важную должность. Многих вельмож незаметно проверял Акбар, но ни один не подошел. «Осталось одно – устроить испытание», – надумал падишах. Он приказал объявить по всем городам и селам: «Кто ответит как должно на мои вопросы, будет назначен вазиром, а кто не сумеет – того отпустят с миром. Испытание через месяц».

Многие вельможи спали и видели, как бы получить пост вазира, но опасались трудной проверки да еще насмешек и помалкивали, не совались.

Подходил назначенный срок, во дворце готовились к большому собранию. Понятное дело, коль надо выбирать вазира, то простому народу там делать нечего, его и не звали во дворец падишаха. Съехались только вельможи, знать да придворные, да еще те, кто польстился на пост вазира и не убоялся проверки. Таких было всего пятеро. Один из них казался очень умным – большеглазый, длиннобородый, седовласый, степенный. На голове у него красовался белый тюрбан.

По приказу падишаха чиновник объявил:

– Кто сегодня выдержит испытание, будет назначен вазиром. Если кто ответит неверно, другой раз отвечать не позволяется. Первый вопрос: сколько жемчужных раковин в мировом океане?

Четверо соискателей крепко задумались, а пятый, с длинной бородой, казалось, так и рвался ответить. Опросили всех по очереди. Один сказал:

– Лакх.

Другой ответил:

– Крор [51].

Третий:

– Сто кроров.

Последним отвечал длиннобородый:

– Раковин столько же, сколько глаз у всех людей на земле.

Радостными возгласами откликнулись придворные на эти слова. Понравился ответ и падишаху.

Четверо соискателей уже потеряли право участвовать в состязании. Остался один длиннобородый. Чиновник задал второй вопрос:

– В чем отрада телу нашему?

– Телу нашему отрада в здоровье, – ответил длиннобородый.

Третий вопрос задал другой вельможа:

– Много есть на свете всякого оружия, какое же оружие главное?

– Разум, – был ответ.

Четвертый вопрос задал знаменитый Тодармал [52]:

– Если сахарный песок смешан с песком, то как их разделить, не опуская в воду?

– Надо рассыпать смесь на земле. Наползут муравьи, подберут сахар, а песок останется.

Пятый вопрос задал Ханханан:

– Сможете ли вы выпить всю воду из моря?

– Да, смогу, конечно.

– Как же?

– Выпить-то легко, но вперед вам придется задержать реки, что впадают в море.

Джаганнатх Прасад поставил шестой вопрос:

– Как можно испепелить человека, не сжигая его на костре?

– Огнем заботы.

– Какое занятие самое презренное? – спросил Тодармал.

– Нищенство, – ответил длиннобородый. Он ждал новых подковырок, но ливень вопросов прекратился – всех покорила находчивость соискателя. Увидел он, что все молчат, и, испросив у падишаха позволения, сам задал вопрос:

– Почему дверь скрипит, когда ее закрывают?

Все молчали. Никто не нашелся, что ответить. Падишах про себя нахваливал длиннобородого и думал: «После долгих поисков я нашел наконец нового вазира, такого же даровитого, как Бирбал». Акбар перестал горевать о пропавшем Бирбале и громко сказал, что надо назначить длиннобородого на поет главного советника и одеть его в подобающее платье.

вернуться

50

В стихотворении описан подвиг царя обезьян Ханумана, одного из персонажей древнеиндийской эпической поэмы «Рамаяна». На остров Ланка Хануман был послан героем Рамой, у которого царь демонов-ракшасов Раван похитил жену Ситу.

вернуться

51

Крор – десять миллионов.

вернуться

52

Тодармал, Ханханан, Джаганнатх Прасад – военачальники Акбара.

21
{"b":"137","o":1}