Содержание  
A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
59

– Ваша милость! – заговорил он, а сам дрожит. – Мой слуга выкопал корень где-то в лесу. Простите меня, больше никогда не буду этого делать.

– Сперва представь сюда слугу, а там посмотрим, – приказал главный советник.

Вайдья объяснил, где живет слуга, и за ним послали стражника. Вскоре слугу привели.

– Знаешь ли ты дерево ашапаллав? – спросил его Бирбал.

– А как же? Хорошо знаю, о покровитель бедных!

– Выкапывал ты его корень по приказу вайдьи?

– Да, хузур, один раз выкапывал.

Бирбал нахмурил брови.

– И ты же забрал золотые монеты, что были зарыты под деревом? Сейчас же принеси их, не то я с тебя шкуру спущу.

Тут слуга взмолился:

– О покровитель бедных! Помилуйте меня, я отдам золото!

Бирбал посулил слуге простить его. Тот побежал домой и принес ларец с золотом. Бирбал был рад, что вернул скупцу его сокровище. И скупца и лекарей он с миром отпустил из дворца.

Мулла осрамился

Много мулл было среди придворных Акбара. Одного звали Дауза. Он всегда шутил и смеялся вместе с Бирбалом, а сам только и думал, как бы его посрамить, взять над ним верх.

Однажды на дарбаре было особенно много народу, а падишах возьми и похвали Бирбала. Очень уж, мол, красиво повязана у него чалма. Обида взяла Даузу, но он скрыл ее.

– Экая важность, – сказал он словно невзначай. – Я могу повязать чалму куда лучше.

Падишах велел мулле завтра же показать свое умение и распустил дарбар.

Мулла ликовал – вот когда он заткнет Бирбала за пояс! Наутро он поднялся чуть свет, повязал чалму и вперед всех пришел в дарбар. Падишах похвалил муллу: «Ты, – говорит, – превзошел Бирбала», – и все придворные эти слова слышали. Мог ли Бирбал стерпеть такое?

– Владыка мира! Так ведь это жена повязала ему чалму. Коли не верите – велите ему сейчас на глазах у всех повязать ее заново.

С муллы сняли чалму. А он забыл очки дома и не мог снова повязать ее. Пришлось мулле краснеть.

Долго смеялся падишах.

– Ну и молодец у нас мулла! Что сам не сделает, заставляет делать свою половину!

Почему Бирбал некрасив

У Бирбала была темная кожа.

Однажды на дарбаре придворные заспорили о красоте и уродстве. Тут многие стали поминать Бирбала и потешаться над его темной кожей.

Вскоре на дарбар пришел Бирбал. Увидели его придворные и громко засмеялись. Он хотел было узнать, над чем они смеются, да передумал и промолчал. Поговорили о том, о сем. Немного погодя Бирбал улучил время и спросил у падишаха:

– Владыка мира! Отчего это все сегодня такие веселые?

– Все смеялись над тобой. «Мы – говорят, – белые, а у Бирбала кожа темная, некрасивый он!»

– Жаль, что они не знают, почему так случилось, – спокойно ответил Бирбал.

– Откуда же им знать-то? А ты растолкуй, в чем дело, – попросил падишах

– Владыка мира! Когда всевышний сотворил людей, он приготовил для них четыре дара: красоту, богатство, ум и силу. Разложил господь свои дары по разным местам и сказал людям: «Пусть каждый возьмет себе то, что ему больше нравится», – и время им на то определил. Я пошел и взял себе ум, а когда захотел взять еще какой-нибудь дар, время вышло, я и не поспел. Остался я с одним только умом. А вы все погнались за богатством, красотой и силой, а ум взять не успели. Вот почему я остался некрасивым.

Увидели падишах и придворные, что попали впросак. Больше они не смеялись над внешностью Бирбала.

Сыны хитрой матери

Однажды падишах и Бирбал сидели в саду и вели беседу. Зашла речь о торговцах.

– Бирбал! Торговцев часто называют сынами хитрой матери. Так ли это? Вправду ли они такие уж хитрецы?

– Владыка мира! Торговцы и вправду такие.

– Ладно, но ты докажи это, рассей мои сомнения.

Бирбал тут же послал стражника на базар известить торговцев, что во дворце хотят купить чечевицы, Четыре торговца тотчас взяли образцы своего товара и со всех ног кинулись во дворец.

– Господа купцы, как называется ваше зерно? – спросил падишах.

Удивились торговцы и призадумались. «Это зерно всем известно. Ясно, что падишах неспроста спрашивает. Тут какая-то тайна. Отвечать-то надо, хорошенько подумавши». Перекинулись они словами между собой и пришли к одному: если назвать чечевицу чечевицей, падишах, видно, будет недоволен, но как же ее назвать? Пока они думали да гадали, падишаху наскучило ждать, и он снова спросил:

– Ну, господа купцы, о чем задумались? Почему молчите?

Один торговец взял в горсть несколько зерен.

– Владыка мира! – говорит. – Мне кажется – это вика.

– Хузур, вроде бы это – горох, – отозвался другой купец. – Однако оно мельче гороха. Что-то не припомню, как оно называется.

– Сдается мне, что это перец, – добавил третий.

– А мне сдается, что вы все.безмозглые! Это чечевица, че-че-вица! – вскричал падишах.

– Да, да, покровитель бедных! Это то самое, то самое! – в один голос отозвались торговцы.

– То самое! А что то самое? Почему не говорите, как называется зерно?

– Ваше величество! Название то самое, что вы сейчас вот сказали, – увиливали торговцы.

Но и падишах был не простак.

– А какое название?

Торговцы опять пустились на хитрость:

– Покровитель бедных! Мы забыли.

– Я сказал, что это чечевица.

– Да, да, точно, ваше величество! Она и есть!

Так они ни разу слово «чечевица» и не выговорили.

Падишах от души позабавился, глядя, как торговцы изворачиваются и хитрят.

Какой лучше?

Однажды на дарбаре падишах тешил себя беседой с придворными. В это время пришел Бирбал.

– Бирбал! – позвал падишах. – Ну-ка скажи, какой плод всех лучше? Чье молоко лучше? Из листьев какой лучше? Какая сладость всех лучше?

Падишах уже опросил всех придворных, да они не сумели как следует ответить.

Бирбал, не долго думая, стал отвечать:

– Владыка мира! Лучший из плодов – сын. Благодаря ему имя отца и дедов передается из поколения в поколение. Наилучшее молоко – материнское, оно всех питает и взращивает. Лист пана – лучший, угости паном врага – и он обойдется с тобой по-дружески, дай пан слуге – и он готов отдать за хозяина жизнь. Сладость речи – лучшая, она без денег покоряет людей.

Ответы Бирбала глубоко обрадовали падишаха и придворных. Падишах наградил главного советника джагиром [58].

Вздохи бедняков

Вздумалось как-то персидскому падишаху сделать испытание ума Акбара. Отправил он в Дели посла с письмом. Прибыл посол со своим конвоем ко двору Акбара и вручил ему письмо.

А в письме том было сказано: «Акбар-шах! Дошло до меня, что в вашей стране растет дерево чудодейственное. Кто поест его листьев, будет жить до ста лет и более. Очень вас прошу прислать мне немного этих листьев».

Прочитал Акбар письмо и задумался. Потом посоветовался с Бирбалом и приказал заточить посла и весь его конвой в крепость с толстыми стенами. Прошло несколько дней, и падишах отправился вместе с Бирбалом в крепость – взглянуть на своих пленников. Те, увидя падишаха, понадеялись на освобождение. Но не тут-то было. Падишах сказал им такие слова:

– Не могу я дать вашему падишаху то, что он просит, пока стены этой крепости не развалятся. Тогда выйдете на волю и вы. А пока вас станут кормить и одевать, как положено, ни в чем недостатка не будет. Я уже приказал.

Узники загоревали пуще прежнего. Вспомнилось им привольное житье в родном краю, и стало на душе еще горше. Начали они думать, как бы добыть себе свободу. Долго головы ломали, да ничего не придумали и обратились к богу. Просят его, молят, чтобы вызволил их из плена:

– О господи! Неужто не выйдем мы из неволи? Неужто для того мы на свет родились, чтоб зачахнуть в этой крепости? Славится имя твое, покровитель несчастных, так вспомни же свое имя и не оставь нас, беззащитных!

вернуться

58

Джагир – земельное пожалование

24
{"b":"137","o":1}