ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что всего дороже

Однажды падишах беседовал в гареме со своей любимой бегумой. И чем-то она его разгневала, да так сильно, что он пришел в ярость и сгоряча приказал:

– Уходи из дворца. Сегодня же, до захода солнца, чтоб тебя тут не было.

Уж как ни старалась бедняжка успокоить, уговорить падишаха, ничего не помогло. Сердитый ушел он из гарема, а бегуму от страха и горя стал бить озноб. Долго ломала она себе голову, но так ничего и не придумала. Вспомнила тогда она про Бирбала и послала за ним раба. Раб тайком провел вазира в гарем к бегуме. Она поведала Бирбалу про свое горе. Бирбал дал ей тайный совет и поторопился уйти. В дарбаре он как ни в чем не бывало занялся своими делами.

Солнце садилось. Бегума собрала свои вещи, велела связать их в узлы и послала за падишахом. Снова принялась она просить его о милости.

– Время уже позднее, – ответил падишах, – солнце заходит, поспеши. Забирай, что тебе всего дороже, твои любимые вещи и уходи.

– Господин! Раз уж вы меня гоните, то исполните хоть последнюю мою просьбу: откушайте на прощание пиалу шербета из моих рук.

И как же сильны женские чары! Не смог падишах отказать бегуме. Она налила полную пиалу самого лучшего вина и своими руками поднесла ее ко рту падишаха. Он выпил вино, опьянел и вскоре задремал.

Бегума наперед научила своего слугу, и тот отнес спящего падишаха в паланкин. Села в паланкин и бегума, и их обоих понесли в дом ее родителей.

Наутро падишах проснулся, хмель у него прошел. Стал он оглядываться и никак комнату не узнает. Взяло его сомнение: «Уж не сон ли я вижу?» А бегума рядом стоит и панкхой [63] над ним машет.

– Скажи мне: сплю я или это явь? – спросил падишах.

– Господин мой! Раньше вы спали, но теперь изволили проснуться. Соблаговолите встать, умыться и совершить намаз.

– Сперва объясни: чей это дворец и как мы сюда попали?

Бегума смиренно сложила руки и ответила:

– Господин мой! Это дом вашего тестя, моего отца. Я приехала к родителям по вашему приказанию.

– Ну, а я как сюда попал? – допытывался падишах.

– Господин! Вы приказали: забирай, что тебе всего дороже, и уходи. Ну, бог свидетель, в целом мире нет для меня ничего и никого дороже вас. Вот я и привезла вас с собой.

Увидев такую любовь бегумы, падишах смилостивился и простил ее. Потом он повидался с тестем и с тещей, поговорил с ними ласково и в тот же день вернулся с бегумой к себе во дворец.

Минуло время. Падишах и бегума опять жили в любви и согласии, и как-то раз он спросил:

– Милая! Признайся, кто это тебе присоветовал увезти меня к родителям?

– Господин мой! Этот совет дал мне ваш мудрый вазир Бирбал. Только по его милости снова взошло мое солнце, вернула я вашу любовь.

Падишах был очень доволен Бирбалом и от всей души благодарил его.

Как Бирбал Тансена перехитрил

Однажды зашел спор у Бирбала с Тансеном: кто из них умнее. Слушал их, слушал падишах, да и говорит:

– Этак вашему спору конца не будет. Вы найдите кого-нибудь, чтоб был промеж вас посредником, он и рассудит, кто прав.

– Владыка мира! Ваше слово для нас – закон. Оба мы готовы исполнить ваш совет, но не придумаем, кого бы взять в посредники. Сделайте милость, решите сами и это дело.

– Просите махарану [64] Пратапа Синха, – сказал Акбар и послал с ними письмо махаране.

Бирбал и Тансен вместе отправились к Пратапу Синху. Тансен был знаменитый певец и великий мастер в своем искусстве. Пришли они к махаране, и он начал петь. А Бирбал сидел, молчал, ждал удобного случая. Видит он, что Тансен своим пением и игрой совсем Пратапа Синха заворожил и, как видно, думает, что уже выиграл спор. Тогда Бирбал сказал:

– Государь! Мы вместе вышли из шахского дворца. По дороге мы оба дали обеты. Я зашел в храм и, сотворивши молитву, обещал: коли вернусь от вас с почетом, то раздам брахманам подаяния – сто коров. А миян [65] Тансен вошел в мечеть и принес такой обет: «Если я вернусь от махараны Пратапа Синха с почетом, то устрою жертвоприношение – пожалую для этого муллам сто коров». Теперь, государь, жизнь ста коров в ваших руках. Хотите – даруйте им жизнь, хотите – отдайте на убой.

Пратап Синх – индус – никак не мог допустить, чтобы коров принесли в жертву [66]. Он виду не подал, какое принял решение, но тотчас написал письмо Акбару:

«Бирбал необыкновенно сообразительный, умнейший человек, его сколько ни хвали – все мало».

А Тансен в душе уже радовался: «Вот нажаловался на меня Бирбал, а махарана на его слова и внимания не обратил».

Воротились они к падишаху и подали письмо Пратапа Синха. Падишах его вслух прочитал. Тансен от удивления рот раскрыл. Не того он ждал! Акбар расспросил Бирбала, и тот рассказал, как все было.

Не хотел падишах, чтобы его любимые сановники враждовали между собой, и стал уговаривать Тансена:

– Чего ты горюешь? Нет тебе равного в пении и музыке, всех превзошел, против этого никто и спорить не будет. И махарана это признал, он заслушался тебя, но похвалил Бирбала за его мудрость в делах, знание жизни. Смешно, что вы решили состязаться, поприща-то у вас совсем разные.

Устыдился Тансен и больше не думал с Бирбалом умом тягаться.

Дочь бедняка в доме вешьи

Жил-был в городе Дели один бедняк-горемыка. Жил он впроголодь, ходил полунагой, а уж когда тратился на какую одежонку, то и вовсе голодал. Была у бедняка дочка, собой красавица, станом гибкая да ладная.

Однажды пришел к бедняку в дом злой человек и стал его дочку сманивать, всякими посулами искушать. Польстилась девчонка-несмышленыш на его посулы и ушла из отцова дома. А злодей возьми да и продай ее вешье.

Легкой жизнью зажила девчонка в ее доме: яства вкусные – ешь до отвалу, сладостей – сколько душа пожелает. Попала она на такое бездельное, сладкое житье и совсем отца забыла.

Вешья научила девочку петь, плясать, и стала она большой искусницей. Мало-помалу пошла о ней слава по всему городу.

Как-то раз плясала девушка в одном доме – там справляли праздник. Собрались люди поглядеть на танцы, и среди них был и ее отец. Пригляделся он к плясунье и узнал свою дочку любимую. Беднягу словно громом поразило, но не стал он затевать ссору при всем честном народе, себя позорить. Промолчал, хотя в душе помирал со стыда. Разузнал он все про ту вешью и пошел к падишаху.

Вышел падишах в дарбар, и тут бедняк подал ему свое прошение. Падишах велел Бирбалу прочесть бумагу. Тот прочел и коротко рассказал суть дела. Приказал падишах вызвать вешью вместе с девушкой. На другой день обе явились во дворец. С позволения падишаха Бирбал начал допрашивать вешью:

– Где ты взяла эту девушку? Кто ее отец?

Блудница, ясное дело, за словом в карман не полезет. Да и девочку она еще дома подучила, что и как отвечать.

– Владыка мира! Она – дочь факира, он ее продал мне, когда она была совсем маленькой, не больше двух-трех лет. Она тогда и говорить-то как следует не умела. Я ее вырастила, воспитала да еще на учение потратилась. Она у меня образованная.

Тогда Бирбал спросил у девушки:

– Отвечай ты, девушка! Знаешь ли ты своих родителей? Где ты родилась?

– Нет, господин! Я и в лицо-то своих родителей не знаю. С тех пор как себя помню, я всегда вот с нею живу. Ее и мамой зову.

– Как зовут эту девушку? – спросил тогда Бирбал у вешьи.

– Я зову ее Каши, – ответила блудница.

– Ладно, сейчас ступай домой, а завтра снова приходи с ней в дарбар.

На другой день Бирбал спозаранку послал за бедняком. Когда он пришел во дворец, Бирбал спросил:

– Скажи, как зовут твою дочь?

– Господин, я звал ее Субхадра. Про то все мои соседи знают, можете у нихспросить.

вернуться

63

Панкха – опахало.

вернуться

64

Махарана – титул правителя Мевара и некоторых других княжеств.

вернуться

65

Миян – «уважаемый», почтительное обращение у мусульман.

вернуться

66

Корова считается у индусов священным животным.

27
{"b":"137","o":1}