ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1968 г. вышло в свет первое издание индийского устного эпоса о Бирбале в переводе на русский язык. Учитывая большой интерес, с которым была встречена эта книга в нашей стране, Главная редакция восточной литературы предлагает читателям ее переиздание с незначительными исправлениями.

В. Бескровный, Е. Челышев

Забавные рассказы про великомудрого и хитроумного Бирбала - pic_1.jpg

«Дальше?» – «Фыр-р-р!»

Падишах Акбар был большой охотник до всяких сказок, былей и небылей и завел при дворе обычай: каждый вечер приставленные к этому делу придворные по очереди забавляли его, рассказывали какую-нибудь историю.

Однажды наступила очередь Бирбала. В положенное время начал он свой рассказ. Падишах то и дело подгонял Бирбала и тем сильно раздражал его. Акбар любил длинные сказки. Стоило рассказчику кончить фразу, как падишах тотчас с нетерпением требовал:

– Дальше!

Короткой сказкой ему, бывало, не угодить, подавай непременно целую повесть.

Как-то раз долго говорил Бирбал, уж и ночь на дворе, а падишах все слушает, и не видно, чтобы он собирался отпустить рассказчика.

Рассердился Бирбал, думает: «Ох, и нелегко же потешать его величество. Ему-то что, скажет одно слово и отдыхает. Придумать бы такое средство, чтобы падишаху расхотелось долго слушать».

Как известно, человек он был мудрый и придумал такое средство. Начал он тогда новый рассказ:

– Один богатей в деревне велел изготовить огромный глиняный горшок, чтоб хранить в нем зерно. Насыпал в горшок зерна доверху и закрыл крышкой, да так плотно, что даже воздух не мог пройти внутрь. Но от случая не убережешься, и вот по стенке горшка пошла трещинка, а там, глядишь, стала она щелочкой. Через эту щелочку пробралась в горшок птичка-невеличка, взяла в клюв зернышко, вылезла, взмахнула крылышками – «фыр-р-р» – и улетела. Потом в горшок пролезла другая птичка, взяла свою долю, «фыр-р-р» – и улетела. После явилась третья птаха, тоже клюнула зернышко, «фыр-р-р» – и улетела.

Так Бирбал сотни раз повторял одно и то же. Падишаху надоело твердить: «Дальше!», «Дальше!», и он рассердился:

– Это я уже слышал, ты скажи, что было дальше?

– Владыка мира! – с серьезным видом отвечал Бирбал. – Туда слетелось птиц видимо-невидимо, десятки миллионов птах прилетели на то место за зерном, все они по очереди брали по зернышку и улетали. Сейчас настала очередь сто пятидесятой. Когда все птички наедятся досыта, а понадобится на это несколько лет, рассказ пойдет дальше, никак не раньше.

– Я-то уж по горло сыт твоим рассказом, на этом и кончай, – в сердцах сказал Акбар.

Бирбалу только того и надо было.

Посмеиваясь про себя, он пошел домой.

Цена падишаха

Падишах Акбар очень любил и привечал умных людей. По этой-то причине его двор и прославился девятью сокровищами [5].

Как-то раз падишах решал в совете государственные дела. Один придворный втайне давно точил зубы на Бирбала и в этот день задумал посрамить его. Он учтиво попросил падишаха:

– Шахиншах! Если дозволите, ваш раб выскажет просьбу.

Падишах дал позволение.

– Покровитель бедных! – начал придворный. – Сегодня мне довелось услышать на улице непонятный разговор. Один богач сказал своему слуге: «Ты, видно, ни на что не годен. Очень уж ты глуп». Слуга не смолчал, но смиренно ответил: «Господин купец! Хотя я ваш слуга, осмелюсь все же сказать, что не умеете вы оценивать человека. А вот поразмыслите – и поймете, как я вам полезен». Услыхав эти слова, я весьма удивился. В самом деле, какова же цена человеку? Владыка мира! Сделайте милость, рассейте мои сомнения.

Выслушав придворного, падишах задумался, но не сумел ответить на вопрос. А мысли в голову полезли беспокойные: «Сегодня слуга купца так говорит, а завтра кто-нибудь из моих вельмож чего доброго скажет: „А кто такой падишах? Не потому ли он, мол, сидит на троне, что мы сами его туда посадили?“ Что я отвечу? Надо сейчас же потребовать, чтобы они назначили цену мне самому».

Падишах повторил в совете вопрос придворного и вдобавок спросил, какая-де цена ему, падишаху?

Советники и придворные опешили, не знали, что ответить. Тогда один старик, из тех, кто завидовал Бирбалу, сказал:

– Покровитель бедных! Из всех нас один Бирбал велик умом. Он и должен ответить на ваш вопрос.

Падишах признал, что старик прав.

– Бирбал! Можешь ли ты сказать, сколько я стою, какой имею вес? – спросил Акбар.

Бирбал ответил рассудительно:

– Владыка мира! Это дело ювелиров, они ведь хорошие оценщики. Коли прикажете, я тотчас созову ювелиров, менял, ростовщиков со всего города.

Старик метил поймать в ловушку Бирбала, но угодил в нее сам: ведь он как раз был ювелиром.

По приказу падишаха во дворец созвали ювелиров, менял, ростовщиков со всего Дели. Они изрядно перетрусили, получив вдруг приказ явиться во дворец.

Речь к ним держал Бирбал:

– Господа ювелиры, менялы, ростовщики! Вас созвали для того, чтобы вы сообща решили: какой вес имеет падишах и сколько он стоит?

Ювелиры онемели, услышав такой вопрос. Никто не понимал, как можно определить цену и вес падишаха. Наконец старшина общины ювелиров взмолился:

– О покровитель бедных! Как только мы получили ваш приказ, то в тот же миг побежали сюда, сердца у нас колотятся от страха, никак еще в себя не придем. Если бы нам предоставили срок, мы бы посоветовались и дали верный ответ.

Падишах внял просьбе старшины и даже велел Бирбалу помочь ему. Бирбал увел ювелиров и менял в другую комнату. Там они долго судили, рядили, спорили, но так ничего и не придумали. Под конец Бирбал сказал:

– Это дело не простое, и сразу нам его не решить. Тут нужно время. Давайте попросим у падишаха пятнадцать дней сроку. Тринадцать дней каждый будет размышлять в одиночку, у себя дома, на четырнадцатый соберемся у меня, каждый скажет свое слово, составим сообща ответ и на пятнадцатый день доложим о нем падишаху. Уж за это время какое-то решение непременно появится.

Бирбал был единственной надеждой ювелиров – ведь никто из них не мог с ним умом равняться. Они согласились с Бирбалом и вернулись в совет. Все уселись на свои места, а старшина встал и сказал:

– Покровитель бедных! Мы не пришли к твердому решению, поэтому сделайте милость, дайте нам пятнадцать дней сроку, чтобы мы могли еще подумать.

– Да будет так! – ответил падишах. – Идите, даю вам пятнадцать дней сроку.

Ювелиры чувствовали себя как утопающий, который за соломинку хватается. Ведь речь шла об их жизни, на этом деле недолго было и голову потерять. Ювелиры поспешно разошлись по домам. Теперь они днем не знали покоя, а ночью – сна. Их одолевали тревожные мысли. И у Бирбала на душе было беспокойно, но через два дня он придумал, что делать.

Он отправился на монетный двор и приказал отлить несколько золотых монет весом на одну ратти [6] больше, чем обычно. Через несколько дней монеты были готовы. Бирбал положил их себе в кошелек.

На четырнадцатый день ювелиры собрались в доме Бирбала, и он сказал:

– Приходите завтра в назначенное время в шахский дворец и принесите с собой весы. Там увидите этот кошелек с золотыми монетами. Вынимайте монеты по одной и взвешивайте. Ту, что окажется тяжелее, чем положено, отложите в сторону – ее возьмет старшина. Он положит монету к ногам падишаха и скажет: «Владыка мира! Вот эта монета – ваша цена». Когда падишах спросит: «Неужели цена мне – одна эта монета?» – старшина должен ответить: «Ваше величество! Как эта монета на одну ратти тяжелее других монет, так и вы на одну ратти ценнее, чем другие люди». Если после этого падишах задаст еще вопросы, вы будете отвечать сообразно их смыслу.

Все обрадовались совету Бирбала и разошлись по домам. Впервые за много дней к ним в эту ночь пришла надежда сохранить свою жизнь, а с ней вернулся и сон.

вернуться

5

Девятью сокровищами (или драгоценностями) называли девять приближенных императора Акбара, занимавших важнейшие государственные посты и содействовавших своими талантами укреплению его могущества. В их число входил и Бирбал (здесь и далее примечания переводчика)

вернуться

6

Ратти – мера веса, равная весу восьми зерен риса или ячменя.

3
{"b":"137","o":1}