ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Взбесили Рамдаса эти слова, и начал он поносить и унижать Мотичанда. Понял тот, что от перебранки толку не будет, и ушел. Ведь и опись его имущества осталась у Рамдаса, теперь и в суд не пойдешь – как докажешь свою правоту?

Отправился Мотичанд за советом к Бирбалу, был он с ним давно знаком. Рассказал Бирбалу про свою беду, все от начала до конца, и спросил, как вернуть добро.

– Иди-ка ты сейчас домой да отдохни, а через несколько дней придешь, и я подскажу тебе, что делать, – обнадежил его Бирбал.

Повеселел Мотичанд и пошел домой.

На четвертый день послал Бирбал слугу за Рамдасом. Как говорится, на воре шапка горит, у Рамдаса сердце екнуло: «С чего это я Бирбалу вдруг понадобился? Не Мотичанд ли нажаловался? Нет у него ни моей расписки, ни свидетелей, как он докажет, что отдал мне свое добро?» Так думал Рамдас, а тревога раздирала ему сердце.

Бирбал встретил его приветливо и повел беседу так, словно и не знал про его дела с Мотичандом. Поговорили о том, о сем, а потом Бирбал сказал:

– Рамдас, дорогой! Мы ведь с вами старые друзья. Нынче как раз подоспел случай выказать вам мою дружбу на деле. По приказу падишаха, скоро откроется еще один суд. Я хлопочу, чтобы вас туда судьей назначить. Обдумайте все и дайте мне ответ.

От такой новости у Рамдаса даже сердце захолонуло – экое счастье привалило: стать судьей! Честь-то какая!

– Господин вазир! – сказал он радостно. – Ваша воля – закон, готов служить душой и телом. Вот увидите, будете мной всегда довольны.

– Так я и думал, потому и позвал вас. Как случай представится, буду просить за вас падишаха.

Поклонился Рамдас и вышел. От счастья ног под собой не чуял. Все в памяти слова Бирбала перебирал.

На другой день Бирбал сказал Мотичанду:

– Теперь иди снова к Рамдасу и требуй свое имущество. Если он откажет, то пригрози, что подашь мне жалобу. Уж поглядишь, каким голосом он теперь запоет.

Повеселел Мотичанд от слов Бирбала. Назавтра чуть свет поднялся и пошел к Рамдасу. Опять стал он свое имущество требовать, а Рамдас, коль уже решился на бесчестье, так и стоит на своем – наотрез отказал, да еще закричал, осердясь:

– Ты что это повадился сюда ходить и приставать ко мне. Убирайся да помалкивай, коли добра себе хочешь.

– Рамдас! Раз ты позабыл нашу старую дружбу, пустился на подлость, придется мне теперь пойти к Бирбалу и подать на тебя жалобу.

Услыхал Рамдас имя Бирбала и перепугался. Стал он в уме прикидывать: «Бирбал меня в судьи прочит, а этот придет к нему и наябедничает, какая же вера тогда ко мне будет? Отдам-ка я лучше вещи. Он утихомирится, и Бирбал ничего не узнает. А что его вещи перед той выгодой, какую получает судья?»

Обмозговал Рамдас это дело со всех сторон и говорит Мотичанду:

– Эх, друг, зря ты так убиваешься. Я ведь только пошутил, хотел испытать, на что ты ради нашей дружбы способен. Забирай сей же час твое добро. Кабы ты сегодня не пришел, то я и сам приказал бы своим слугам отнести все тебе домой.

И отдал Мотичанду его имущество.

Вечером встретился Мотичанд с Бирбалом и стал его благодарить от всей души.

А Рамдас остался ни с чем. Про судейскую должность, конечно, и говорить нечего. Бирбал приказал, чтобы он ему и на глаза не оказывался.

Постигло Рамдаса возмездие за дела его: он разорился и пошел с сумой, чтобы прокормить своих детей.

Обманул падишаха

Вздумалось одному лукавому человеку обмануть падишаха. Поразмыслил он и придумал хитрость: посадил в клетку двух красивых птиц, захватил с собой кролика и вышел на дорогу, что вела во дворец. Там он встал на таком месте, чтобы падишах непременно его заметил. И впрямь, как только падишах поехал по дороге, он сразу увидел хитреца и спросил:

– Кого ты дожидаешься?

– Защитник бедных! От вашего имени я побился об заклад и выиграл этих тварей. Вот я и хочу подарить их вам.

– Ладно, – ответил падишах, – снеси их в шахский зверинец.

Хитрец так и сделал.

На другой день изловил он красавицу серну и привел ее на дорогу, на то же самое место. И на этот раз падишах сразу приметил его и спросил:

– Зачем ты тут стоишь?

– Владыка мира! Сегодня мне досталась в споре эта серна. Благоволите принять и ее.

– Если хочешь отдать ее, веди туда же.

Плут и серну отвел в царский зверинец.

На третий день он встал на дороге с лягушкой в руках. И опять заговорил с ним падишах, и опять отнес плут свою тварь в зверинец. Несколько дней он пропустил, а потом вышел на дорогу с приятелем. На вопрос падишаха, зачем он тут стоит, плут ответил:

– Владыка мира! Сегодня я от вашего имени побился об заклад с этим человеком и, вишь, беда какая, проиграл. Теперь он не отстает от меня, требует выигрыша. Вот я с ним и пришел к вам.

«Если я ему откажу, это будет несправедливо. Ведь три раза я забирал его выигрыш, придется мне и проигрыш заплатить», – подумал падишах. Делать нечего – велел выдать

А падишаха взяло сомнение: «Денежки я ему отдал, а что если он мошенник и надул меня? Тогда надо его наказать». Прикидывал он в уме и так и этак, а решить ничего не мог. Вдруг появился Бирбал. Увидел его падишах и успокоился. Рассказал подробно, как все было. Бирбал сразу же послал стражника вдогонку за обманщиком. Он был уже без приятеля, но кошелек с деньгами – при нем. Заметил это Бирбал и укрепился в своем подозрении.

Увидел плут шахских стражников и встревожился, душа у него в пятки ушла. Разум подсказывал ему: возьми себя в руки! Трусливое сердце шептало: беги! А совесть приказывала: кайся в своем грехе!

Начал Бирбал выяснять дело. Стал плута о его жизни расспрашивать, но тот ни на один вопрос толком не ответил. Тогда Бирбал понял, что дело-то, видно, нечисто, и послал людей в деревню, где будто бы жил плут. Да где там! В той деревне ни его семьи, ни его дома и в помине не было, даже имени его не слыхали. Тогда Бирбал стал придумывать, как наказать мошенника за обман. Перелистал в уме чуть не все страницы «Законов Ману» [87], как вдруг прибегает стражник, запыхался, еле дух переводит.

– Господин вазир! За воротами женщина стоит, просит допустить ее к вам, говорит, дело у нее тайное.

Бирбал тотчас вышел за ворота. Видит – стоит очень красивая женщина, лет двадцати пяти, не более.

– Господин вазир! – обратилась она к нему. – Четыре дня, как пропал мой муж. Осталась я одна с ребенком на руках. Я приезжая, никого у нас тут нет, и мы умираем с голоду. Если почтенный господин содеет благо, поможет мне супруга найти, велика будет его заслуга, а мое тяжкое горе развеется.

– Опиши приметы своего мужа, и я велю его разыскать.

– Защитник бедных! Мужу моему всего тридцать лет, но из-за нищеты нашей выглядит он на сорок. Роста невысокого, коренастый, смуглый, волосы курчавые. Звать его Чандрадатт. По виду можно сказать, человек достойный.

Приметы подходили к плуту, что сидел под охраной у Бирбала. Он подвел женщину к окну и велел заглянуть внутрь. Она увидела своего мужа – руки и ноги в цепях, а кругом стражники!

– Господин вазир! – воскликнула женщина. – Этот человек в цепях – мой супруг!

Пожалел Бирбал несчастную женщину. Он оставил ее во дворе, а сам пошел к узнику.

– Презренный Чандрадатт! Зачем ты скрыл свое имя! Говори правду: кто ты такой?

– Господин! – ответил преступник, а на глазах у него слезы. – Раз вам ведомо мое имя, то мне незачем скрывать свою тайну. Соблаговолите выслушать. Я житель Бенгалии, именитый купец. Злой рок преследовал меня, захирела моя торговля, дело пошло на убыль, словно день к вечеру, и наконец я совсем разорился. Тогда стал я скитаться по свету и недавно очутился в вашем городе. Раньше я не знал, что такое бедность, а нынче полной мерой изведал нищету. Все стараюсь найти занятие, да ничего не выходит. Целых четыре дня я не видел жену, не знаю, что с ней, не иначе как она проклинает меня. О господи! Отврати горе и напасти от моей жены и единственного сына Чандрадева! Смилуйся, господи, смиренно молю тебя, дай мне снова опору для жизни, в этой заботе бьюсь я дни и ночи! Господин вазир! На днях повстречался я нежданно со старым приятелем. Рассказал ему про свои мученья, а он пожалел меня, прослезился даже и подбил на это нечестное дело. Раньше я никогда не плутовал, а тут из-за горестей своих не устоял перед соблазном – надумал обмануть самого падишаха. Сделал все в точности, как советовал приятель, и обман удался. Рассказал я про себя все по совести, а теперь делайте со мной что вашей душе угодно.

вернуться

87

Законы Ману – древнейший свод законов индусов. Легенда приписывает его авторство мифическому царю Ману, прародителю людей.

38
{"b":"137","o":1}