ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подошел падишах к гончарам и спрашивает:

– Что это вы делаете?

Старшина гончаров почтительно сложил руки и ответил:

– Просим милости, владыка мира! Мы хотим из этого осла лошадь сделать.

Расхохотался падишах и сказал Бирбалу:

– Бирбал! Смотри, какие остолопы! Что за чушь несут? Виданное ли дело – из осла лошадь сделать!

Бирбал ответил кротко:

– Покровитель бедных! Если из осла нельзя лошадь сделать, то как может мусульманин стать брахманом?

– Правду ты говоришь, Бирбал, – ответил падишах.

– Каждый считает лишь свою веру истинной, – заговорил Бирбал серьезно. – По мне, так лучше помереть бедняком в своей вере, нежели переменить веру и разбогатеть. Отступиться от своей веры хуже, чем жизни лишиться. Пуста жизнь, и ничего не стоит слава того, кто вере своей изменит.

Больше никогда падишах не пытался стать брахманом.

Падишах любит охоту

У падишаха было пристрастие к охоте, он даже отвел для нее большой лес. Захочется ему, бывало, потешиться охотой, соберет он вельмож и поедет в тот лес. Охотится целый день, только к вечеру во дворец возвращается. И никому, кроме государя, в лесу не дозволялось охотиться, недаром кругом стояли шахские стражники.

Забавные рассказы про великомудрого и хитроумного Бирбала - pic_7.jpg

Выехал однажды падишах на охоту с большой свитой. В лесу довелось ему увидеть диковинное зрелище: на двух деревьях по обе стороны полянки сидели две стаи сов. Совы по одной поднимались с деревьев и начинали бой. Подерутся-подерутся – и обратно садятся. Что за чудеса! Захотелось падишаху узнать, в чем дело.

– Бирбал! Я знаю, ты пандит, тебе ведом язык животных и птиц, знакомы их повадки и привычки. Объясни мне, почему совы разделились на два отряда и по очереди бьются друг с другом?

Подумал немного Бирбал и ответил:

– Владыка мира! Ответ не очень для вас лестный. Боюсь, не рассердились бы вы.

– Чего же тут сердиться, говори! – приказал падишах.

– Владыка мира! Одна стая – родня и друзья невесты, другая – родня жениха. Они торгуются и дерутся из-за приданого. Отец жениха говорит: «Я возьму к себе в дом твою дочь, но ты дай мне в приданое сорок лесов». А отец невесты отвечает: «Сейчас у меня нет столько, но коли будет на то божья воля, то восполню тебе нехватку позже». Отец жениха сердится: «Где же ты их позже возьмешь?» Отец невесты отвечает: «Очень уж наш падишах любит охоту. Сделал же он этот лес заповедником, а там, глядишь, еще уйму деревень разорит и прибавит новые места к заповедным. И ты получишь от меня не сорок, а пятьдесят лесов». Покровитель бедных! Вот из-за чего у птиц ссора.

Бирбал все от начала до конца выдумал, но на падишаха рассказ сильно подействовал. Ему расхотелось гоняться по лесам за дичью, и он повернул коня назад, в город.

Вскоре он дал приказ опять заселить охотничьи угодья, где раньше были деревни.

Завистники просчитались

Захотел однажды падишах погулять. Взял он с собой нескольких придворных и отправился за город. Погода стояла прохладная. По дороге набрели они на пруд. Падишах опустил руку в воду – и даже дух захватило, такая студеная была вода. Вечерняя роса прибавила холода и воде и воздуху.

Падишах очень ценил смельчаков и решил испытать своих спутников.

– Кто, – спрашивает, – отважится простоять по шею в воде до первой дневной стражи [94]?

Все молчат.

– Кто всю ночь простоит по шею в воде, получит в награду пятьдесят тысяч рупий, – говорит падишах.

Но и за деньги среди придворных не нашлось охотников идти на погибель. Поблизости, в толпе горожан, стоял один брахман, полунагой – так он был беден. «Уж лучше, – подумал он, – помучиться один раз и помереть, чем страдать изо дня в день. Ни одного дня не было, чтобы я поел досыта, голод и спать не дает, день за днем – одна скудость. Нищета хуже смерти. Вот случай покинуть этот мир. А уж если господь подсобит, то… Э, да что говорить, с такой наградой я до самой смерти проживу припеваючи!»

И брахман почтительно сложил руки и ответил падишаху:

– Владыка мира! Я согласен.

– Отлично. Если сдержишь слово, то в придачу к деньгам я дам тебе еще дорогое платье.

Падишах велел поставить на берегу пруда караульных. Нищий брахман вошел по шею в воду и простоял всю ночь, повторяя божье имя: «Рама, Рама, Рама».

Утром бедняк чуть живой выбрался на берег, выжал мокрое дхоти [95] и бегом во дворец! Еле добежал – все спотыкался и падал на каждом шагу. Вслед за ним пришли и часовые. Падишах их с пристрастием допросил, правду ли говорит брахман. «Да, правда, – отвечают часовые, – он всю ночь простоял в воде». Тогда падишах приказал выдать брахману награду.

Но недаром говорится: у маслодела масло горит, а голова у факельщика болит. Позавидовали придворные удаче бедняка – придумали хитрость, чтоб отнять у него награду. Один, самый подлый, неприметно подошел к часовому и подучил его обмануть падишаха. Часовой вышел вперед и сказал:

– Владыка мира! Брахман помирал в воде, но он схитрил и тем спасся. Вон там на горе горел костер. Брахман смотрел на него безотрывно и тем согревался.

– Правду ли говорит часовой? – грозно спросил падишах. А другой караульщик, рад стараться, поддакнул.

– Вот как! Всю ночь ты глядел на огонь, и он согревал тебя, – награды ты не заслужил и не получишь, – объявил падишах.

Придворные и вельможи все слышали, а ни один за бедняка не заступился.

Заплакал он навзрыд и поплелся к Бирбалу. Вазир выслушал его, успокоил.

– Иди, – говорит, – домой и до поры до времени помалкивай.

На другой день пришла пора Бирбалу идти в дарбар. А он по дороге свернул к реке и послал человека в соседнюю деревню:

– Принеси мне бамбуковый шест!

Принесли ему шест. Набрал Бирбал из реки воды в котел, положил туда рису и бобов, привязал котел к концу длинного шеста, поставил его стоймя, а другой конец вкопал в землю. Около шеста Бирбал развел костер и сам уселся рядом.

Начался дарбар, падишах вышел к придворным, а Бирбала нет как нет. Проходит час, другой, а Бирбал все не идет. Обеспокоился падишах, послал за Бирбалом гонца-скорохода. В доме у вазира гонец узнал, что хозяин пошел по делу на реку. Повернулся гонец и тоже туда. Увидел Бирбала и низко поклонился.

– Падишах, – говорит, – просит вас тотчас во дворец пожаловать.

– Братец, я скоро приду, пусть немного потерпит.

– А что вы тут делаете? – спрашивает посыльный.

– Кашу варю, неужто не видишь?

Солдат знал нрав Бирбала и смекнул, что тут какая-то тайна. Посмеиваясь про себя, воротился он во дворец и рассказал в дарбаре о разговоре с Бирбалом. Падишаху пуще прежнего захотелось увидеть Бирбала. Ждет-ждет, а Бирбала все нет. Послал за ним падишах другого человека. Вскоре и тот воротился ни с чем. Стал падишах посылать гонцов одного за другим, а Бирбал всем отвечает:

– Братец, я варю кашу, скоро приду.

Много часов прождал падишах Бирбала. Гонцы поминутно уходили и приходили, все дела в дарбаре встали. Разгневался наконец падишах, не может больше терпеть дерзость Бирбала.

– Сколько часов, – говорит, – заставляет он меня ждать. Каша у него еще не сварилась! Вот я сам пойду, погляжу на его кашу!

И отправился с придворными на то место, где Бирбал варил кашу.

Приходит падишах и видит: высоко над землей висит на шесте котелок, а внизу на земле Бирбал подкладывает солому в костер. Что за чудеса!

– Бирбал, ты что это делаешь?

– Владыка мира, я варю кашу.

– У тебя, видно, ум за разум зашел. Ну скажи, как может свариться каша, ежели котелок под самым небом, а огонь на земле?

– Покровитель бедных! А как же брахмана в пруде согревал далекий костер? Значит, и моя каша должна свариться.

вернуться

94

Стража – одна восьмая часть суток. Счет дневных страж ведется с 6 часов утра, вечерних – с 6 часов вечера.

вернуться

95

Дхоти – мужская одежда – кусок материи, который оборачивают вокруг бедер и ног.

43
{"b":"137","o":1}