ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я какое-то время задумчиво смотрела на отца Лиса: «Вот кого он мне напоминал. Лешку… А ведь они и правда похожи. Жесты, улыбки, взгляды…»

Насмотревшись, я потянулась в карман висевшей на спинке стула куртки за сигаретами.

– Я вам не верю. Из-за чего вы все-таки на самом деле разошлись?

Он вежливо поднес мне зажигалку и усмехнулся, наблюдая, как я прикуриваю:

– Слухи о вашей интуиции правдивы.

– Все что есть, то мое! – ответила я стандартной фразой Темной и, выдохнув дым, вновь внимательно уставилась на него. Это была не интуиция, это – банальное недоверие…

– Не надо на меня смотреть как на врага народа, – попросил Максим – так, по крайней мере, он назвался еще при входе в кафе – и вздохнул. – Все дело в этой Организации. Япросто испугался…

Я изумленно вскинула брови: «Испугался?! Не может быть…»

Это его все боятся! И стараются не вставать на пути. Хоть он один и не всемогущ…

К сожалению.

Но один он редко действует. Его чаще всего Мегало прикрывает – мастодонт Наблюдателей, как я уже говорила.

Видимо, все это было у меня на лице написано, потому как он только головой покачал:

– Кристин, храбрость пришла позже, вместе с мудростью. – Он помолчал, потом добавил: – Когда погиб первый парень, почти десять лет назад – его звали Кевин, по прозвищу Дарвин – я не сделал того, что должен был сделать. И просто сбежал от этого.

– А теперь? – глухо спросила я, вспомнив своих умерших от сердечного приступа друзей, к которым мы просто не успели приехать.

Вспомнив имена…

Вспомнив даты…

Вспомнив лица…

– А теперь не могу, я упустил свой шанс. – Координатор покачал головой. – Я попытался поговорить с Алексеем после гибели Антона, но он просто не стал меня слушать. Хорошо хоть в челюсть не врезал. Монополия его боится, как и тебя.

– А меня-то за что? – абсолютно искренне возмутилась я. – Я ведь только играю!

– Только? – Его брови насмешливо изогнулись. – Берс, ты не просто играешь, ты переписываешь сценарий Игры, причем так, как тебе хочется. Предсказать, куда свернет твоя безумная фантазия, – невозможно!

– Но… – Я хотела возразить, но передумала: «Максим ведь прав. Я играю, как чувствую».

– Вот видите. – Он по-прежнему обращался ко мне на «вы».

– Вижу, – согласилась я, – но Наблюдатели опасней. Они ведь создают защиту, вирусы, они нас направляют и прикрывают. Они указывают хакерам, куда и чего.

– Это правильно, – кивнул Координатор, – это если говорить о простых Бетах, но этот принцип неприменим к вам: Пауку, Джипу, Бонду и Джейд.

– Почему? – Я невольно заинтересовалась. Да, я могу многое понять и на многое посмотреть сквозь призму юмора, ехидства и язвительности, но я не могу отмахиваться от врагов. А теперь всплывают такие вот подробности.

– И почему именно русские Бетовики? – дополнила я первый вопрос, так как он молчал.

– Это сложно объяснить…

– А вы попробуйте! – Каюсь, в моем голосе впервые проскочила злость. Меня всегда бесила и пугала неясность в чем-то.

– Ладно, вероятно, дело в вашем отношении к жизни. – Координатор явно подбирал слова. – Все вы ведь не просто играете, вы живете персонажем. Вы ведете себя как он, а не он ведет себя как вы. А русские… Все дело… даже не знаю в чем, но мы почему-то страшнее…

– Из-за безбашенности? Из-за веры? Из-за фантазии?

– Не знаю, честно.

Я глубоко вздохнула, затушив остатки сигареты в пепельнице:

– Значит, Кир был прав, говоря, что такие, как мы, опасны для Игры.

Координатор кивнул:

– Вероятно. Знаете, когда вы появились в Игре, я был несколько озадачен вашими действиями.

– Ну, поимпровизировала немного. – Я несколько смутилась, вспомнив, сколько глупостей нагородила своей в первой игре. Нагородила от испуга.

– Немного?! – Его брови изумленно взлетели вверх. – Вы разве не в курсе, что после вашей, так сказать, проверки-импровизации рухнул сервак Игры и ИИ, ответственный за действия, просто самоуничтожился?

– Э-э-э, то-то я не могла туда потом зайти, – отвечая сообразила я и быстро спросила: – Лешка знал?

– Да, – Максим усмехнулся, мгновенно переходя на «ты», – знаешь, он ведь до последнего упирался, не желая тебя в это втягивать.

– Но почему? – Я недоуменно посмотрела на собеседника. Что-то этот вопрос привязался. Вместо ответа Координатор протянул мне сложенный вчетверо лист обычной бумаги для принтера. Развернув его, я прочла собственные слова, написанные несколько лет назад…

Возьмем за основу то, что рассказали, и будем действовать дальше. На благо… – как там? – Великого Равновесия. Хотя я бы с большим удовольствием погрузила все это во Тьму. Не все стоит того, чтобы его спасать. Особенно ценой собственной жизни. Да, это во мне говорит моя сущность…

Темная сущность.

Истинное Зло…

Смешно. Я спасаю кого-то, постоянно рискую… ради чего?

Ради того, во что давно не верю?

Не знаю…

Ради лучшего?

У меня нет в это веры.

Ради жизни?

Но у меня нет нормальной жизни. Я проклята.

Ради будущего?

У меня его нет. Я обречена.

Ради любви?

Я не знаю, что это такое…

Ради Света?

Но я Темная…

Ради всего живого?

Но я практически всюду сею смерть…

– Это слова Ив, – тихо прошептала я, дочитав отрывок. Да, слова одного из моих игровых персонажей, Темного Хранителя, в чьем сердце живет зло.

– Именно из-за них я и начал присматриваться к тебе более пристально, а Лис… – Координатор отхлебнул кофе. – Алексей пытался всего лишь тебя уберечь, он ведь действительно любит тебя.

– Лешка. – Я покачала головой и невесело улыбнулась.

– Знаешь, – Максим вдруг тоже невесело усмехнулся, – этими строчками ты выразила наше положение и состояние. У нас теперь просто нет выбора.

– Но есть вера! – чуть резковато отозвалась я.

– Надежда. – Координатор пожал плечами.

– Не для нас! – отрезала я. – Человек, который надеется, всегда слабей и уязвимей того, кто просто верит и, не оглядываясь, идет вперед! И я под этим подпишусь.

– Я теперь тоже. – Максим покачал головой. – Странно слышать это от совсем юной девушки, но так даже лучше. – Он прямо взглянул на меня, резко меняя тему разговора. – У тебя есть ко мне какие-то вопросы? Время истекает…

– Да. Как вы приняли облик Фэйра и обошли «Парсек»? – моментально встрепенулась я: «Пусть у него ограничено время на общение со мной, но все, что смогу, я выясню».

– Когда… – Он несколько замялся, но потом твердо произнес: – Когда сын позвонил и зло сообщил, что Фэйр тебя зацепил из-за меня, я прошвырнулся по старым каналам, на основе которых созданы все их системы. Нашел парочку интересных строчек, а дальше дело исключительно техники, физиономию, ака пароль Фейра, в миру Михаила Лагина, подделать было трудно, но возможно. «Парсек» отключил сам Лис, он был со мной на связи все это время. Правда, этот пароль для подделки личности можно использовать в игре всего один раз. И я его использовал.

– Откуда Лешка узнал о том, что меня зацепили из-за вас? – поинтересовалась я. В моей душе шевельнулось нехорошее подозрение насчет БОЛЬШОЙ недоговоренности. Словно за моей спиной проворачивают нечистые делишки. Причем любимый человек.

– Я не могу ответить на этот вопрос, это источники Лиса.

– Подождите, а парализатор в одно касание?

«Так, с этой лисьей мордахой я потом разберусь, сначала тут выясню». Я не скрывала, что с каждым словом Координатора мне становилось все интереснее, через какие ходы он меня вытаскивал.

– Ну… – Максим слегка смутился, видимо вспомнив, как сбросил меня на пол. – Это моя новая программа. Правда, она требует основательной доработки, чтобы отловить Охотников и вывести их из строя на короткое время. Извини, не было времени на сантименты. Да и ты тогда мне просто шею свернула бы.

10
{"b":"1370","o":1}