ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алексей смущенно покосился на меня поверх своих очков:

– Джейди, солнышко, пожалей меня бедного! Темная ж меня домой не пустит.

– Ты уволен! – заголосили Яр и Бонд одновременно. Их цветные сообщения в разнобой замигали на моем экране. – Ты просто уволен! Ты просто уволен из сердца моего навсегда!

Мы только рассмеялись. Все-таки после этой игры нам почему-то стало легче дышать. Пусть мы устали, но осознание того, что не зря так напрягались, значительно улучшало состояние.

– Я сообщу, как только куплю билет на самолет, – хмыкнул Яр. – Раз уж я самый крутой из вас! До вечера! – И он исчез.

Через минуту, попрощавшись, разошлись и все остальные. Немного подзадержавшись, чтобы забрать почту, я тоже вырубила Сеть.

– Лис! – Развернувшись в кресле от компьютера, я постаралась изобразить взгляд злой анаконды. Вышло у меня не слишком успешно.

– Не смотри на меня так, – попросил он, легко пересаживая меня к себе на колени и откидываясь на спинку стула. Немного помедлив, он снял очки и отложил их подальше.

– Это еще почему?

– Все равно ведь не скажу. – Его ладонь легко прогулялась по моей спине и замерла на талии, крепко прижав к себе.

– Даже под пытками? – Я уткнулась носом в его шею и обняла, понимая, что вся интрига пройдет мимо меня. И я разве что узнаю последствия этих игр. Не люблю быть пешкой, но сил, чтобы стать ферзем – нет. Лис – вот ферзь Игры, а я так – погулять вышла.

– Тем более! – фыркнул Лешка, уткнувшись носом в мои волосы. – Я люблю тебя…

Я запрокинула голову, но промолчала. Взгляды пересеклись и губы соприкоснулись. Вот так он и уходит от ответа на мои вопросы.

«Эх ты, интриган… Вечно стараешься меня оградить. Зачем? Рано или поздно я ведь все равно узнаю правду. Так зачем скрывать? Не понимаю».

– Зараза ты, – сообщила я задумчиво, тихо наслаждаясь теплом его тела, но в памяти упорно всплывали последние слова Охотника. Они мне просто не давали покоя.

Если бы я только могла предвидеть…

* * *

В операторской было шумно, и только Фэйр сидел спокойно, уставившись на принтерный лист с каким-то изображением.

– Миш! У нас информацию сперли, а ты сидишь как на свадьбе, счастливый и радостный! – возмутился Димка Эйр.

Охотник повернулся к коллеге вместе с креслом, и сразу наступила тишина.

– Информацию-то не всю сперли, – возразил мужчина и добавил: – И в этот раз они потеряли больше, чем нашли.

– Ты о чем? – не понял Кирилл.

– Кристин Алексеевна Алишева, – ответил Фэйр и кинул на стол лист. – Это имя Темного Тестера.

Димка, Кирилл и выскочивший из своего угла Вернер жадно впились взглядами в нечеткое изображение на листе бумаги. На них с легкой ехидной полуулыбкой смотрела девчонка на вид лет двадцати двух… Длинные светло-русые волосы были встрепаны, в челке просвечивали несколько рыжих прядей. И только странные серо-зелено-желтые глаза смотрели слишком серьезно. Глаза не смеялись, и это было неприятно.

– Значит, вот эта испортила нам столько нервов?! – В голосе компьютерщика против воли послышалось изумление.

– Она самая, – отозвался Михаил и встал. – Где она живет – не знаю, но по некоторым сведениям чаще всего появляется возле Центрального телеграфа. Там и будем караулить… – Договорив, он вышел из комнаты.

Димка и Кирилл переглянулись и покачали головой – им это не нравилось. Игра не должна была покидать пределы Сети, но выходила за них под влиянием Охотника Фэйра.

– Что дальше? – Вернер свернул лист и убрал его в карман.

– Сдается мне, что он на ней напрямую систему новую испытать хочет. – Эйр пожал плечами. – Она пока единственная, кто подходит почти по всем параметрам.

Ребята синхронно посмотрели на монитор с какими-то данными и вновь переглянулись. Все слишком далеко зашло…

Часть третья

ФЭЙР

Михаил сидел рядом с водителем и неторопливо попивал кофе из пластикового стаканчика, купленный в ближайшем киоске. Ожидание выматывало, но он держался. Ему потребовалось не день, и не три, чтобы все-таки выйти на Темную в реальной жизни, найти ее в огромной Москве. Теперь оставалось только ждать, пока она появится в поле зрения. И все это при условии, что сначала пришлось выдержать и пережить скандал вокруг одного из отделений Организации. Не всех и не все удалось спасти, и Михаил пообещал сам себе, что из этой пятерки за произошедшее кто-нибудь обязательно ответит. Он усмехнулся про себя: «Кристин – красивое имя, древнее. Означает что-то вроде гребешка или колючки. Подходит Тестеру, особенно Бетовику…»

Все это время Фэйр принципиально не выходил в Сеть, самоустранившись от исполнения обязанностей Охотника и переложив их на плечи Джерри. Сначала, потому что пытался вытащить и спасти все, что можно было, а теперь, чтобы Темная совсем расслабилась. Ему хотелось напугать ее до смерти, чтобы она и не помышляла о сопротивлении вообще, а потом уже испытать на ней эту программу. Ведь когда человек подавлен и испуган, то его гораздо легче использовать…

1

Я уже практически зашнуровала второй ботинок, когда меня обхватили за талию и, дунув в волосы, вкрадчиво поинтересовались:

– И куда намылилось мое сокровище?

– Лешка! Пусти! – Я вывернулась из его рук и оттолкнула: – Бросаю тебя на фиг! Достал! Из-за тебя не высыпаюсь!

– Ну да. – Парень зевнул, прикрывая рот рукой. – Дождешься от тебя такого подарка спустя столько месяцев!

– Ну, сразу бы сказал, – парировала я, – а то я надеялась, что ты умный и сам догадаешься.

– Юльча, не зли меня, милая, а то не уйдешь вообще! – предупредил Лис и улыбнулся: – Так в чем дело?

– Ни в чем. – Я натянула зимнюю куртку и принялась ее застегивать, мотнув головой в сторону пакета: – Прогуляюсь до работы – отдать заказ надо. Я ж с тобой вконец обнаглела – месяц там не появлялась.

– Ну и ладно, в конце концов, женщина не должна работать на износ, – немедленно отреагировал Алексей, – а я достаточно зарабатываю.

– Леш, – заныла я, этот спор уже не раз возникал, но мы умудрялись его сводить к шутке, – я так квалификацию потеряю.

– Да ясен пень – запрещать не буду. – Он усмехнулся и предложил, благоразумно не продолжая полемики. – Подвезти? Я все равно почти проснулся.

– Не стоит, – покачала я головой, – лучше пройдусь.

В его глазах мелькнуло неподдельное изумление. Еще бы, ведь до работы пешком было минут пятьдесят.

– На фига мне всякая дребедень в виде лишних документов в карманах? – объяснила я, не подозревая, что пророчу. – Да и мобильник не хочу брать! Достали!

– Логично. – Алексей поднял пакет и протянул его мне, открывая дверь. – Я скорей всего уйду на пару суток, так что не беспокойся, если не застанешь дома.

– Ладно. – Чмокнув его в небритую щеку, я вылетела из квартиры.

– Осторожнее! – полетело мне вслед.

– Обязательно! – крикнула я уже с третьего этажа и улыбнулась еще шире. В душе от хорошего настроения звучала музыка. Да и вообще все было просто отлично! Жизнь переливалась всеми красками радуги, и черному в ней не было места, как и серому. Хотелось петь и радоваться жизни.

Хотелось просто жить, не взирая на все препятствия и мелкие неурядицы. Я, черт возьми, люблю эту жизнь!

Слетев по заснеженным ступенькам подъездного крыльца, я замерла. Окружающие деревья были в серебре, которое бликовало на ярком серединоянварском солнце. Зима! Настоящая русская зима кругом. Белый снег и голубое бездонное небо…

Красота! Жизнь… Надо уметь радоваться любым хорошим мелочам, иначе рискуешь прожить букой и не увидеть всех красок. А я слепой быть не хочу!

Однако, подмораживает. Я надела перчатки, поглубже на уши натянула шапку и бодро направилась в сторону Павловской улицы.

31
{"b":"1370","o":1}