ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Согласна. Как оклемаюсь и разберусь со всем произошедшем, так и постараюсь вникнуть.

– Ты только учти, – заметил брат, – тут спецструктуры замешаны, это не ваш уровень. Не обывательский.

Я поморщилась. «Он прав, это не мой уровень, но и просто остаться в стороне не могу. Ну замешаны спецструктуры, и что? Пока их нет в моей жизни и ладно. Я не знаю, с чем это связано и почему именно Игра. Но… незнание не освобождает от ответственности, не так ли?»

– Все равно буду играть, – изрекла я в итоге.

Кеннет усмехнулся и продолжил разговор:

– Это твое решение, сестрич, но тебе ведь помощь нужна. Ты ведь появляешься в чьей-то жизни не просто так. Я не исключение.

– Да, я не могу сказать, что зашла просто помириться, но все сложилось замечательно. Значит, так тому и быть. Я действительно пришла за помощью. – Я вытащила из кармана джинсов два диска. – Ты ведь вне нашего противостояния. И у тебя гениальная голова.

– Скажешь тоже. – Он смутился. – Голова гениальная… Скорей уж меня в детстве удачно уронили, – он улыбнулся. – Впрочем, я и не ждал другого. Ладно, идем к этому ящику. – Он встал и коротким кивком пригласил следовать за собой. Я прошла за ним короткий коридор и вошла в его комнату.

Н-да… как всегда бедлам. Футболки в смятом состоянии вперемешку с джинсами брошены на кресло. На стуле и диване какие-то книги, тетради с журналами, кажется, даже комиксы где-то мелькнули. На столе не лучше. Запчасти, запчасти и еще раз запчасти в вольном порядке живописно разложены по всей поверхности. Правда, компьютер собран, а не по частям, как уже бывало. Иногда даже не знаешь, как все это умудряется работать. Не зря же первым словом брата было: «Отвейточку!»

Я не преувеличиваю ни капли. Он так и сказал. «Отвейточку» ему дали, а потом пожалели. Этот охламон разобрал все, до чего смог добраться.

– Эх ты. – Я шутливо ткнула Кеннета пальцем в бок. – Все бедламишь?

– Сама такая, – миролюбиво огрызнулся брат, – завтра все уберу.

– Обычная отговорка. – Я покачала головой.

– Что от меня хоть требуется-то? – Кен буквально пинком включил компьютер и внимательно посмотрел на меня, устроившись на удобном кресле, пока по экрану бегали полоски загрузки.

– Адаптировать «Парсек», – объяснила я и подвинула к нему один из дисков, – к «Панораме». – Я ткнула во второй. – К той самой. Фэйр мне ее сам отдал.

– А ваши хакеры? – Братец внимательно осмотрел, едва не попробовав на зуб, диски и взглянул на меня снизу вверх.

– Я не хочу к ним обращаться. – Я уселась на второй стул. – И потом, они не справятся быстро и качественно, а мне нужно только так. Организация не будет ждать, а так хоть какой-то козырь будет. Мой козырь.

– Понял. Подожди, ладно? Я протестирую… – Кен вставил диск, запустил пробную версию и посмотрел на экран, где появились какие-то строчки. Потом вздохнул, нацепил перчатки, приладил шлем, устанавливая погружение на три четверти.

Я внимательно следила за его действиями.

– Так, вход! – Он нажал на «Start». Мелькнула полоска загрузки. Появились первые картины игры, и буквально через минуту послышался его восхищенный вздох. – Ни хрена себе! Это же чудо!

– Чудо! – передразнила я, следя по монитору за его передвижениями в какой-то совсем уж старой бродилке. – А меня хотели к ней напрямую подключить!

– Тогда неприятно, – согласился Кеннет, начиная копаться в параметрах. Появились какие-то непонятные таблички. – Хм… умно, но банально. Если через другой код, то было бы интереснее.

– Это ж экспериментальная версия, – напомнила я. – Они ее доработать не успели.

– Да помню я, – отмахнулся брат. – Слушай, вставь-ка ваш «Парсек» в нижний сидюшник! Я сейчас оторваться боюсь.

Я выполнила это требование молча, дотянувшись до дисковода. На секунду мне даже показалось, что я слышу, как работают мозги парня, но это было не более чем игрой воображения. Тишина нарушалась лишь тихим шорохом клавиш. Что-то менялось, какие-то строчки исчезали, а какие-то добавлялись. Я не успевала за ними уследить…

Совершенно неожиданно Кеннет снял шлем и переключился в режим программирования без погружения.

– Я понял, в чем дело, сейчас перегоню файлы на жесткий диск, и будут работать как миленькие!

– Сколько на это уйдет времени?

– Если по-хорошему, – прикинул брат, – то дня два-три.

– А по-плохому?

– Не отстану, пока не сделаю. – Кен побарабанил пальцами по подлокотнику, потом вспомнил, что перчатки не снял, и прекратил: – Только для тебя. Навскидку часов десять-двенадцать. Плюс-минус час-полтора.

– Отлично. – Немного поразмыслив, я уточнила: – Получается завтра?

– Я тебе позвоню. – Кен усмехнулся. – Твой мобильник мне мать дала. Надеялась, что помиримся.

– Помирились.

– Ну да, помирились. Только пообещай мне, что я поучаствую в финальном погроме, – вдруг попросил братец. – Не могу остаться в стороне! За тобой надо приглядывать, находясь в непосредственной близости!

– В роли кого? – Я решила пропустить слова про пригляд мимо ушей.

– В роли… – Он немного подумал. – Да хотя бы Бобби. Фэйр ведь говорил про вторые Иксы?

– Ну, говорил. – Отпираться было бессмысленно.

– Вот и ладушки, – неизвестно чему обрадовался Кеннет. – Кстати, эта ловушка – тоже глупость.

– Я это знаю, – тяжело вздохнула я, – но пока все делают вид, что так и надо, это будет продолжаться. Всем прекрасно известно, что в открытом противостоянии нас попросту сомнут, и спасает только то, что они не могут позволить себе играть в открытую. Так что пусть идет как идет, а там посмотрим.

– Согласен, – не стал спорить парень и взглянул на меня. – Ты наверняка будешь Электрой?

– Да. Как всегда. Лис сыграет за Росомаху.

– Принято. – Кен внимательно посмотрел на меня. – Я могу в игре воспользоваться «Панорамой»?

– Можешь, если справишься с ней. Но это между нами.

– Справлюсь, – он хмыкнул. – Чтоб какая-то программка мне не подчинилась? Обижаешь, сестричка! – И продолжил: – Так, в Игре я тогда подключусь на уровне с дорогой, когда ехали в Бостон…

– Договорились. До завтра?

– Да, и я лучше не буду звонить, я лучше зайду. Заодно посмотрю, что у тебя за монстер там теперь.

– Посмотришь, обычный монстер. Только сначала позвони, – попросила я. – Будет лучше, если о тебе до последнего момента знать не будут. Даже Лешка.

– Интриганка, – рассмеялся брат. – Договорились. Слушай, ты не обидишься, если я тебя сейчас выпру, чтобы заняться программой?

– Нет. – На моих губах мелькнула улыбка. – Не обижусь.

– Тогда давай я тебя провожу и засяду за адаптацию. – В его газах зажегся огонек азарта.

– Эй, не в ущерб остальному! Ты же учишься, – напомнила я, выходя в коридор.

«Знаю я этот азарт, за уши не оттащишь».

– У меня каникулы, – фыркнул Кен, обгоняя меня.

– Ври кому другому. – Ну не могла я промолчать, порода такая. Быстро обувшись, я при помощи брата натянула куртку. – Спасибо.

– Пока не за что. – Он открыл дверь. – Будь осторожна. И не бойся. Если что, я приду и помогу.

– Защитник. – Я чмокнула его в щеку и принялась спускаться по лестнице.

– Я мужчина все-таки! – весело прозвучало мне вслед, и раздался шум закрываемой двери.

«Мужчина. Ну да… А пока его не разозлить – обычный пацан. Ох уж мне эта фамильная черта!»

Я вышла из подъезда и глубоко вздохнула – так, одну проблему я скинула на здоровую голову. Пусть он теперь помучается. У него в этом отношении мозги лучше работают, а мне нужно разобраться со своими проблемами, и одна из них – страх. Странно, но после того, как я открылась братишке – мне стало легче. На душе просветлело. Да-а-а, все-таки не зря психоаналитики требуют все рассказать и просто разговаривать вслух. Действительно помогает. Хотя людей, говорящих вслух с самим собой обычно сторонятся и называют психами. Парадокс…

Едва слышно падал снег, и ноги сами свернули в давно знакомый парк. Здесь все так же – те же раздолбанные скамейки, те же кусты. Такое ощущение, что я и не уходила отсюда никуда. Что не было размолвки и переезда. С чего-то захотелось курить, и странное чувство ирреальности захватило душу. Машин не было совсем, хотя обычно по маленькой улочке они носятся туда-сюда. Я машинально достала сигарету и принялась хлопать по карманам в поисках зажигалки.

47
{"b":"1370","o":1}