ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Куда она делась? Ведь была же! Неужели в клубе забыла?

Приплыли!

Вот склеротик!»

Мой взгляд скользнул по парку в поисках курящих прохожих и наткнулся на пару, сидевшую на крайней скамейке – молодая, лет девятнадцати на первый взгляд, девчонка и пожилого возраста мужчина. Судя по всему, отец и дочь. Девушка была светловолосой, на переносице «сидели» изящные очки. Тоже из наших – четвероглазых. Мужчина сидел рядом и грел ее руки в своих. В его темных глазах застыло странное выражение – смесь нежности, сочувствия и вины. Странно. Он в чем-то виноват перед ней… Впрочем, это не мое дело. У каждого свои проблемы. И хоть он не был похож на курящего, я все же подошла.

– Простите, у вас зажигалки не найдется?

Девушка подняла голову, и по мне скользнул внимательный взгляд серых глаз. По тонким губам скользнула легкая, но укоризненная улыбка.

– Найдется. – Мужчина встал, вытащил зажигалку и поднес ее мне уже зажженную. – Губите себя?

– Спасибо. – Я затянулась и, выдохнув дым, ответила на укор: – А жить вообще вредно, от этого умирают.

– Вы знакомы со словом «смерть»? – неожиданно в разговор вмешалась девушка.

– Нат. – Мужчина быстро обернулся в сторону дочери, но она испытующе смотрела на меня, не обратив внимания на отца.

– Знаешь, – я жестко встретила ее взгляд, – четыре дня назад это слово для меня было синонимом свободы. Не говори о том, в чем не разбираешься.

– А с чего вы взяли, что я этого не знаю? – не отставала она. Вот упрямая. Она неожиданно оперлась на спинку скамейки и встала, оказавшись одного со мной роста. Только сейчас я заметила, что правый ботинок у нее с какими-то вставками.

«Ортопедический? У нее проблема с правой ногой? И не сдается… Молодец».

– А ты знаешь?

– Знаю, и не понаслышке.

Я вздохнула, разглядев в ее глазах желание поспорить и легкую грусть.

– Мне кажется, мы с разных сторон с этим столкнулись.

– Да? – В голосе отчетливо прозвучал скептицизм.

– Да. У слова «смерть» есть множество толкований.

Странно, но ее отец с интересом следил за спором, не вмешиваясь. Мой бы давно влез и дал обеим по шее.

– А с чего вы взяли, что я столкнулась с самым простым?

«Так, или мне кажется, или она начинает злиться?»

– Тебя глаза выдают. – Я улыбнулась. – Они слишком мягкие… Спасибо еще раз. Мне пора. – Я кивнула ее отцу и двинулась дальше.

– Убегаете от спора? – полетело мне в спину, и я остановилась. «Бегство? С чего ты так решила? Я не убегаю, я всего лишь отступаю. А у нее сильная воля. Возможно, она даже сильней меня». На секунду стало горько от обычной жалости к самой себе, но я отогнала это темное чувство. Ни к чему хорошему оно не приведет. Только к депрессии и выводу: «Меня никто не любит, и я никому не нужна в этой жизни»…

– Нет. – Я обернулась. – Просто не дай бог тебе испытать на собственной шкуре что такое «убей или будешь убит». – Я невесело усмехнулась и быстро двинулась дальше по заснеженной аллее, спиной чувствуя ошеломленный взгляд этой нежданной спорщицы. Я чувствовала ее изумление… Да, видимо, ей тоже досталось в этой жизни, раз она вот так в спор вступила. Мне почему-то казалось, что наши с ней дороги еще пересекутся…

4

Рей смял банку и, выбросив ее в урну, нервно закурил – только что в честном поединке на лайтсайберах его одолел разозленный Тестер.

Бета-тестер.

Ярослав.

Паук.

Охотник не сомневался, что остался неузнанным, однако он и не думал, что этот мальчишка настолько рассвирепеет, что «порвет» его, как тузик грелку, за рекордное время.

– И чего он так взбеленился? – Рей недоуменно пожал плечами.

– Не надо было про Темную язвить, – ухмыльнулся Джерри, сидевший в соседнем кресле и наблюдавший за позором коллеги с самого начала. – Ты же знаешь, что они ее теперь берегут, как драгоценность. Ты съязвил, ну вот и получи позорное преткновение джедайским мечом.

– Угу, – вклинился в разговор Кирилл, – вот вернется эта темная «драгоценность» с планом мести и наваляет нам «по самое не балуйся».

– Думаешь, что все-таки отомстит? – заинтересовался Вернер.

– Ну да. – Утвердительно кивнул компьютерщик, однако Рей покачал головой.

– Нет, она не будет мстить явно. Она постарается нас уделать на нашей же территории. Кир, ты следишь за порталом Ксавьера?

– Слежу. Тишина. – Парень пожал плечами. – Ответа на наш клич пока не поступало.

– Ну, хорошую команду собрать не так-то просто, – хмыкнул Джерри. – Так что подождем.

– А ничего другого нам и не остается. – Рей тяжело вздохнул и затянулся погасшей было сигаретой. Сизый дымок устремился к потолку…

Утро для меня началось как-то резко. Не люблю я таких побудок! Вот отключу сотовый на фиг, будете знать… Ну да, а потом мне Лисяра будет часа четыре трындеть, и мне опять станет стыдно! Жуть!

Но это жизнь. И я не хочу ее менять на какую-либо другую.

Как бы то ни было, раздавшийся звонок выдернул меня из полусонного состояния, в котором я пребывала последние два часа. Нащупав телефон на тумбочке, я даже не посмотрела на номер, а сразу поднесла трубку к уху:

– Кто там такой добрый в восемь ночи звонит? – Я намеренно выделила голосом слово «добрый».

– Это я, – коротко прозвучало в ответ, и меня просветили: – Вообще-то уже десять утра.

– Кен. – Я села, обнаружив, что Лешки рядом нет. Метнувшийся к прикрытой двери взгляд напоролся на записку на тумбочке, написанную не слишком ровными буквами: «Буду послезавтра! Люблю. Крепко целую. Твой Лис». – Утро, блин! – Улыбнувшись, я потянулась. – Ты меня разбудил.

– Ну извини, не утерпел, – буркнул парень и усмехнулся. – Соня.

– Угу, я не сова и не жаворонок, – процитировала я свои же слова столетней давности. – Я мутант, и за несвоевременную побудку убить могу!

– Да я помню, как ты в меня будильником запустила много лет назад, – фыркнул Кеннет и сменил тему: – В общем, сестричка, я все сделал, когда я могу приехать?

– Да хоть сейчас. – Я зевнула. – Лиса не будет до послезавтра.

– Хорошо, через сорок минут буду. До встречи.

– Пока. – Я нажала на «отбой», потом, немного подумав, набрала знакомый номер. – Ты почему меня не разбудил? – сурово вопросила я у этого наглеца, когда на том конце прозвучало жизнерадостное: «Доброе утро, солнышко!»

– Ты так сладко спала и улыбалась, – ответил Алексей, и я словно увидела, как он улыбается, – что я просто не посмел. Это было бы жестоко.

– Зараза! – привычно припечатала я его, а на лице против воли расцвела улыбка.

– Согласен. – Он даже спорить не стал.

И вот что с ним за это сделать можно? Только крепко любить, и я сдалась.

– Ладно уж, так и быть – не буду бить… ногами.

– Я польщен, – отозвался Алексей.

Я только хмыкнула в ответ:

– Будь осторожен, Лисенок.

– Я всегда осторожен, – вздохнул мой Наблюдатель. – Чудо ты мое колюче-кусачее, рука сильно болит?

– Пока нет. – Я пошевелила плечом и поморщилась. Сегодня боль была, но тупая. «Черт возьми, заживет этот вывих когда-нибудь?! Вчера – не больно, сегодня – больно! Не поймешь этот организм».

– Вечером или днем заеду – перевязку сделаю. Попробуем немного по-другому зафиксировать. Вчера-то не болело.

– Не болело…

– Я люблю тебя, – сказал он, и связь прервалась. Так, надо вставать, а то скоро братишка придет. И хотя мне очень не хотелось подниматься и что-то делать, пришлось себя пересиливать. Ох, за такое измывательство над собой любимой, мне орден за мужество дать надо… Я дошла до ванны и внимательно посмотрела на свое отражение. Кошмар просто – глаза сонные, волосы дыбом. Тут простым умыванием и не отделаешься…

5
48
{"b":"1370","o":1}