ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хочешь что-нибудь сказать напоследок?

– У меня не было выбора. – Глаза девчонки смотрели в землю. – Они бы убили меня!

– А так убили других, да? – Я чуть прищурилась, внимательно наблюдая, как тень солнца отвоевывает себе пространство. Еще минута – и можно будет снять очки без вреда для себя.

– Неужели ты не понимаешь… – Она закусила губу, по-прежнему избегая моего взгляда.

– Нет, не понимаю. – Я шагнула в сторону тени и, сняв очки, заявила. – И ты еще была той, кто меня натаскивал по играм! Казалось бы, ты должна понимать цену словам «сам погибай, а друга выручай»! Ты же так говорила! А сейчас даже в глаза мне посмотреть не можешь!

Моя речь достигла цели – Ангел резко вскинула голову, ловя мой взгляд, и замерла. Вот теперь точно все. Она начала каменеть. Медленно, потому что не ночь…

– Что ты… – Дыхание у нее перехватило, и голос сорвался.

– Ничего. – Я усмехнулась, наблюдая, как ее ноги становятся каменными. – Ты забыла, что простых персонажей у меня не бывает? – И без перехода заметила: – Дурочка ты, Кодекс это Кодекс…

Еще минута, и у стенки осталась симпатичная такая статуя.

– Кеннет.

– Я ее выпер в последнюю секунду, – моментально отозвался братец. – Она жива, это все, что я могу сказать.

– Спасибо, – я устало улыбнулась. Перед глазами сверкнула зеленая вспышка.

Сбросив ставший непомерно тяжелым шлем, я откинулась в кресле и прикрыла глаза. Боль скользила по нервным окончаниям, словно пробуя их на вкус и слегка покусывая, собираясь с остервенением вцепиться в них чуть позже. Я стянула перчатки и затолкала их вместе со шлемом на полку. Больше не могу…

– Ты как? – на монитор выскочило обеспокоенное сообщение от Мегало.

– Фигово, если не сказать хуже. – Не вставая, я дотянулась до воды и таблеток, заботливо оставленных Лешкой.

– Оправишься?

– У меня нет выбора. – Поморщившись, я залпом выпила обезболивающее и выдохнула: ощущение такое, словно меня переехали асфальтоукладчиком раза три-четыре. Как в том анекдоте: «Я вам сейчас открою! Не надо, я под дверь ее просуну!»

– У нас всех нет выбора, – посетовал Мегало.

– Мег. – Я немного помедлила, но все-таки дописала: – Я не знаю, когда вернусь к Игре. Мне нужен отдых.

– Я не настаиваю, Кристин. – Ответ пришел далеко не сразу. Наш мастодонт обдумывал все варианты. – Ты только вернись.

– Я вернусь… – Отследив список присутствующих, я дополнила сообщение: – Я вернусь, как только приду в себя. Простите за эту слабость… – В получатели я вписала всех посвященных. Удостоверившись в доставке письма всем названным, я вырубила Сеть и встала с кресла. «Как же противно то, что мне пришлось сделать. Противно… – Усилием воли заставила себя не думать об этом. – Скоро Лис должен появиться…»

Легкий щелчок входной двери спустя пять минут сообщил мне, что Алешка наконец пришел, и я двинулась в прихожую. Он не посмотрел на меня, молча повесив куртку и переобувшись, и только потом поднял голову. В глазах была усталость и боль.

– Она в больнице, в коме. Оклемается нескоро, может и не выжить. Сильно ты ее…

– Я по-другому не могла, Леш. – Я угрюмо разглядывала пол под ногами. – Она виновна в смерти как минимум троих, так пусть и отвечает за это, а я за нее буду отвечать только перед собственной совестью. Бог нам всем судья, но предавать ради собственной жизни – низко… Столько жизней взамен на вечный ужас? Взамен на вечный страх. Я не понимаю этого…

– Знаю. – Лис прислонился спиной к входной двери. – И все же это переходит все границы, игра не должна была вторгнуться в нашу жизнь…

– Фэйр сказал то же самое там, на крыше, – заметила я и неуверенно поинтересовалась: – Но мы ведь выстоим, правда?

Алексей резко шагнул вперед и притянул меня к себе. Я зарылась носом в его свитер, вцепившись в него, как в спасательный круг.

«Ведь правда, выстоим?

Правда?

Не молчи!»

– Выстоим, любимая, выстоим, – отозвался парень спустя минуту. – У нас просто нет иного выхода. Руки мы не имеем права опускать! После всего этого.

– Не имеем права, – едва слышно повторила я, зажмурившись, чтобы удержать слезы.

Он прав: ни я, ни он не сдадимся, не опустим руки. Теперь, когда Организация осталась без двух своих лучших Охотников, нам следует быть намного осторожнее. Либо нас попытаются убрать, либо отступятся. И сдается мне, что второй вариант не про нашу честь. А это означает продолжение противостояния и в реальности, где почти все Тестеры беспомощны. У нас нет денег и власти, а есть только собственное упрямство да Наблюдатели. Будем верить, что этого окажется достаточно.

Потому что надежда в этой жизни себя давно не оправдывает…

А пока у нас есть небольшая передышка. Счет три-три…

«Боже мой, почему так все происходит?

Знание никогда до добра не доводило.

Никогда!»

– Я в церковь зашел… – меланхолично сообщил Наблюдатель. – Шесть свечек за упокой. Дьявол всех раздери, это неправильно!!!

– Неправильно… – вяло согласилась я. – Когда теряешь нить реальности, когда Виртуальность вторгается в нашу жизнь и убивает друзей. Что нам остается???

– Только то, что мы делаем… – ответил Лис, и мы замолчали.

Нам ничего другого и не остается.

Мы впутались крепко…

По стене скользнула какая-то тень, но я не обратила на нее внимания. С глазами совсем плохо…

Как и с психикой…

Джерри кинул очередной окурок в полную пепельницу, ощутив, как тонкой струйкой стекает пот по спине. Увиденное его испугало.

– Боже мой. – Кирилл в ужасе поднял глаза на Охотника. – В кого же мы ее превратили?

Мужчина ответил не сразу:

– В зверя. – Он вздохнул. – Она и была такой. Мы всего лишь подтолкнули ее к этому.

– Хочешь сказать, – невесело усмехнулся компьютерщик, – что из-за того похищения она потеряла самоконтроль и выпустила то, что было глубоко в ней?

– Да. – Джерри закурил еще одну сигарету. – Второе я. Психологи не любят таких людей. Они непредсказуемы. Другое дело, что теперь она вряд ли станет такой, как прежде. Знаешь, я начинаю подозревать, что все ее позывные не просто дань реальности. Темный Берсерк, Темная, Темнота или Тьма.

– Думаешь, она знает это о себе? – Кирилл закрыл ноутбук и отложил его в сторону.

– Не думаю. – Охотник затушил сигарету и встал. – Знаю. Черт, она пока нам не по зубам. – Он немного подумал. – Ладно, пойду разговаривать с Оливером и объяснять ситуацию с операторской. Видимо, придется переносить офис.

Кир кивнул и, откинувшись в кресле, закрыл глаза. Что теперь будет, он не знал. Самое вероятное развитие событий – закрытие московского филиал, но это автоматически означало поражение в этой войне…

Поражение ли?

ЭПИЛОГ

В кабинет полковника, не стучась, с шумом ввалился подчиненный.

– Данил Андреич! Мы их выявили!

– Так, Стас, успокойся. – Начальник отодвинул в сторону просматриваемые им бумаги и внимательно посмотрел на Станислава. – Полный список?

– Да. – Молодой лейтенант сиял не хуже надраенного тазика. – Теперь у нас все! – Он протянул папку. – Вот.

– Молодцы! – Данил Андреевич улыбнулся. – Как удалось? – спросил он и поразился произошедшей в подчиненном перемене: тот как-то стушевался, отвел глаза, но все-таки заговорил:

– Они Рея Вильямса на вторых Иксах дожали до инсульта. Чуть позже был короткий поединок между Берсерком и Ангелом. Анна Лыпарева сейчас в коме, и нет надежд на ее возвращение. – Стас вздохнул. – Вроде ведь гражданские люди, а зверствуют как матерые убийцы. Они точно не преступники?

– Нет, им просто не оставили выбора, – пояснил полковник. – Не бери в голову. Это все?

– Да. – Лейтенант вспомнил, что он вообще-то военнослужащий и выпрямился. – Разрешите идти?

– Свободен, – отозвался Даниил Андреевич и, дождавшись, когда за Станиславом закроется дверь, открыл папку. В ней находились краткие досье и любительские фотографии.

72
{"b":"1370","o":1}