ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До конца заседания Буду и Коле быть не пришлось. Узнав, что их питомцы Век и Эра - в настоящее время находятся на Земле, Высший Актив приказал немедленно доставить их на Оро и прихватить еще кого-либо из современных землян. ВУПА остался обсудить создавшуюся ситуацию на закрытом заседании. Всю дорогу от зала заседания до лаборатории Вуд старался предопределить результаты обсуждения. Сопровождала их Лана. Она тоже молчала и только уже в лаборатории не сдержалась, высказалась: - Тебе, Вуд, эти обезьяны дороже родной планеты... родной цивилизации! Что ты ухватился за них, как за собственность? Что они тебе дают? Почему тебе плевать на своих? Зажечь Крипе - мечта всего нашего человечества, а ты обязательно хочешь убить ее! И ради чего? Ради чего?! - Ради Человечества, - отрезал Вуд, - не нашего, Лана, но общего. Зажжение Крипса можно и отложить. - Отложить? Это же ясно, не дураки твои земляне, чтобы уничтожить друг друга. - Буду показалось, что Лана даже зубами скрипнула от злости. - Они договорятся, они выживут, а потом еще и нас обгонят через год-другой... - Это верно,- согласился Вуд,- обгонят. - Как же мы тогда с ними... - Тогда никак. - А Крипе?.. - Нужно искать другой объект для эксперимента. - Другой?! - взвилась Лана.- Другой! А сколько лет на это уйдет?! Группа координат работает безуспешно. Совершенно неизвестно, когда она получит надежные результаты. Где экспериментировать? Мы столько работали! Мы уже почти у цели! После зажжения Крипса Эре станет самым великим человеком нашей цивилизации. И мы это заслужили, добились. Мы решали с ним глобальные проблемы, а не принюхивались к каким-то обезьянам. А тебе, Вуд... Ты просто завидуешь нам. Завидуешь нашему успеху, нашей славе, нашему положению. Ты всегда был сентиментальным неудачником. Набивался в друзья к Эрву, а теперь хочешь помешать ему. Но ему нужно завершить свою научную работу, понимаешь, за-вер-шить! И мы ни перед чем не остановимся ради этого!- почти кричала она.- Наука требует жертв! - Вот и принесите ей в жертву свое тщеславие,- зло выпалил Вуд и захлопнул за собой дверь, ведущую в их отделение лаборатории.

Люди! Не мигая висели в черном небе уже знакомые звезды чужой галактики. Огромная чаша Земли неторопливо проплывала под похожим на тарелку аппаратом Вуда и Колы. Внизу прошли облака смога над большим городом, очертания знакомого материка, знойные степи, ласково засеребрился под солнцем океан, мелькнула Камчатка, и все пространство внизу захватила великолепная Сибирь. Слева осторожно выглядывал Алтай. Здесь им с Колой еще в позапрошлый раз приглянулось уютное местечко, где можно было хорошо отдохнуть. Вот и теперь, согласно взглянув друг другу в глаза, они вскоре с удовольствием ощутили прикосновение аппарата к земле и привычно выбрались наружу. Мягкая шелковистая трава, пестрый ковер альпийских цветов. Веселый ручеек звонко перепрыгивал через полянку и исчезал под густыми кронами лиственниц. Вуд, раскинув тяжелые руки, навзничь повалился в траву, и через мгновение осторожно, но доверчиво легла на его плечо головка Колы. Легкие перистые облака вырисовывали затейливые узоры в голубизне неба, приятно грело солнце. Они лежали тихо, спокойно, не разговаривая, даже в мыслях не обращаясь друг к другу. Они просто впитывали столь близкий, уже почти родной мир Земли. И только когда солнце перестало слепить и, превратившись в огромный багровый шар, стало быстро падать за вершины фиолетового леса, они вернулись в аппарат, тарелка взмыла в вечернее небо.

Вуд оторвал взгляд от поверхности планеты, взглянул в глаза Коле. - Как ты думаешь, что они решат? Кола помедлила, неспеша поворачиваясь в кресле, протянула: - Может быть и решат идти на контакт с землянами, но... - Маловероятно?.. - Установить контакт со всей цивилизацией одновременно пока нет возможности, - рассудительно произнесла она. - И ты прав, контакт с любыми из государств ничего не принесет, за исключением, пожалуй, вражды. Они тут же начнут стараться использовать эту связь, чтобы установить гегемонию над другими, развить свое превосходство... Они не могут договориться между собой - в этом вся беда. Пока у власти не ученые, а политиканы цивилизация похожа, как тут говорят, на пороховую бочку. Мы столько наблюдаем за ними, ждем, а результат - ноль. - Да, а Эре не откажется от эксперимента. - Еще бы, такая слава! Но неужели ты считаешь, что Актив согласится?! Хотя, конечно, в целях нашей цивилизации это все разумно... - Кола! - Да, Вуд, так решат они, а поможет им председатель. - Ты думаешь? - И думать нечего. Есть вещи, от которых человечество не избавится никогда. Председатель ведь - родной дядя Ланы. - Не может быть! - Вуд чуть не подскочил. - Ах, Вуд, милый, ты живешь в своем обособленном мире и не замечаешь элементарных вещей... Но вещей очень значительных, как ни странно, и к тому же известных всем остальным, кроме тебя. - Кола проговорила это неспеша, с оттенком грусти и с добродушной улыбкой и тут же, всмотревшись в задумчивый профиль Вуда, ласково потрепала его волосы, добавила:- Ну да, за это я и люблю тебя еще больше. - Значит, голос крови неистребим...- полувопросительно проговорил Вуд. - А ты считаешь иначе?- отозвалась Кола и в упор спросила: - Тогда почему ты не сказал ВУПА, что мы передали землянам наш генетический код? - Нужно их убедить, - решительно сказал Вуд вместо ответа. - И этих, и тех... И мы должны как можно скорее вернуться... - Если сумеем... - Что ты хочешь этим сказать? - Вспомни последние слова Ланы... А .она осталась там, в лаборатории.

* * *

Евгений Кузьмин отложил в сторону рукопись и уставился на меня и Эллу беспомощными глазами. Мне он чем-то импонировал. За время сотрудничества с ним я убедился, что человек он далеко не блестящего ума. Своей степени он достиг исключительно за счет усидчивости и систематического накопления знаний, причем, знаний одного, узкого, направления. Он перемусолил кипы литературы, подобно ЭВМ перебрал сотни вариантов данной ему темы и один из них, казавшийся в то время оптимальным, преподнес как научное открытие. Плюс к этому - умение общаться с нужными людьми, тщательно подобранный круг знакомых, связи - он и стал ученым. Вспоминая известный афоризм "Воображение превыше знания, поскольку знание ограничено", я тогда еще отнес Евгения Кузьмича к людям недалеким. Накопив завидную эрудицию и обладая великим свойством терпеливо трудиться, он в своей деятельности неоднократно натыкался на чудесные идеи. Но мозг его оставался глух. Встретившись с чем-то неожиданным, его интеллект тут же признавал находку трансцендентальной, абсурдной и обходил, как, очевидно, древний рыцарь, скачущий в бой на коне, обошел бы современный танк, стоящий в полной боеготовности. Вот и сейчас, мне показалось, что я слышу, как в его мозгу скрипя и надрываясь, ворочаются извилины, и он трясет головой. - Послушай, Виктор,- наконец выдавливает он из себя,- так все-таки, что это?- он. тычет в рукопись. - Евгений Кузьмич, я хочу обойтись без предисловий, но то, что вы сейчас здесь, у нас - чрезвычайно важно. Это не фантастика, Евгений Кузьмич, это быль. Он сделал протестующий жест, но я перебил его: - Выслушайте меня. То, о чем говорили на Высшем Активе Оро, сообщил нам Вуд вчера вечером. Выгляните в окно и, если вам посчастливится, вы увидите их "тарелку". Мы не знаем, что решит Актив. Скорей всего, они все-таки "включат" Юпитер. С учетом относительности времени, до этого момента пройдет все же двадцать лет. Может быть, за это время люди Земли сумеют договориться между собой. Тогда Оро установит с ними контакт, чтобы выработать дальнейший план действий. Если же земляне за это время не придут к согласию - они погибнут, И даже не из-за Оро. Они просто самоуничтожатся. Препятствий в таком случае для Оро не будет... Как сказать обо всем этом людям Земли? Этого не знаю я, не знает Вуд, не знают наши жены, и вряд ли что-нибудь сможете предложить вы. Взгляните на этот аппарат, - я подошел к ящику в углу комнаты. - Это и есть тема моей, как вы называете "докторской". Это искусственный интеллект, Евгений Кузьмич. Правда, искусственный он только потому, что создан руками и умом. На самом деле это интеллект естественный, втиснутый в ящик. Это точная копия моего мозга, Евгений Кузьмич, перенесенная на искусственные материалы. Он знает все, что произошло, он видит, слышит и фиксирует все, что происходит. Он останется вместо меня. Мне уже пора к Вуду. Он и Кола дали нам с Эллой только сутки отсрочки. Когда часы пробьют двенадцать раз - мы исчезнем. Я только все время боялся, как бы они Эллу не забрали раньше, - я обнял жену, - но слава богу, мы останемся неразлучными до конца наших дней. - Значит вы...- Евгений Кузьмич от возбуждения не мог закончить фразу. - Да, Евгений Кузьмич, мы с Эллой и есть "обезьянки"... Я привлек к себе жену, поцеловал ее в приоткрытые губы и, обращаясь уже больше к ней, добавил: - И живем с ней уже двадцать тысяч лет. Наступившую тишину резко пронзил удар стенных часов. Евгений Кузьмич съежился, затравленно пробежал взглядом по комнате, ища выход, но, очевидно решив, что все бесполезно, он возмущенно взмахнул руками: - Но причем здесь я?! - Вы же читали - Актив Оро решил доставить к ним и одного из современных землян. А вы самый что ни на есть типичный средний землянин, к тому же и наш пра-пра-пра-п от ом ок. Часы ударили снова...

6
{"b":"137896","o":1}