ЛитМир - Электронная Библиотека

- 1 -

Елена Федина

Малый Лев

Книга 1

БЕТА МАЛОГО ЛЬВА

ОХОТА НА ТИГРА

Ольгерд поменял курс корабля во время своего дежурства. Он не знал, что это было:

затмение или результат холодной работы ума. Он слишком долго смотрел на эту звездочку, с

самого детства, и всегда мечтал побывать на ее третьей планете. Но дело было даже не в

этом. С мечтами люди спокойно доживают до старости и благополучно с ними расстаются.

Тут произошло что-то другое. Ему вдруг показалось, что он уже бессчетное число раз

сбивался с маршрута и нарушал график полета. И именно в этом месте.

Он знал, что сначала всё произойдет как обычно: навигатор будет нудно проверять его

полномочия и три раза спрашивать подтверждения (обычный, не экстремальный режим),

потом на экране побежит красная полосочка задержки, он будет сидеть и тупо смотреть на

нее, как будто ничего не случилось. Потом он увидит и услышит сообщение, что курс

изменен, тихо-тихо, едва уловимо подступит тошнота: признак параболического отклонения

от курса, и так же тихо и незаметно, до смешного обыденно поменяется его судьба. А потом

войдет его сменщица Дейс и удивленно спросит: «Ольгерд, что ты делаешь?» И это было уже

бессчетное число раз.

Как обреченный, он сказал первый пароль. И так и вышло: запросы, сканирование

правой ладони, красная полоска, тошнота, Дейс...

- Ольгерд, что ты делаешь?

- Меняю курс.

- А кто разрешил?

Дейс не была дерзкой, просто очень ответственной и старше его лет на сорок.

- Я пока еще капитан на этой скорлупке, - напомнил он.

Впрочем, капитан - это еще не хозяин корабля, это ничего не значит. Просто у него свои

инструкции, а у экипажа свои.

- Но мы же - не разведка, - нахмурилась она, - мы - курьер.

Ольгерд, конечно, мечтал о дальней разведке, но его по молодости пока еще гоняли

курьером между земными колониями, причем с мелкими поручениями и такими же

незначительными посылками. Обратно с Канделы он вообще летел почти порожняком.

- Спасибо, что напомнила, - сказал он, - я и сам кое-что помню. Нам не понадобится

никакое спецоборудование. Даже скафандры. Это же бета Малого Льва.

Странно он себя чувствовал: как будто раздвоился. Один Ольгерд был здесь, а другой - на

пару минут в будущем.

- 2 -

«Сейчас она расстроенно сядет в кресло второго пилота», - думал он почему-то без

всякого удивления, - «положит ногу на ногу и только через минуту вспомнит, что это за бета».

«Это те самые развалины?..»

Она села и ровно минуту напрягала память.

- Это те самые развалины, которые нашел твой отец?

- Да, - сказал он не без гордости, - те самые.

- Но там же ничего нет!

Обидно было это слышать. Кое-что там все-таки было. На третьей планете

обнаружились следы вымершей технической цивилизации: разрушенные останки каких-то

бесконечных заводов, поросшие лопухом и крапивой, огромные как башни цистерны, рельсы

в бурьяне, ржавые вышки с оборванными проводами, подножье которых утопало в мелких

ромашках... и почему-то полное отсутствие городов и прочего жилья.

Похоже, люди там жили прямо в цехах, если это вообще были люди, а не роботы. Отец

привез много видеозаписей и всяких образцов, комиссия Космопроекта во главе с

Илларисом долго копалась в отчетах и решила, что делать там нечего, люди опоздали, по

крайней мере, на три тысячелетия. Полезных ископаемых тоже не осталось: свои всё

выгребли. Поэтому основывать там колонию именно сейчас нет никакого смысла: ни

научного, ни культурного, ни промышленного. Тот факт, что эта планета - почти что копия

Земли, всех не обрадовал, а наоборот только насторожил. В общем, исследования отложили в

долгий ящик.

Ольгерд всё это прекрасно знал. Он знал так же, что его считали тихоней, скромнягой и

одним из самых дисциплинированных капитанов в Космофлоте. У него не было еще ни

одного взыскания и даже ни одного предупреждения. Он и в школе был круглым отличником.

Ослушаться отца, отказать сестре, упрекнуть в чем-то бывшую жену, а уж тем более

нарушить график полета - было для него немыслимым поступком. Тем не менее, он это

делал.

Он смотрел на изумленную Дейс и думал о том, что пора ему в долгосрочный отпуск, что

нельзя так долго болтаться в космосе даже после развода с женой. Толку от этого мало, а

свихнуться можно запросто. И еще подумал, что после дежурства надо срочно достать из

сейфа пузырь со спиртом и распить с кем-нибудь...

«Там ничего нет, Дейс, ты права» - думал он, глядя на взрослую умную женщину, -

«ничего, кроме моей глупости, кроме моей давней детской мечты, моего сна в тихой темной

комнате с распахнутыми на звездное небо окнами и мягкого голоса отца: «Когда ты

вырастешь, мы полетим туда вместе, сынок. А сейчас спи...». И я видел ослепительные сны!

Впрочем, когда я вырос, он уже не летал».

Дейс смотрела с полным непониманием. Нетрудно было догадаться, что не более

восторженно отреагирует и вся команда, не говоря уже о начальстве на Земле, но дело было

сделано. Корабль летел к развалинам. «Интересно», - думал Ольгерд, - «поймет ли меня

отец?»

Он уже видел себя, бредущего по бурьяну и ржавым рельсам с отвинченным шлемом

подмышкой (атмосфера была подходящая). Он шел по этим рельсам много тысяч раз и

должен был пройти еще. Если время - это гигантское колесо, то ему не по силам разорвать

этот порочный круг, да и зачем?

- Слушай, а ты не заболел? - наконец сделала разумное предположение Дейс и положила

ему руку на лоб.

- Заболел, - усмехнулся Ольгерд, - бунтую.

- Послушай, ты ведь не один на корабле.

- Если вы - моя команда, значит, должны мне доверять... и не надо меня гладить по

головке, я не ребенок.

- Извините, капитан, - усмехнулась она.

Она летала еще с его матерью. Ольгерд уважал старших, хотя самому уже перевалило за

тридцать, он считал, что это уже солидно, и мечтал о серьезных рейсах. Когда же она убрала

руку, он понял, что рука на лбу была нужна. И не только сейчас. Всегда. Но ему всю жизнь не

везло на женщин.

- 3 -

Мать постоянно была в космосе, пока не погибла на Альдебаране семь лет назад. Сестра

была слишком красива, воспитана как принцесса, насмешлива, самоуверенна и без

малейшего желания кого-нибудь обогреть и осчастливить. Бывшая жена вообще оказалась

чужим человеком, всё время от него чего-то хотевшим и выставлявшим ему оценки. В

случайные связи он вступал редко и неохотно, когда ситуация складывалась совсем уж

однозначная и безвыходная, никакой особой радости при этом не испытывая. И была еще

первая школьная любовь, которая оказалась вовсе не любовью, а черте чем...

- Ладно, Дейс, дежурь, - сказал он устало, - полет нормальный. А я пойду к себе.

- Ты мне не нравишься, Ольгерд, - покачала головой мамина подруга, с тревогой глядя на

него светло-голубыми глазами в мелких морщинках, кажется, она до сих пор его жалела, все

эти семь лет.

- Всё будет в порядке, - улыбнулся он, - обещаю.

- Сходи в медпункт.

- Да здоров я, здоров!

- Ольгерд...

- Господи, неужели так трудно понять!.. Ты же умная женщина, Дейс, неужели ты не

понимаешь?

Ольгерд никому не рассказывал об этом, но это казалось ему очевидным. Детство.

Огромное звездное небо, в котором где-то корабль отца. Он смотрит туда беспрерывно. Он

знает, что тоже будет капитаном, другой судьбы он себе даже не представляет! Потом

возвращение родителей с беты Малого Льва, радостная встреча, сувениры, гости, долгие

вечера с друзьями и разговорами о вселенной, счастливая и ласковая мама, рассказы отца, его

сильные руки, которые запросто подбрасывают к потолку, визжащая от восторга сестра,

1
{"b":"138507","o":1}