ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она схватила его за уши, быстро поцеловала и убежала.

Дон смотрел ей вслед, потирая ладонью губы. Девушки, думал он, иногда ведут себя еще более странно, чем драконы. Возможно, они принадлежат к совсем-совсем другой расе.

Он поспешил к месту старта. Почти вся колония собралась здесь, и последним из команды корабля прибыл Дон. Когда он появился, его встретил не самый дружелюбный взглед капитана Родса, командира «Маленького Давида». Родс раньше работал в Интернациональной службе, а сейчас числился в составе действующей армии, в Орбитальной гвардии. Он появился здесь всего три дня тому назад и был не очень расположен к разговорам. Все свое время он проводил с Конрадом. Дон дотронулся до своего кармана и подумал: интересно, какие приказы получил Родс? Наверное, не менее странные.

«Маленького Давида» вытащили на берег; он стоял на опорах, похожих на лыжи.

Ему не нужна была катапульта, да и взять ее было негде: все три катапульты находились в руках Федерации. Антирадарный колпак сняли, и над кораблем было теперь чистое небо, пространство, в которое он мог быстро устремиться.

Дон посмотрел на корабль и подумал, что тот больше похож на огромную бетономешалку, чем на ракету. Там, где раньше были крылья, остались какие-то выступы, и выглядели они довольно печально. Носовая часть – раньше она была заостренной – теперь была переоборудована и приобрела форму шара, там была смонтирована радарная установка. Весь корабль был покрыт шрамами от сварки, переделывали его в спешке, не заботясь о красоте.

Гондолы ракет были сняты, а на месте, где был бак с горючим, сейчас установили контейнер с атомным топливом, отгороженный от кабины экипажа массивным защитным экраном. По всей обшивке торчали какие-то выпуклости, которые Конрад назвал «антеннами». Именно они и предназначались для искривления пространства. Правда, Дон представлял себе антенны по-другому.

Команда «Маленького Давида» состояла из девяти человек: Родса, Конрада, Харви и еще шести. Все они были молоды и только учились управлять кораблем.

Роджер Конрад носил великолепное звание «офицер, отвечающий за специальное оборудование». Корабль вез только одного пассажира – старину Мало. Его не было видно, и Дон не искал его. Задняя часть отсека, отведенного для экипажа, была герметизирована, воздух там был очень разреженным, сухим и холодным.

Все уже были на борту. Люк закрыли, и Дон уселся на свое место. Несмотря на то, что значительный объем помещения был занят новым оборудованием, осталось много пассажирских кресел. Капитан Родс уселся за пульт управления и произнес низким голосом:

– Включить механизмы старта! Пристегнуть ремни!

Дон так и сделал.

Родс повернулся к Конраду. Конрад сказал небрежным тоном, как будто вел светскую беседу:

– Через две минуты, джентльмены, – поскольку у нас не было возможности провести испытания корабля, – будет проведен довольно интересный эксперимент. У нас три возможности. – Он сделал эффектную паузу.

– Продолжайте! – резко сказал Родс.

– Возможно, что вообще ничего не произойдет. Нас могут подвести некоторые просчеты в теории, только и всего. Второе – может случиться, что все сработает хорошо. И третья возможность – корабль взорвется. – Он улыбнулся.

– Хочет ли кто-нибудь сделать ставку в такой игре? – Никто не ответил.

Конрад посмотрел себе под ноги и сказал:

– Ну что ж, о'кэй, капитан. Давайте хватайте судьбу за хвост.

Дону показалось, что вдруг настала ночь. Наступила невесомость. Его желудок, уже привыкший к повышенной гравитации Венеры, почувствовал себя неуютно и чуть не изъявил свое неудовольствие открыто. Конрад не был привязан, он плавал в воздухе, держась одной рукой за панель управления.

– Извините, джентльмены, – сказал он. – Это результат небольшой ошибки. А теперь давайте внесем поправки и направимся к Марсу. Порадуем нашего пассажира.

Он покрутил верньеры на пульте. Желудок Дона оказался на месте в результате возникшего тяготения примерно в одну треть земного. Конрад сказал:

– Очень хорошо, капитан. Теперь можно позволить всем отстегнуться. Кто-то позади Дона спросил:

– В чем дело? Что, наш план не сработал?

– Совсем наоборот, – ответил Конрад. – Мы сейчас летим с… – он остановился и взглянул на приборы, – …с ускорением примерно в двадцать «дж».

Корабль по-прежнему был окружен темнотой, отрезанный от всей Вселенной тем, что не совсем правильно называли «бесконечностью», за исключением нескольких минут в конце каждой вахты, когда Конрад выключал поле, чтобы дать возможность капитану Родсу сориентироваться по звездам. Во время этих пауз они пребывали в состоянии невесомости, а звезды ярко светили через иллюминаторы. А затем вновь наступала темнота, и «Маленький Давид» возвращался в свой особый маленький мир.

Капитан Родс завел привычку негромко ругаться про себя после каждой обсервации. Он проверял свои расчеты не менее трех раз.

Между вахтами Конрад занимался со своим «классом по изучению аппаратуры», причем столько часов в день, сколько этот класс мог выдержать. Дон обнаружил, что его лекции были так же непонятны, как и те объяснения, который Конрад дал в свое время Фипсу.

– Я просто не могу понять этого, Роджер, – пожаловался он своему учителю, когда тот в третий раз повторял ему сказанное. Конрад пожал плечами и улыбнулся.

– Не тушуйся. К тому времени, когда ты закончишь устанавливать оборудование на свой собственный корабль, ты уже будешь знать его так, как твоя нога знает родной ботинок. А сейчас давай снова пройдемся по этому пункту.

Кроме занятий делать было совершенно нечего, корабль был слишком мал и битком набит людьми. Почти беспрерывно шла игра в карты. У Дона с самого начала было немного денег, а скоро и вовсе не осталось. Играть было не на что, он спал или размышлял.

Фипс был прав, решил он. Путешествия с такой скоростью изменят мир. Люди станут перепрыгивать с одной планеты на другую так же легко, как летают с одного континента Земли на другой. Это будет революция в транспорте, рывок от парусных кораблей к межконтинентальным ракетам, почти мгновенный, а не растянутый на три столетия.

Может быть, когда-нибудь он вернется на Землю. Жизнь там имеет свои приятные стороны. Взять хотя бы верховую езду. Интересно, помнит ли его Лэйзи?

Ему хотелось бы научить Изабель ездить на лошади. Хотел бы он увидеть выражение ее лица, когда она впервые встретится с лошадью.

Одно было для него совершенно ясно. Он не останется на Земле, даже если когда-нибудь и вернется туда. Он не останется ни на Венере, ни на Марсе.

Теперь он знал, где его место, – там, где он родился, – в космосе. Любая планета была для него чем-то вроде гостиницы, а космос – родным домом.

Может быть, он отправится к звездам на «Первопроходце». Если они уцелеют, любой из экипажа «Маленького Давида» будет иметь хорошие шансы попасть в экипаж звездного корабля. Правда, команда «Первопроходца» должна была состоять из супружеских пар, но теперь это уже не казалось ему препятствием. Он был уверен, что успеет жениться, хотя и не мог точно сказать, откуда у него эта уверенность. Такая, как Изабель, пойдет за своим мужчиной хоть на край света. Ее не придется уговаривать. Кроме того, «Первопроходец» стартует еще не скоро; его будут оборудовать системами Хорста-Милна-Конрада.

Во всяком случае сначала нужно покончить с войной. Когда он вернется, его, вероятно, переведут в Космическую гвардию, и это сделает его положение в обществе достаточно высоким к тому моменту, когда он будет демобилизован по выслуге лет. Подумать только, уже сейчас можно считать, что он служит в Космической гвардии!

Мак-Мастерс был прав: есть только один путь на Марс – на военном корабле.

Дон осмотрелся вокруг. Игра в карты продолжалась, а двое его друзей бросали кости на палубе, причем кубики катились медленно, поскольку сила тяжести была невелика. Конрад опустил свое кресло в положение для лежания. Дон решил, что все это не очень-то похоже на миссию по спасению мира. Кабина ракеты чем-то напоминала неубранную постель.

46
{"b":"138717","o":1}