ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Люси глубоко вздохнула. Если когда-нибудь ей требовалось мужество, то именно сейчас. Мысленно она взмолилась высшим силам: «Молю, дайте сбыться моей мечте!» Сцепив руки на коленях, она ринулась напролом:

— Ты знаешь, что я уже слышала о смерти твоих братьев. Плохие новости быстро бегут. Мне очень жаль. Это ужасная трагедия.

Он кивнул с каменным лицом.

Лобовое столкновение пикапа Лэндона с грузовиком стало местной печальной сенсацией. Дикий несчастный случай: оба его брата, Лэндон и Том, погибли, как и водитель другой машины. Местные жители говорили, взрыв был слышен на много миль вокруг. Расследование так и не смогло установить причину, по которой Лэндон выехал на встречную полосу. Предположили, что он потянулся за очередной сигаретой или за мобильником, лежавшим на полу между сиденьями.

— В результате ты получил все права на «Лейзи С», так? — Она обвела взглядом комнату. — Ты, конечно, этого не ожидал, старшие братья идут первыми в порядке наследования.

Он помедлил.

— Да.

— Раст, я сказала тебе, что у меня есть деньги, и это правда. Моя жизнь не слишком богата событиями, но я… была замужем.

Он поднял брови; она не осуждала его за удивление. Невелика доблесть. По крайней мере так с удовольствием любил повторять Кеннет.

— Так вот, год назад мой муж умер, — она заставила себя посмотреть Расту в глаза, — и я осталась богатой вдовой.

Он отвел глаза, лицо приняло задумчивое выражение. Потерев подбородок, Раст сказал:

— Понял.

Видимо, нет. Видимо, понял так, как ему хотелось, но настаивать не было смысла. С несвойственной ей дерзостью она выпалила:

— Я хочу купить «Лейзи С».

— Купить? — Он вытаращил глаза. — Целиком? — Он окинул ее жалостливым взглядом. — Я думал, ты хочешь купить пару акров, чтобы держать лошадей или построить домик. «Лейзи С» включает в себя несколько тысяч акров пастбищ, права на реку, двенадцать тысяч дойных коров, не считая телят, полторы сотни лошадей и десятки быков-производителей. Одно только имущество стоит целое состояние.

Он небрежно обронил цифру, и она повисла между ними в воздухе, нагнетая напряженность.

Люси глазом не моргнула.

Он изучал ее лицо. Через минуту неверие сменилось глухим беспокойством.

— У тебя есть столько?

И снова она смотрела неподвижным взором, ожидая, когда он сам придет к заключению. Напряженность исчезла, оставив легкое облако недоверия.

Раст снял шляпу и взъерошил густые волосы цвета крепкого кофе. Он медленно выдохнул. Она физически ощущала его шок и сопротивление ее новому жизненному статусу.

Откинувшись в кресле, он водрузил ноги на картотеку.

— Ну, это кое-что. Как вижу, ты неплохо потрудилась, Люси.

— Не я, — быстро поправила она, — а муж. У него был бизнес, связанный с недвижимостью.

— Но теперь он твой.

— Да. — Она неловко заерзала. — Но я не… то есть… — Она одернула себя. В ее планы не входило объяснять все. Она кашлянул. — Так ты продаешь?

Он с грохотом обрушил сапоги на пол, вскочил, схватил шляпу и нахлобучил ее до самых глаз. Наклонившись, уперся большими ладонями в стол.

— Нет, даже если ты дашь десять миллионов. Или двадцать. Люси, ты, похоже, считаешь, что все продается. Не все. Во всяком случае, не «Лейзи С». — Выпрямившись, он сделал два шага назад. — Благодарю, что навестила. Видимо, теперь ты не захочешь остаться ночевать. Э-э… интересно было снова тебя повидать.

— Подожди! — закричала она. Все-таки она это сделала — ущемила его мужскую гордость. — Я не хотела тебя обидеть! — Но он уже уходил. Она кинулась за ним, зацепилась за ножку стола и чуть не упала. Он не обернулся. — Раст, я не стараюсь выжить тебя!..

Раст на ходу бросил: «Выглядит именно так» и вышел за дверь.

Снаружи ее ослепило заходящее солнце. Яркие лучи не грели; холодный осенний воздух схватил за горло, за тонкие пальцы.

— Нет! Ты не понимаешь. — (Он был на полпути к конюшне.) — Постой, Раст, пожалуйста, повторила она. — Дай мне договорить. Я хочу, чтобы ты остался здесь.

Он замедлил шаги и, подбоченившись, обернулся к ней.

— Не понял…

Она понимала, что связывает себя по рукам и ногам, но остановиться не могла.

— Я знаю о твоих финансовых трудностях, Раст. Я знаю, что братья довели ранчо до полного упадка. У тебя была успешная адвокатская карьера в Сан-Франциско, ты хорошо зарабатывал, но недостаточно для того, чтобы вытащить ранчо из пропасти. Его лицо окаменело.

— Откуда ты знаешь?

С извиняющейся улыбкой она сказала:

— У меня есть свои адвокаты. Они раскопают что угодно, ты же знаешь.

Он фыркнул, развернулся и скрылся в конюшне. Она пошла за ним. После солнца, бившего в лицо, здесь было темно, как в подземелье. Обхватив себя руками, она старалась унять дрожь. Конюшня была большая — стойла, в них лошади, подсобка для хранения сбруи и седел, место для чистки лошадей.

Она нашла его возле сложенных горой тюков сена, Раст надевал тяжелые рабочие перчатки.

— Я заплачу любую сумму, которую ты назовешь. Раст, мне нужно это ранчо. Мне… мне нужен ты.

Он наконец-то остановился и смерил ее грозным взглядом.

— Зачем? Для чего я тебе нужен, Люси? Набираясь мужества, она невольно выпрямилась.

— Чтобы управлять хозяйством, конечно. Руководить рабочими, принимать деловые решения, покупать все необходимое. Для всего! Я… я ничего не смыслю в этих делах.

Он насмешливо посмотрел на ее туфли-лодочки с тонкими ремешками.

— Да что ты говоришь!

Теперь отступать она не могла; нужно, чтобы он понял.

— Раст, я ничего не знаю о животноводстве. Но мне известно одно: время, что я здесь провела, было лучшим временем в моей жизни. Я понимаю, что кажусь тебе сумасбродкой, но мне нужен этот большой, приветливый старый дом, нужен запах лошадей, разгоряченных скачкой, нужно, чтобы вокруг меня были знакомые люди, нужен… старый дуб посреди поляны.

Она гадала, понимает ли он, хоть и смотрит ей в глаза; гадала, помнит ли он, как они провели день, сидя на дереве, тот давний день, когда она плакала, потому что мать сказала, что ей надоели лошади и вонючий скот и она собирается подать на развод, как только доберется до адвоката. Ей надоело, надоело, надоело; во всех грехах она винила своего тогдашнего мужа Говарда Шефилда неотесанную, как презрительно бросила мать, деревенщину, за которого она выскочила замуж в кратком умопомрачении в угаре Лас-Вегаса.

— Мы уедем из «Лейзи С» завтра же утром! объявила мать.

Люси вспомнила, как сжалось ее сердце, как бежала, ища уединения, как ветви дерева укрыли ее и приласкали. Видение ожило в ее мозгу, казалось, протяни руку — и дотронешься до золотых лучей уходящего солнца. Дотронешься до доброго мальчика Раста Шефилда.

Ей с трудом удалось сдержать поток воспоминаний.

— У м-меня есть идея по возрождению ранчо. Раст, мы могли бы принимать у себя людей, которым по вкусу сельская жизнь. Они наденут джинсы, будут ездить верхом и помогать ухаживать за скотом. — В детстве ей это так много дало, разве удивительно, что она хочет и другим дать возможность испытать такое же счастье? — Они могли бы жить здесь одну-две недели, — продолжала она с возрастающим энтузиазмом, — наслаждаться дивной природой, узнавать, что значит…

— Выставочное ранчо! — с грубым хохотом оборвал он ее пылкую речь. — Ты хочешь превратить «Лейзи С» в отель?

— Называй как хочешь. — Она пожала плечами, стараясь не поддаваться его насмешкам. Нужно только хорошенько ему объяснить, нарисовать полную картину, и он все оценит. — Я много над этим думала, разработала все в деталях. Я понимаю, для тебя это ново, Раст, нужно время, чтобы во всем разобраться; это может быть что-то вроде оздоровительного ранчо. Сделаем бассейн, заведем классы йоги…

— Никакие полуголые йоги не будут здесь бегать и вещать глупости про «новые времена». — Свирепое выражение лица остановило поток ее красноречия, как будто захлопнулась дверь. — Чертов бассейн нам тоже не нужен. Мы простые трудяги. Когда от работы становится жарко, мы ныряем в речку. — Он яростно схватил вилы и вонзил их в копну сена. На мгновенье ей показалось, что он был бы не прочь воткнуть их в нее.

2
{"b":"13892","o":1}