ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот сейчас я тебе покажу вампиров, — зловеще произнесла она, вставая с кровати.

После такой угрозы, Ромка не стал дожидаться, пока она набросится на него. Он сорвался с места и стрелой припустил прочь.

— Бежим! Он её покусал, — на ходу крикнул Ромка.

Пашке не пришлось объяснять, в чём дело. Ставя абсолютный мировой рекорд по бегу, ребята наперегонки помчались прочь, а по дачному посёлку разнеслись их истошные крики:

— Спасите!!! На помощь!!! Вампиры!!!

Соседи проявили чудеса солидарности. Покинув тёплые постели, все повыскакивали на улицу. Когда всё успокоилось, в домах ещё долго не ложились, обсуждая происшествие. Но хуже всего было на следующий день. Мало того что Игорь надавал охотникам за привидениями по шеям. Настя целую неделю дулась за то, что Ромка осрамил её перед всем дачным посёлком. А что такого он сделал? Её же спасал. Нет, что ни говори, но в фильмах бороться с призраками гораздо легче. Ну почему жизнь устроена так несправедливо? Одним — всё, а другим — ничего.

Пир

От шоссе вдали, в чащобе,
В окружении надгробий,
В замке брошенном вампир
Для друзей устроил пир.
Ровно в полночь в полнолунье
В замок прибыли колдуньи
И известный скандалист
Мёртвый рыцарь-металлист.
А за ним в цепях дешёвых
Пара ведьм средневековых,
С ними Цербер, пёс свирепый.
Вышел щёголь-граф из склепа,
Объявил начало бала,
И толпа возликовала.
Фредди Крюгер, диск-жокей,
Рок врубил потяжелей.
Привидения-лакеи,
Разодетые в ливреи,
Обнесли гостей крюшоном.
А палач под капюшоном,
Мрачно сидя возле двери,
Пил коктейль «Кровавый мерин»
Упыри играли в покер.
У кого в колоде джокер?
В кресло чопорно и прямо
Села пиковая дама
В чёрном саване из шёлка.
Вот ведь хитрая кошёлка!
А когда был пир в разгаре,
И плясали все в угаре,
Франкенштейн гостей достал
И нарвался на скандал.
Обозвал перед народом
Графа Дракулу уродом.
Ведьмы бросились всем миром
На защиту их кумира.
Мёртвый рыцарь очень жёстко
Оттащил их за причёски.
Началась такая драка:
Придавили вурдалака,
Фредди выбили два зуба,
Бедный граф лишился чуба.
Приложили сгоряча
Топорищем палача.
Тут раздался, как на горе,
Похоронный марш в мажоре.
Прокричал петух три раза.
Визг и вопли стихли сразу.
Замок Дракулы исчез.
И опять шумит там лес.

Клад

Летом я гостил в деревне у бабушки. Там подружился с Тимкой, Коляном и Васькой Крюгером. Вообще-то, он Семёнов, это у него прозвище такое. Васька — уважаемый человек, во-первых, потому что он на два года старше нас всех, а во-вторых, знает кучу всяких ужастиков. Если бы он был писателем, он бы, наверное, сто томов написал. Но в писатели Васька не собирается, потому что по русскому ему с трудом натянули тройку. Зато он щедро делится своими познаниями устно.

По вечерам мы собирались на пустыре за огородами, разжигали костерок и пекли картошку, а как только начинало смеркаться, приходило время для страшных историй, ведь рассказывать ужастики, пока не стемнеет, — всё равно что зря время терять. Кто же среди бела дня испугается какой-то зелёной простыни. Другое дело, когда роща за пустырём превращается в беспросветную, мрачную чащу, а по земле стелится туман, как в фильмах ужасов. Тогда за каждым деревом чудище мерещится.

Я уже говорил, что особенно по части страшилок отличался Васька Крюгер. У него всегда в запасе были такие ужасы, прямо мурашки по коже, и главное — не какие-нибудь детские, а настоящие, из жизни. Васька никогда не начинал первым, оставляя свой рассказ под завязку, как на концерте, где самые лучшие исполнители тоже всегда выступают напоследок.

Мы сидели и травили байки про «чёрную руку» и прочие страсти. Когда Тимка закончил свой леденящий душу рассказ о том, как бешеный будильник душил всех, кто заводил его на полночь, Васька смачно сплюнул на землю и сказал:

— Отстой.

— Почему это отстой? — обиделся Тимка.

— Чего ради будильник на полночь заводить?

— Ну мало ли. Может, надо в ночную смену идти, — вступился я за Тимку.

— Всё равно отстой. Как будильник может людей душить? Это не будильник, а дебильник какой-то, — презрительно усмехнулся Васька.

— Мало ли как! Вон чёрные глаза душили же, — возразил Тимка.

— И про глаза — тоже отстой, — со знанием дела сказал Васька. — Вот я знаю историю…

Мы притихли. Все обиды были тотчас забыты. Васька продолжал:

— Знаете брошенную ржавую бытовку неподалёку от водокачки?

— Это где мы в бандитов играли? — уточнил Колян.

— Ага. Там ещё груда битого кирпича лежит, — кивнул Васька, обвёл нас взглядом и только после того, как мы дружно закивали, повёл рассказ.

— Раньше там стояла старая часовня, а в ней разбойники прятали награбленное.

— Какие разбойники?

— Известное дело какие. Которые в лесу водились. Тут лес был ого-го! Типа чаща.

Разбойников целая орава, а главарь у них весь чёрный-пречёрный.

— Негр, что ли? — шёпотом переспросил Тимка.

— Какой негр? Обыкновенный.

— А чего ж он тогда чёрный? — с сомнением вставил Колян.

— Чего, чего? От злости почернел. Не хотите слушать, не надо, — разозлился Васька.

— Вась, ну ладно тебе. Давай дальше. Интересно же, — хором заканючили мы.

— А перебиваете чего? Я ж вам чистую правду рассказываю, а не лажу какую-нибудь про летающую простыню.

— Больше не будем. Расскажи, что дальше.

Васька любил, когда его упрашивали, поэтому ещё немного покочевряжился для порядка, а потом смилостивился:

— Так и быть, но чур больше не перебивать. В общем, в часовне у разбойников штаб-квартира была. А главарь ихний ни с кем делиться не хотел. Всё хотел себе захапать. Взял и перепрятал сокровища. А те видят, что их, как лохов, развели, и стали наезжать на главаря: мол, отдавай бабки. А он пистолет выхватил и говорит: «Кто моё сокровище тронет, тому неминучая смерть». А один там был такой крутой, он тоже хотел главарём стать, заместо прежнего. Он по главарю очередью из автомата как врежет: тра-та-та-та-та. А тот стоит и не падает. Тогда он выхватил гранатомёт: ба-бах!

Мне было интересно узнать, откуда у разбойников были автоматы и гранатомёты, но я побоялся встревать, а то Васька вконец обидится и откажется рассказывать дальше. Васька продолжал:

— Так вот. У главаря дырка во всю грудь, можно кулак просунуть, а ему по барабану. А потом главарь страшно так захохотал, и тут все увидели, что это мертвец. Поэтому его ничего не брало. И тогда он взял и всех порешил до единого и в гробы положил.

23
{"b":"140166","o":1}