ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Васька смолк.

— А гробы он откуда взял? — не выдержав, робко спросил я.

— Откуда, откуда? От верблюда. Я почём знаю. Может, у них заготовлены были для тех, кого они грабили?

Честно говоря, меня взяло сомнение, чтобы разбойники хранили у себя гробы. Видимо, это было написано у меня на лице, потому что Васька вдруг взъерепенился:

— Ты что, мне не веришь? Не веришь, да? Тогда сам посмотри. Ночью часовня из-под земли встаёт, и чёрный главарь по округе шастает, сокровище стережёт.

— Так оно до сих пор там? — спросил Тимка, глядя на рассказчика круглыми от ужаса глазами.

— Сто пудов! Где ж ему быть?

Зарытое сокровище было неопровержимым доказательством правдивости Васьки- ного рассказа.

— А что если нам его отыскать? — предложил я.

— Ты что?! Тебе жить надоело? — вскинулся Васька. — Говорят же тебе, его мертвец охраняет. Может, он нас даже сейчас слышит.

После этого замечания каждого из нас потянуло домой. Не сговариваясь, мы затушили костёр. По улице мы шли тесной гурьбой. Шутка ли сказать, мертвец прямо здесь, под боком ходит. Это было даже покруче призрака из брошенного дома по соседству с Ларионовыми или вампира, который повадился в курятник к тёте Зине, про которого Васька рассказывал в прошлый раз.

Первым свернул в свою калитку Колян, потом Тимка. Мы с Васькой прощались возле моего дома.

— А ты-то не боишься один до дома идти? — спросил я.

— Не, я привычный. Ну бывай. До завтра, — сказал Васька, поддёрнул штаны и пошагал по улице.

Я даже позавидовал тому, какой он бесстрашный. Ничего не боится, совсем безбашенный.

С вечера я не мог уснуть, всё вертелся с боку на бок. Мне не давал покоя Васькин рассказ. Что если мертвец в самом деле подумает, будто мы покушаемся на его клад? От этой мысли сна у меня не было ни в одном глазу. Не знаю, сколько я так промучился, но вдруг услышал какой-то шорох.

Я встал и подошёл к окну. Стояла тишина. Все спали. И всё же на душе у меня было неспокойно. Нужно бы проверить, хорошо ли заперта калитка. Я на цыпочках прокрался в кладовку, взял на всякий случай ружьё, с которым дед ходил на охоту, и осторожно вышел из дома. Не доходя до ворот, я остановился.

На землю опустился такой густой туман, что не было видно ни зги. Он заползал мне прямо в душу, сковывая её леденящим страхом. Гонимый ужасом, я повернул назад и пошёл в сторону дома. Я наугад брёл через белую завесу, но ни дома, ни забора, ни сарая не было. Я запаниковал. Передо мной простиралась окутанная туманом бесконечность. Меня начала колотить дрожь.

Внезапно пелена поредела. Я стоял в незнакомом месте. Передо мной высились руины полуразрушенной часовни. Кирпич, из которого она была сложена, почернел от времени. Туман стелился по земле, и от этого казалось, что призрачная часовня парит на облаке. За ней зловеще вырисовывались кладбищенские кресты.

Я крепко сжал в руках ружьё деда и в нерешительности огляделся, не зная, куда идти. В этот момент я увидел чёрного главаря. Призрак в упор смотрел на меня, вращая страшными глазами. На его синеватом лице неестественным алым светом горели глаза.

Я хотел убежать, но мои ноги точно приросли к земле. Мертвец направился ко мне. Я выстрелил. Ружьё дало осечку. Я снова судорожно нажал на курок. Раздался выстрел, но призрак даже глазом не моргнул, продолжая с кривой усмешкой надвигаться на меня. Он был так близко, что я слышал его хриплое дыхание.

Вне себя от ужаса, я замахнулся прикладом. Он прыгнул на меня, и мы схватились в рукопашной. Я в бешенстве боролся, пытаясь сбросить его с себя, но он не поддавался. Он ухватил меня за грудки и стал душить. Я закричал и рванулся изо всех сил. В следующий миг я услышал треск рвущейся материи и почувствовал, что падаю.

Когда я очнулся, надо мной стояла бабушка и причитала:

— Надо же так во сне крутиться! Позавчера с печки свалился, сегодня раскладушку прорвал! Вот что я тебе скажу, бери матрас и стелись на полу. Может, хоть там ты заснёшь спокойно.

Кое-как выбравшись из сломанной раскладушки, я устроился на полу.

— Спи, шустрик, — ласково сказала бабушка и погасила свет.

Я лежал в темноте и удивлялся. Разве можно спать спокойно, когда деревня кишмя кишит призраками, вампирами, вурдалаками и ожившими мертвецами? Я сюда только на лето приезжаю, и то дёрганый стал. А бабушка живёт среди этого ужаса круглый год, и хоть бы что! Это ж просто железные нервы надо иметь!

Очень страшная история

В безлунную полночь
я вышел из дома
И вдруг оказался,
где всё незнакомо.
Из мрака глядели
в упор на меня
Два жёлтых, недобрых
и страшных огня.
Я очень струхнул,
но подумал немножко
И понял, что это…
персидская кошка.
Я дальше пошёл.
Темнота всё сгущалась.
Решил отдохнуть я
хоть самую малость,
Но тут в черноте,
в двух шагах от меня
Зажглись два ужасных
зелёных огня.
Я очень струхнул,
но подумал немножко
И понял, что это…
ангорская кошка.
Я шёл, и места
становились всё глуше.
И ужас всё больше
мне сковывал душу,
Когда, не мигая,
из тьмы на меня
Зловеще смотрели
два красных огня.
Я очень струхнул,
но подумал немножко
И понял, что это…
сиамская кошка.
Во мраке кромешном
я брёл по дороге,
И ватными стали
от ужаса ноги.
В тревожной ночи,
будто сотня свечей,
Вдруг вспыхнуло множество
жутких огней.
Я очень струхнул,
но подумал немножко
И понял, что это…
конечно, не кошка,
А в тихом болоте
лягушки-квакушки
Повсюду решили
развесить гнилушки.
И если пойти к ним
туда не боишься,
То славно на празднике
повеселишься.
24
{"b":"140166","o":1}