ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Виринея, ты вернулась?
Ночной Охотник
Дворец Грез
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Тобол. Мало избранных
Погружение в Солнце
Удар молнии. Дневник Карсона Филлипса
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Довмонт. Князь-меч
A
A

— Нет, не надо. Ты ему просто скажи, мол, дуй домой делать уроки, а не то будешь иметь дело со мной.

— И всё? — удивился Конан.

— И всё.

— Лады.

Когда громадные ручищи сграбастали Шмыгунова и, точно пушинку, оторвали от земли, он в первый миг подумал, не объявился ли в городе Годзилла, но осознав, что перед ним Конан из одиннадцатого, пожалел, что это не монстр.

— В общем, так, малец, дуй домой делать уроки…

Онемев от удивления, Шмыга слушал и по привычке шмыгал носом в знак согласия. Скоро он вновь ощутил под ногами твёрдую почву. Конан неспешной походкой удалился.

Не успел оторопевший Шмыга понять, что бы это значило, как к нему подошёл Женька и, победоносно глянув на клиента, произнёс:

— Понял? Ты теперь закодированный. Иди домой и учи уроки.

— Ха, ничего себе кодирование. Видал я таких экстрасенсов! — обрёл дар речи Шмыгунов.

— Как хочешь, только если завтра схлопочешь двояк, объясняться будешь с Конаном. Фирма веников не вяжет, фирма делает гробы.

Шутка прозвучала зловеще.

— Да ладно тебе, я ж сроду уроков не делал. Пошутили, и хватит, — взмолился Шмыгунов.

— Кодирование — не шуточки, — отрезал Женька.

— Вот я всем расскажу, какой ты экстрасенс фигов, — в сердцах особенно громко шмыгнул носом Шмыгунов.

— Ага, первому Конану расскажи.

Бедный Шмыга понял, что он в ловушке. Понурив голову, он отправился домой набираться знаний.

Валентина Петровна вызвала Шмыгунова, и все затаили дыхание. Шмыга обвёл класс взглядом, точно приговорённый к казни, поднялся и обречённо побрёл к доске. Проходя мимо Женькиной парты, он услышал громкий шёпот.

— Помни, ты закодированный.

Перед мысленным взором Шмыгунова возник кулак Конана, и Шмыга тотчас почувствовал небывалый прилив умственных способностей. Собравшись с духом, он затараторил урок. Слушая его ответ, Валентина Петровна от удивления приподняла очки, а когда он замолк, произнесла:

— Ну, Шмыгунов, ты меня сегодня поразил. За старание ставлю тебе четвёрку.

Шмыга, который в жизни не получал четвёрок, не поверил своим ушам, а когда до него наконец дошёл смысл сказанного, выражение сильного ужаса, не сходившее с его лица во время ответа, вдруг сменилось улыбкой. Класс издал восхищённый вздох. На переменке Шмыгунов был героем дня.

— Слышь, Шмыга, а здорово на тебя кодирование подействовало. Может, и мне попробовать? — решил забубённый троечник Сидоров.

Шмыгунов хотел было сказать всё, что думает по поводу местного целителя, но вовремя сообразил, что быть единственным дураком, попавшимся на эту удочку, ему не хочется, и с энтузиазмом закивал:

— Ага, попробуй, — и, вспомнив кулак Конана, искренне добавил: — Сильная вещь!

Скоро на приём образовалась целая очередь. От желающих не было отбоя, но школьный экстрасенс принимал не больше одного человека в день. Во время записи Женька с важным видом делал пассы руками и только после этого давал добро Лёхе занести счастливчика в список очередников.

— Жень, а ты можешь меня от четвёрок закодировать? — попросила Синицына.

— Нет, девчонок я не кодирую. Поле слишком сильное, не для женского организма, — со знанием дела сказал он.

Когда записываться на кодирование пришёл верзила и первый забияка Юрка Петухов, Женька покачал головой:

— Нет, Петух, с тобой тоже ничего не получится.

— Почему это? — обиделся Петухов.

— У тебя аура не та.

Тщедушный Шмыгунов с завистью поглядел на мускулистого Петухова и бесповоротно решил начать ходить в спортзал, чтобы тоже накачать ауру. Зато, глядя, как остальные записываются на приём, он с радостью думал: «Пускай теперь другие парятся».

Вернувшись домой, Шмыгунов бросил портфель, схватил бутерброд и по обыкновению собрался бежать на улицу, как вдруг его остановил телефонный звонок. В трубке раздался Женькин голос:

— Шмыга, ты там как, не расслабился? Я на всякий случай звоню напомнить, что ты закодирован.

Хорошее настроение у Шмыгунова как рукой сняло. Он с ненавистью посмотрел на телефонную трубку и, молча швырнув её, направился к письменному столу.

Скоро молва о великом экстрасенсе, грозе двоек, выплеснулась за пределы класса. Перед началом урока Валентина Петровна пристально посмотрела на Женьку и спросила:

— Москвичёв, это правда, что ты от двоек кодируешь?

Женька встал из-за парты, пожал плечами и скромно потупился, а вместо него встряла Майка:

— Правда-правда. Он уже и Шмыгунова, и Сидорова, и Туваева закодировал. У них ни одной двойки за последнее время.

— Вот именно. Если бы я сама не видела, ни за что бы не поверила, — задумчиво произнесла учительница.

Слава Женьки достигла апогея. Стали появляться первые ласточки из параллельных классов. Закодированные, все как один, расхваливали школьного целителя, но насмерть молчали, когда их просили рассказать про кодирование подробнее.

Освоившись с обязанностями секретаря, Лёха сдерживал натиск страждущих избавиться от двоек. Шла вторая неделя Женькиной работы на поприще целительства, когда в толпе поднялось необычное оживление.

— На этот месяц записи нет, — привычно отчеканил Лёха, но осаждающие класс почтительно расступились, и перед Лёхой возник Конан.

— Я по льготной очереди, лады? — добродушно сказал он и добавил: — Говорят, тут у вас какой-то пацан от двоек кодирует. Позарез надо.

Лёха на ватных ногах отступил в сторону. Конан вошёл в класс и онемел. Он долго буравил Женьку взглядом, а потом произнёс коротко, но весомо:

— Ё-моё!

По дороге домой Женька был мрачным, как никогда.

— Но не били же! — как мог, старался успокоить друга Лёха.

— Ты только представь, какое дело загубили! — не слушая его, скорбно восклицал Женька. — Я для себя, что ли, старался? Для школы. Всего за десять дней вон как успеваемость повысил.

— Ага. Но не били же, — поддакнул Лёха.

Некоторое время они шли молча, а потом Женька махнул рукой:

— Ничего, Лёха, им же хуже. Нам-то что? Мы ещё что-нибудь придумаем. Дар, если он есть, никуда не пропадёт.

Обида

Я обиделся на маму,
Что сказала: «Ты упрямый»
Чтобы маму проучить,
Я решил ей досадить:
Делать всё наоборот.
Вот тогда она поймёт,
Ей с ребенком повезло.
Буду делать всё назло!
Отправляясь по делам,
Мне сказала мама:
«Сам Ты постель не убирай.
С полок пыль не протирай.
И не вздумай мыть посуду».
Я подумал молча: «Буду!»
«И уроков не учи.
Телевизор ты включи,
Забирайся на диван
И гляди весь день в экран».
С этим мама и ушла.
Бросив все свои дела,
Ей назло убрал постель я
И, не маясь от безделья,
Сковородки я оттёр,
И почистил я ковёр.
Я прибрал всю обувь в холле.
Я почистил брюки к школе.
Даже выстирал носки,
Лишь бы маме вопреки!
А она пришла домой,
Покачала головой,
И сказала грустно мама:
«До чего же ты упрямый!»
8
{"b":"140166","o":1}