ЛитМир - Электронная Библиотека

Николай Грошев

Первый Сталкер или как заканчиваются легенды

Эволюция (в биологии), — необратимое историческое развитие живой природы. Определяется изменчивостью, наследственностью и естественным отбором организмов. Сопровождается приспособлением их к изменяющимся условиям существования, образованием и вымиранием видов, преобразованием биогеоценозов и биосферы в целом.)

Пролог

— Ну!? Что там? — Раздражённо крикнул сталкер, в квадратную яму, подле своих ног. Он ждал уже долго и даже немного начал беспокоиться. Прошло уже несколько минут, как напарник спустился вниз и с тех пор ни звука, ни движения.

— Гарри! — Заорали снизу. — Спускайся! Тут чисто! И тут такое!!!

— Неужто повезло?

Сам себя спросил Гарри, кидая автомат за плечо и поспешно залезая в яму. Уцепившись за первые перекладины лестницы, он закрыл за собой люк — что было совсем не легко, с громоздки автоматом за спиной и необходимостью держаться, за первую перекладину лестницы, и быстро перебирая руками и ногами, торопливо спустился вниз. Едва ноги коснулись добротного бетонного пола, Гарри поспешил войти в широко распахнутую дверь. На труп девушки, лежавший лицом вниз, у самой лестницы, он внимания не обратил. Фрэнк его уже осмотрел: ни зомби, ни мутант какой, затаившийся. Обычный трупак давнишний. Мумифицированный немного, но ничего удивительного. Возможно, девчонка пролежала в этом наглухо закрытом подземелье не один год. А то может, с самого появления Зоны. Лежит и пусть себе дальше лежит. Не воняет и то ладно.

— Гарри! — Нетерпеливо заорал Фрэнк. — Что ты так долго!

— Здесь я! Здесь. — Поморщившись от громкого вопля напарника, ответил Гарри. Он уже вошёл, из тамбура с лестницей, в главную комнату подземелья и теперь вопли товарища буквально оглушали. — О! Да тут видать крупная база была! А, Фрэнки?

— Как говорят русские — в самую задницу попал!

Гарри скривился: Фрэнки отличался удивительно интересным качеством. Он очень любил запоминать, а потом использовать поговорки и коронные фразы разных народов. И неизменно путал как сами выражения, их принадлежность к определённым народам, так и само их содержание. Объяснить ему это не удавалось, несмотря на многочисленные попытки. А стоило попробовать вновь, как напарник начинал дуться и обижался примерно с неделю. В конце концов, Гарри вообще перестал указывать другу на его явные и грубые ошибки.

Гарри миновал большой стол, стоящий посреди просторной, со скруглёнными стенами, комнаты. Тут имелось несколько дверей — почти все открыты настежь. Видать и, правда, запасная база или схрон какой-то группировки. Разграбить такое дело — весьма прибыльное занятие. Гарри знал не понаслышке. Они с напарником давно бросили такое самоубийственное занятие как сталкерство. Пробовали охотиться за частями тел мутантов, для научников, но, вдруг обнаружили, что это весьма опасное занятие. Почему-то, те же снорки совсем не желали расставаться с частями своих тел. Так что они решили попробовать другой бизнес. Как оказалось, оба удивительно хорошо умели находить тайники. Так Проводники чуют аномалии. А вот они чуяли места, где кто-то что-то спрятал. Уже не один схрон им удалось найти и разграбить. И пока ни разу не последовала расплата за их нелёгкое ремесло. Они были осторожны — вот и всё. Вот и здесь — они нашли подземелье. Они обнаружили, что тут работает электричество и, возможно, есть чем поживиться. И Фрэнк спустился вниз. И позвал его. Но лишь потому, что обнаружил везде, на каждом сантиметре местного подземелья, пыль. Старую, лежавшую в несколько слоёв, многие месяцы ни кем нетронутую пыль. И труп местного обитателя, обратившийся в мумию. Заброшенная база — сомнительно, что за разграбление этого места последует расплата. Скорее всего, место принадлежало одной из погибших группировок, каких здесь было не меньше чем ныне существующих, а может и больше. Так что: бери, не хочу. А они хотели. Очень. Мародёрство было их хлебом, солью и, конечно, пивом. Пиво оба очень любили…

— Я… — Гарри вошёл в комнату, из которой кричал Фрэнк. — У меня нет слов дружище!

Фрэнк стоял, сияя улыбкой. Он бросил торжествующий взгляд на товарища.

— Бинго! — И прыгнул на мягкую кровать стоявшую посреди комнаты. Немедленно поднялась целая туча пыли. Фрэнк закашлялся, но радости его это нисколько не омрачило. Он счастливо смеялся. — Давно нам так не везло Гарри! Ох! Да нам так вообще никогда не везло!

Гарри говорить не мог и только смотрел на обстановку комнаты. Кровать. Пара шкафов и полки, прибитые к стенам. Несколько оружейных стеллажей и пара раскрытых металлических ящиков. Вроде ничего особенного — сколько таких схронов им уже попадалось! Туча и маленькое облачко в придачу. Да только, большей частью это были пустые заброшенные помещения. Которые, либо уже разграбили сталкеры, либо опустошили сгинувшие в Зоне хозяева. Но тут! Оружие стояло не тронутым, ещё в смазке и обёрнуто промасленной тканью. Ящики полны коробок с патронами. На полках еда, в основном в вакуумных и герметичных упаковках. А в одном из шкафчиков тускло поблёскивают артефакты. Да ещё и не из последних! Медуза, ещё видно Морского Ежа — да тут, наверное, и ещё есть! Они словно гробницу Тутанхамона нашли! Только Тутанхамона местного, сталкерством занимавшегося…

— Поверить не могу. — Пролепетал Гарри, расплываясь в счастливой безмятежной улыбке.

— Я тоже. — Фрэнк замер на корточках на кровати. А потом издал восторженный вопль пьяного тирольского танцора и стал прыгать на кровати. Комната немедленно наполнилась пылевым облаком.

Закашлявшись, Гарри, поспешил выйти прочь. Точнее выбежать стремительным галопом. Спустя секунду, за ним выскочил Фрэнк. Все в пыли, надрывно кашляющие, но жутко довольные и улыбающиеся они закрыли пыльное помещение и замерли у двери. Прокашлявшись, переглянулись и стремглав ринулись в другие комнаты.

Ещё не меньше часа не умолкали их восторженные вопли. Маленькое, в общем-то, подземелье, было доверху забито бесценными вещами. Оружие, патроны, еда — всего завались! Даже артефакты, правда, последних немного и раскиданы, где попало. Складывалось ощущение, что тут кто-то жил некоторое время и от скуки собирал в округе артефакты, а потом бросал здесь, куда душа ляжет. Странно, конечно. Но оба решили, что этим неизвестным была мёртвая девушка у входа. Наверное, она нашла это тёплое местечко и жила здесь некоторое время. А потом не повезло ей, и тут она и умерла. Удивительно, правда, как ещё сюда сумела добраться — на спине её оранжевого комбинезона они увидели не меньше трёх серьезных ран. Но, наверное, добралась, думала отлежаться, да так и померла…, Зона — тут долго не живут.

Впрочем, Фрэнк и Гарри могли бы с этим утверждением поспорить. Они тут болтались ещё в те времена, когда об Искателях никто и не слышал. Тогда они пробовали себя в роли бандитов. Не очень удачное было для них время. Оба не любили вспоминать о том дне, когда осознали всю низость бандитского промысла и отказались от него. Особенно они не любили вспоминать сам момент снизошедшего на них озарения.

— …гоблины, блин! — Сказал им объект грабежа, разряжая их оружие и складывая их патроны к себе в карман. Глянул, как Гарри пытается разлепить заплывшие глаза на своём красном от крови и уже начавшем отекать лице. — Вы кого на гоп-стоп развести хотели, сявки тряпочные?

Пришлось на этот вопрос ответить Гарри, потому что Фрэнк говорить не мог и только тихо подвывал, баюкая простреленное плечо. Плечо Фрэнку прострелила их жертва.

— Запомните лошня. — Сказал им этот пожилой уже человек, казавшийся такой лёгкой добычей. — Здесь моя территория. Вот по эту сторону ЧАЭС, вкурили черти? — Пришлось Гарри поспешно отвечать, потому что сталкер не дождавшись ответа, стал сильно пинать его ногами. Потом профессионально обыскал обоих, забрал всё, что у них было — даже сигареты и ушёл. Сказав на прощание.

1
{"b":"140302","o":1}