ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне бы хотелось показать тебе кое-что, — сказал вдруг Гадес. — Кое-что очень важное для меня.

Лина посмотрела на него, и их взгляды на мгновение встретились. Но Гадес тут же отвернулся, и Лина увидела, как напрягся его подбородок.

— Если это важно для тебя, я буду рада это увидеть.

Лицо Гадеса расслабилось, он снова сжал руку Лины.

— Сюда.

Первый ярус садов закончился, и Гадес повел ее вниз по ступеням на второй. Когда Лина сегодня собирала нектар, она была совершенно не в состоянии замечать что-либо еще, кроме сладких липких капель, и теперь ей хотелось бы остановиться и получше рассмотреть фонтаны и статуи, однако Гадес все прибавлял шагу. Ясно было, что он стремится как можно быстрее добраться до того, что хотел показать Лине. Загоревшись любопытством, Лина тоже ускорила ход, чтобы поспеть за темным богом.

На третьем уровне Гадес повернул на тропу, уходившую вправо. Она изгибалась буквой «S». И постепенно ухоженные лужайки и клумбы исчезли, вокруг встали большие сосны. Их острый залах напомнил Лине об отпуске и доме.

— Мне нравится запах сосен, — сказала Лина.

Но Гадес прижал палец к губам.

— Тсс! — прошептал он. — Не надо, чтобы они знали, что мы здесь.

Гадес показал на нагромождение больших камней.

— Мы должны подождать вон там, за камнями.

Заинтересованная, хотя и ничего не понимающая Лина позволила темному богу увлечь ее за собой, и они притаились за острыми обломками скал.

— И что будет? — шепотом спросила Лина.

Гадес слегка передвинулся, чтобы выглянуть из-за верхушки ближайшего камня. И жестом предложил Лине сделать то же самое. Она выглянула из-за камней.

Земля резко уходила вниз, к берегу реки, Лина заморгала, чтобы удостовериться, что зрение ее не обманывает, — вода сверкала, как живые бриллианты в магическом свете ночи Подземного мира. Вокруг было абсолютно тихо, и Лина отчетливо услышала голос реки. Река смеялась и напевала что-то на незнакомом языке. Лина не понимала слов, но звуки обладали неотразимой притягательностью, и Лине вдруг захотелось побежать вниз, к берегу, и войти в воду, погрузиться в этот легкий смех...

Крепкая рука Гадеса обняла ее за плечи. Его губы почти коснулись уха Лины, когда он тихо сказал:

— Не слушай зов реки.

Лина сосредоточилась на его голосе и почти сразу ощутила, как соблазн реки развеялся.

— Я должен был предупредить тебя. Зов Леты может быть очень сильным.

Дыхание Гадеса было теплым, успокаивающим, и Лина прислонилась к богу. Он чуть изменил положение тела и, взяв Лину за плечи, передвинул ее так, что она теперь почти сидела на его коленях, доверительно и удобно. Подняв голову, чтобы он мог слышать ее шепот, Лина чуть слышно спросила:

— Значит, это и есть Лета, река забвения?

Лина ощутила, как Гадес кивнул, и недоверчиво уставилась на реку. Так, значит, вот как выглядит прославленная река, заставляющая души забыть прошедшие жизни и готовящая их к новому рождению?

— И это и есть то, что так важно для тебя?

— В некотором смысле, — шепнул он в ответ. — Но тут есть еще кое-что.

— А почему мы должны сидеть так тихо?

— Не нужно, чтобы души знали, что мы здесь. Наше присутствие может их отвлечь. Здесь мы совершенно не нужны умершим.

Лина, разволновавшись, оглядела берег Леты.

— Но я не вижу тут умерших.

— Смотри и жди, — только и сказал Гадес.

Лина снова прислонилась к его груди. Гадес крепко обнял ее. Было так чудесно находиться рядом с ним, ощущать его... Пряный сосновый аромат висел в воздухе, смешиваясь с головокружительным мужским запахом Гадеса. Голос Леты изменился, стал нежным, убаюкивающим. Лина погрузилась в него, наблюдая за своими ощущениями. Все ее тело стало невероятно чувствительным. Рука бога лежала на ее предплечье, его большой палец лениво очерчивал крути. Лина едва заметно вздрогнула от этого прикосновения.

— Тебе недостаточно тепло в моем плаще? — тихонько спросил Гадес, и его дыхание коснулось уха Лины. — Ты замерзла?

Она качнула головой и повернулась в его руках так, чтобы видеть лицо темного бога. Тело Гадеса было крепким и сильным, и даже сквозь кожаную тужурку он излучал жар. Обнаженные руки Гадеса обнимали ее. Лина открыла рот, чтобы сказать: это его прикосновение заставляет ее вздрагивать, и...

— Смотри! — прошептал Гадес.

Темный бог наклонился, увлекая с собой Лину. С противоположной стороны реки к берегу спускались две фигуры. Когда они подошли ближе, Лина увидела, что они держатся за руки. Светлая вода отразила их тела, и стало ясно, что это очень старые мужчина и женщина. Они шагали медленно, касаясь друг друга плечами и бедрами. Через каждые несколько шагов мужчина поднимал к своим губам морщинистую руку женщины и осторожно целовал, а подруга нежно смотрела на него.

Лине было неловко подсматривать за парой, но в то же время она была просто зачарована взаимным обожанием этих двоих. Наконец старики добрались до самой реки. И повернулись лицом друг к другу. Мужчина взял женщину за плечи.

— Ты уверена? — Его голос был надтреснутым от старости и чувств, но тем не менее его было отчетливо слышно через реку.

— Да, любимый. Я уверена. Пришло наше время, и мы обязательно снова найдем друг друга, — ответила женщина.

— Я всегда тебе доверял. И теперь не могу сомневаться, — сказал мужчина.

Когда старик нежно обнял свою подругу и поцеловал ее, Лина почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Она быстро моргнула, чтобы видеть яснее. Пара разомкнула объятия, и, все так же держась за руки, мужчина и женщина опустились на колени, наклонились и глотнули кристально прозрачной воды.

И в то же мгновение их тела вспыхнули светом. Волосы и одежда взметнулись, словно подхваченные яростным ветром. А потом старики начали меняться. Лина задохнулась от изумления, видя, как исчезают все признаки старости. Мужчина и женщина сначала стали выглядеть как зрелые люди, потом как молодые, потом наконец превратились в подростков... Затем метаморфозы приостановились. Ошеломленные, двое уставились друг на друга. Потом мужчина запрокинул голову и восторженно закричал. И снова обнял свою подругу, а она крепко обняла его, смеясь и радостно крича.

Слезы градом катились из глаз Лины — должно быть, теперь двое выглядели как в тот день, когда впервые встретились и полюбили друг друга. И пока они обнимались, их тела становились все ярче и ярче, и наконец Лине пришлось прикрыть глаза ладонью от света. Еще мгновение — и они взорвались, как две упавшие звезды, и дождем искр просыпались в воду. Из взрывов возникли шары света размером с кулак. Они повисли над водой, привыкая к новому состоянию. И поплыли вверх по течению, и каждый шар уносил свой поток ветра. Лина смотрела им вслед. Два шара света продолжали держаться поблизости друг от друга, так близко, что, когда они удалились, расстояние между ними стало незаметным. Потом они исчезли из вида за поворотом реки.

Лина вытерла глаза ладонью и шмыгнула носом.

— И что с ними будет? — спросила она.

— Теперь эти души будут плыть вдоль Леты до ее истока. А там они снова родятся как обычные младенцы, чтобы прожить новые жизни, — ответил Гадес.

Лина снова повернулась к нему лицом.

— Но будут ли они опять вместе? Если они родятся как совершенно другие люди, ничего не помня о прошлой жизни, как им найти друг друга?

— Настоящие пары всегда находят друг друга. Так что не стоит их оплакивать. Женщина говорила правду: они будут вместе.

— Ты обещаешь? — дрогнувшим голосом спросила Лина.

— Я обещаю, милая. Я обещаю.

Медленно, пытаясь сбросить тысячелетия одиночества, Гадес обхватил ладонями лицо богини. Он решился. Он должен попытаться. Он пожалеет, если не сделает этого. Гадес смотрел на Персефону, и его сердце отчаянно колотилось. Глубоко вздохнув, он позволил себе смахнуть с ее лица последние слезинки.

— Именно это я и хотел тебе показать... поделиться с тобой... Узы любящих душ. Стоит однажды увидеть это — и забыть уже невозможно. Такое может даже изменить тебя. И это уж точно изменило меня.

46
{"b":"140307","o":1}