ЛитМир - Электронная Библиотека

— Много здесь падали?

— Будешь много говорить, будет больше. А так твари жирненькие, только их ловить сложно. Моя пробовала — не поймала. Такие вот когти, — он жестом показал, какие бывают когти у безымянных лесных тварей. — Тихо!.. — Шарскун поднял кверху ладонь. — Слышишь, орут?! Это тролли. У них брачный сезон.

— Они на ком предпочитают жениться? — на всякий случай уточнил Сергей.

— Мир сделан по одним законам — тролли женятся на троллях, скейвены на скейвенах и так далее, — научно ответил скейвен.

— Велики законы природы! — постановил Второй и с надеждой в голосе спросил: — Мы же туда не пойдем?

— Рядом пройдем, незаметно. Мне надо... — и Шарскун потащил попутчика за собой в кусты.

Продравшись сквозь колючие заросли, невольные попутчики стали свидетелями ожесточенной схватки между двумя четырехметровыми человекоподобными созданиями. Создания лупасили друг по другу вырванными пнями и глухо орали. В конце концов одному из них удалось нанести сокрушительный удар в ухо противнику и тот рухнул на землю. Его победитель вырвал полуторатонный каменный валун и раз сорок с маху обрушил его на голову поверженного противника. Потом он помочился на безжизненное тело, издал торжествующий вопль и скрылся в чаще.

— Жениться ушел, — удовлетворенный зрелищем битвы, заявил скейвен, мерно покачивая в разные стороны хвостом.

— Совет да любовь! — испуганно кивнул Второй. — И нам пора. Хоть жениться, хоть еще что, но не здесь.

— Нет, — как на сумасшедшего, посмотрел на него Шарскун. — Ты совсем глупый, Древний. Там, где бьются тролли, два дня нет никого, ни Хаоса, ни лесных тварей, никого другого. Закон мира! Мы рядом огонь зажжем, а я еды принесу.

— Кто ж знал? — пожал плечами Сергей. — Как раз я не завтракал.

Вскоре они нашли небольшую поляну у основания невероятных размеров дерева и развели костер. Скейвен подобрал с земли два камня, высек ими искру и поджег кучу сухого мха.

— Здорово у тебя получается, — похвалил его Второй, помаленьку начавший привыкать к внешнему виду спутника.

Тот почувствовал этот спонтанный прилив симпатии и даже изобразил на своей морде улыбку:

— Шарскун — большой изобретатель. Он пойдет еду искать, а ты, Древний, малыш, — сиди и молчи.

— Договорились, — согласился тот, расстилая свой плащ и располагаясь на нем комфортнее. Как это ни странно, но наличие неподалеку занесенных снегом полей никак не сказывалось на температуре в самом лесу. Было довольно тепло.

Пока скейвена не было, путешественника посетили разные мысли. Самые внятные из них были таковы: «Это никому не расскажешь, это происходит наяву, меня здесь почему-то уважают и берегут, но не все... Некоторые и сожрать могут. Это плохо. Надо быть хитрее. С кем хитрее? Нет, не надо быть хитрее, надо быть внимательнее. Но лучше бы меня разбудили. Я деньги верну. Расписку дам, поклянусь образованием».

Вскоре вернулся Шарскун с крупными кусками мяса, обернутыми в широкие листья папоротника. Он ловко нанизал куски на палку, наспех обжарил их над огнем и протянул один попутчику.

Сергей осторожно обнюхал поданное блюдо. Запах ему понравился. Молодой человек откусил один кусок, тщательно прожевал его, откусил другой — и так пока не съел все.

— Птичка какая? — спросил он у скейвена, доедающего свою порцию.

— Тролль, — с набитым ртом ответил тот.

— Меня сейчас вырвет, — признался Сергей.

— Почему? Это как корова, — не понял Шарскун. — Лучше коровы. Гораздо полезнее. Смотри.

Скейвен задрал рукав на своей левой лапе, вытащил из-за пояса нож и сделал на коже глубокий надрез. Не успела появиться кровь, как разрез невероятным образом, прямо на глазах в очередной раз изумленного Сергея, затянулся, так что и следа не осталось.

— Шарскун сюда шел, чтобы еще и тролля покушать. Очень полезно. Лакомство, — объяснил скейвен и встал: — Надо идти.

— Да, сидеть не стоит, надеюсь, меня вырвет по дороге, — поддержал его замысел Второй.

Шарскун встал над костром и проделал в воздухе какой-то пас правой лапой. Огонь немедленно потух, а прогревшаяся почва мгновенно затянулась молодой травкой.

— Круто! — восхитился Сергей.

— Ты тоже умеешь, только не знаешь, — сказал крыс.

— Это как? — заинтересовался Второй.

— Чертишь в воздухе свое имя. Пальцем. Выбираешь возможность и делаешь изменение.

— Имя светское или игровое?

— У тебя одно имя — Магнификус. Если ты назовешь себя другим, то будет больно, — терпеливо объяснил скейвен.

Сергей тщательно обтер палец о плащ и вывел в пустом пространстве перед собой слово «Магнификус». И опять произошло необычное — молодого человека окружили, как мухи, тысячи, десятки тысяч мелких светящихся голубоватым светом кружков. Они кружились вокруг него, создавая собой подобие сферы.

— Чего дальше? — вполголоса уточнил он у спутника.

— Ты их видишь?

— Еще как.

— Их десять или двадцать? У Древних возможностей много.

— Их тысячи. И они мелкие, как монетки. Светятся еще.

— О, великий Магнификус! — совершенно неожиданным образом повел себя Шарскун, падая ниц перед Сергеем. — Твоя слава, твоя мощь упирается в небеса!

— Слушай, — оборвал его напыщенный монолог напуганный парень, — ты не прыгай, а посоветуй чего делать?

— Выбери нужное намерение, — не поднимаясь с земли предложил Шарскун.

— Э! Э! — задумался на секунду Второй и решился: — Палку хочу, чтобы из нее, если что, молния била. Так, на всякий случай. Сильная молния, но меня не шарахала, а тролля завалить могла.

Прямо у него перед глазами появился кружочек с изображением какой-то палки. Сергей ткнул в кружочек пальцем и громко произнес «да».

Не успел отзвучать звук его голоса, как у него в руках оказалась длинная массивная палка, судя по цвету материала, вырезанная из какого-то экзотического дерева. Кружочки в свою очередь самопроизвольно исчезли.

— О, великий Магнификус! — опять взвыл Шарскун. — Обретший Посох Звездного дерева Высших эльфов! Да минует меня твоя ярость! Да усладят тебя мои речи! Да...

— Я тебя умоляю, заканчивай эту арабскую симфонию и объясни, чего дальше? — попросил Сергей.

Шарскун встал с земли, отряхнул с одежды листья и землю, почесал подбородок и задумчиво сообщил:

— Не надо часто пользоваться возможностями, иначе выберешь случайное намерение и там не знаем чего делать. Мог в грозу на громоотводе оказаться.

— Понятно, — ничего не понял Второй, но отметил: — Акцент у тебя почти пропал.

— Посох Звездного дерева не каждый день видишь, — резонно оправдался скейвен.

— То есть такой посох уже был? — не понял Сергей. — Это не я придумал?

— Нет, — честно сообщил Шарскун, — это точно посох Высших эльфов. В нем самом еще сто тысяч возможностей.

— Две тысячи к тем кружочкам? — уточнил Второй.

— Во-во! — кивнул скейвен.

— Хорошая палка, — взвесил в руке посох Сергей и предложил: — Ну что, двинем дальше?

— Двинем, — продолжая опасливо коситься на грозный предмет в руках спутника, согласился крыс.

И они двинулись известными одному Шарскуну тропами на восток. Ближе к полудню путники вышли к реке.

— Это Талабек — река, ведущая к мертвому городу Прааг, там тоннель в Наггарот, — сообщил скейвен. — Наггарот — Царство Темных эльфов. Печально, но нам нужно в сам город. В бухте рядом с Наггаротом нас будет ждать корабль. Ты на нем поплывешь к Древним, а я получу много золота и вернусь домой к семье.

— У тебя есть семья? — удивился Второй.

— Величайший! — укоризненно ответил ему спутник. — У каждого скейвена есть семья. Например, у меня двадцать детей и очень красивая жена. Правда, иногда она ругается на меня. Но всегда за дело. У нас одна жена и когда она умирает, мы тоскуем и тоже умираем, а когда нас убивают в битве, другие семьи помогают воспитывать и кормить детей. Мы не то, что эти Дручии.

— Кто такие Дручии?

— Темные эльфы. Они сами себя так называют. Плохой народ.

14
{"b":"140315","o":1}