ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не волнуйся — скоро узрит, — согласился с ним Охотник и взглянул на Сергея: — Ты-то как?

— Руки затекли и голова болит, — признался Второй.

— Пройдет, — пообещал ему Йохан. — Я знаю это зелье. Его варят из сильванской полыни. Моя бабушка разводила себе по капле в стакане воды перед сном. Однажды я ребенком утащил ее бутылочку и выпил. Спал неделю. Голова болела ужасно. Но потом все прошло.

— Ты мне не говорил, что жил в Сильвании, — подал голос Вилли. — Может, правда то, что о тебе болтают в городских кабаках? И ты потомок оборотня Ванхала, сожженного в своей берлоге солдатами рейсхгвардии триста лет назад? Имена похожи, жил в Сильвании и так далее.

— Какое это имеет значение, Вилли? — добродушно ответил Охотник.

— Ты прав, уже никакого, — смирился священник и поднял к небу глаза. — Гроза будет. И то хорошо — не так скучно.

Клирик ошибся — гроза прошла мимо, только дул сильный ветер. Однако скучать им тоже не пришлось — каждый проходящий мимо матрос считал своим долгом пнуть кого-нибудь из пленников сапогом или ударить по лицу. Так что к вечеру лица у них были все в крови и синяках.

— За что они нас бьют? — спросил Сергей у сигмариота после очередной порции тумаков, полученной от вахтенного матроса.

— Самоутверждаются, шавки остроухие, — высказал предположение тот. — Комплекс неполноценности плюс сказывается отсутствие женского общества.

Остаток вечера друзья посвятили образовательным беседам. Главенствовал начитанный Вилли, но бывало, что и Йохан вставлял словечко. Образование молодого человека началось с его же интереса к личности Руглуда Костожуя и его взаимоотношений с Черными Гномами.

*  *  *

— Прежде всего, — обстоятельно заявил священнослужитель. — Прежде всего, справка о происхождении расы Черных Гномов. Лично я с ними никогда дела не имел...

— Я имел, — перебил друга ван Хал. — Жулье базарное, но мастеровые. Я у них пистолеты заказывал. Три сотни империалов и два фамильных изумруда отдал.

— Да-с, с моралью у Черных Гномов не ахти, — продолжил Вилли. — По мнению историков нульского университета, их раса является разросшимся племенем, когда-то подпавшим под влияние Хаоса и отколовшимся от расы обычных гномов. Но Йохан прав — своих технических дарований они при этой автономии не утратили. Пистолеты отменные.

— Патроны тоже у них покупаете? — уточнил у Охотника Сергей.

— Я же сказал — три сотни империалов и два фамильных изумруда! — напомнил тот. — Так что патроны в них не кончаются.

— Теперь о Руглуде и банде его бронированных головорезов, — вернулся к рассказу сигмариот. — Сей малоприятный представитель зеленокожих, то бишь орков, является одним из самых знаменитых наемников в Старом мире. В период военных действий Руглуд — желанный гость в любой армии. Идет к тем, кто платит больше. Может быстро перейти на сторону противника, если тот предложит еще больше. Типичная орчья психология.

Некогда возглавлял армию племени Кривого Глаза. Практически не знал поражений, пока не попал в ловушку Гномов Хаоса — они же Черные Гномы. Те заманили его войско в тупиковое ущелье и обстреляли сверху из арбалетов. Конечно, лучники Костожуя тоже стреляли, но их стрелы только ломались о бронированные доспехи Гномов. Пришлось ретироваться. Домой ему возвращаться не улыбалось, потому что Кривой Глаз не прощал поражений, и Руглуд со своим дружком гоблином по кличке Червяк и еще десятком других преданных зеленокожих пошел, как говорится, куда глаза глядят. Как-то весной он наткнулся на брошенную крепость. Его орки внутрь идти отказались, злых духов боялись, но Костожуй, не ведая страха, силой затолкал туда своего закадычного дружка — Червяка — через окно. Червяк вернулся обратно в полной растерянности и рассказал о грудах истлевших тел гномов. Злых духов гоблин не заметил, и тогда Руглуд сам отправился на разведку. Внутри орк действительно обнаружил множество мертвых гномов, приглядевшись внимательнее, он понял, что здесь была схватка между обычными гномами и Черными. Костожуй очень порадовался виду тлеющих тел недавнего противника. Свою радость он выразил дикими криками, отчего со сводов оторвался большой камень и треснул орка по башке, спровоцировав таким образом умственное озарение. Из крепости Руглуд вышел облаченный в бронированные доспехи Черных Гномов и с арбалетом в лапе. Его воинам понравилась мысль вождя, и они тоже сменили свои доспехи на гномьи, памятуя, как стрелы отскакивают от них. Так в Старом мире появился еще один отряд наемников. Существа они неприятные, но с нами не связываются. Боятся гнева Сигмара.

— Они боятся, что ты их сглазишь, и моих пистолетов, — фыркнул Йохан. — Помнишь, как они шарахнулись на рынке от нас, когда ты их обещал проклясть?

— Согласен — фантастически суеверные особи, — подтвердил заштатный клирик.

— На каком рынке? — поинтересовался их слушатель.

— На Тилее, — ответил ван Хал.

— На родине пиратов? — удивился Сергей. — Как же вы там очутились?

— Видишь ли, братец, — осторожно проинформировал его Вилли. — Мы ведь тоже в некотором роде наемники, или, если угодно, Псы Войны. Однако оговорюсь, чтобы между нами не возникло недопонимания, — мы всегда сражались только на стороне тех армий, которые выступали против Хаоса и Нежити. На Тилее собираются наемники всего мира, потому что именно туда едут наборщики. Нам с Йоханом нужны были деньги. Зачем — я тебе без утайки исповедался раньше.

*  *  *

В полночь к ним вышел высокий матрос с тесаком в руке.

— Капитан приказал вас прирезать, если он не вернется к этому часу, — сообщил он и шагнул к Йохану.

Тот понял намерение корсара и кивнул друзьям:

— Держитесь, друзья! Вилли, я надеюсь, что ты не ошибался, когда рассказывал про небесные обители Сигмара. Иначе будет обидно.

— Очень обидно, — согласился бородач и добавил: — Я буду скучать без тебя, Йохан. Правда, одну минуту, но все-таки!..

— Хватит трепать язы... — начал матрос, прикладывая лезвие к горлу ван Хала, но фразы не закончил и уставился на три огромных когтя, с хрустом прорвавшихся сквозь кожаный жилет на его груди. Над его головой показалась огромная драконья морда.

— Добрый вечер! — пробасил ящер. — Простите, но я подслушивал.

Окровавленное тело так ничего и не понявшего корсара полетело за борт.

— Очень добрый! — ответил за всех Вилли.

Дракон оперся лапами о борт и принялся внимательно разглядывать пленников.

— Я был не прав, когда сказал, что нельзя доверять всем двуногим, — наконец сказал он Сергею и мотнул мордой в сторону его друзей. — Некоторым все-таки можно. Так получается. Я не знал.

— Каким образом?.. — воскликнул Второй. — Капитан забрал у меня талисман!

— Этот? — хмыкнул дракон и выплюнул ему под ноги украденный знак прадракона.

— Этот, — покосился на подарок Радиры Сергей.

— Игрушка, только символ, — объяснило чудовище. — Символ можно украсть, сущность символа — нет.

— Выходит?.. — догадался Второй.

— Съел, — договорил за него ящер. — Отвратительный вкус. Больной весь. Печень плохая.

Дракон перебрался на палубу, одним взмахом лапы разрубил связывающие друзей веревки и обнюхал священника и ван Хала.

— Ты вот — вкусный и рассказываешь интересно, — сообщил он поднимающемуся с палубы Вилли. — Хоть мелкий.

— Это большое доверие, — растерялся тот. — Признателен глубоко, точнее — глубоко признателен.

— А тебя, — ящер обратил морду к Йохану, — я бы есть не стал. Опасно. Сам знаешь...

Охотник стыдливо промолчал.

— Что будем с остальными делать, хозяин? — отвлекся от оценки гастрономической ценности друзей Сергея его крылатый спаситель.

— Не знаю, — задумался тот, поднимая с палубы обслюнявленный талисман и вытирая его о край плаща. — Без экипажа нам далеко не уплыть.

— Далеко не надо, — вдруг заявил дракон. — Если вы поплывете в лодке на запад, то найдете к утру Железный корабль. Он стоит на месте и кого-то ждет. Я даже знаю кого. Тебя, хозяин.

40
{"b":"140315","o":1}