ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поэзия, блин! — ругнулся Магнификус, не терпящий с похмелья кладбищенской тематики.

К ним подошла дородная трактирщица и, даже не поздоровавшись, приказала:

— Деньги показывайте!

Лорд Вампир, не поднимая к ней лица, молча выложил на стол один золотой.

— Поздравляю с хорошей охотой, господа! — сразу подобрела трактирщица и спросила: — Если погоня, то могу быстро подогреть утреннее жаркое из кабанины, если оторвались, то запеку утку. Пойло любое. Что пить будем?

— Как всегда, Марта, — насмешливо взглянул на нее рыцарь. — Я вижу, ты не сменила компании? По-прежнему разбойники, воры, аферисты?!

— От родных не откажешься, сэр Бетельгейзе, — почтительно поклонилась ему женщина. — Но я вижу, что и вы не торопитесь менять привычки?

— Привычки — визитная карточка для ангела смерти, — ответил ей Абхораш. — Принеси нам поесть и выпить. Выпить в первую очередь. Мой добрый друг устал с непривычки.

— Одну секунду, — поспешила на кухню Марта.

— Это Марта — первая леди преступного мира Империи, — глядя ей в спину, объяснил рыцарь. — Ее муж, знаменитый Георг Перонни, — король воров. Последние сорок лет в заключении за грабеж имперской почтовой кареты. Выходить не торопится, руководит своими людьми из темницы. Я его понимаю — он поклялся Марте на алтаре в храме Сигмара покончить с прошлым и через неделю после свадьбы попался. А у Марты тяжелая рука и взрывной характер.

— Почему она тебя назвала сэр Бете..? — спросил заинтригованный Магнификус.

— Бетельгейзе. Так меня звали одно время, — признался Лорд Вампир. — Я возглавлял в Мариенбурге городской гарнизон и за время службы повесил несколько десятков завсегдатаев этого заведения.

— Об этом все знают? — испуганно оглянулся на парочку в углу молодой человек.

— Абсолютно все, — подтвердил его опасения рыцарь, но успокоил: — Не волнуйся, на меня здесь зла не держат. Я хорошо ловил, они плохо прятались. Все честно, без предательства.

К столу вернулась Марта и выставила перед путниками две бутылки.

— Посиди с нами, — предложил Абхораш. — Много лет не виделись.

— Сейчас, огонь убавлю, — согласилась женщина и быстро пошла на кухню.

Едва она обернулась к столу спиной, Магнификус схватил бутылку и сделал крупный глоток. Содержимое бутылки обожгло ему гортань. Едва сдержав кашель, Второй выдохнул воздух и констатировал:

— Это не портвейн, это абсент!

— Полынная водка, — согласился с ним Лорд Вампир. — Крепкий напиток с воображением. Поэтому не советую злоупотреблять, у тебя и так с воображением перебор.

— Ты любишь абсент? — изумился вкусам спутника Магнификус.

— Он меня любит, — уточнил Абхораш. — Я же отвечаю взаимностью.

Марта села за стол со своей бутылкой.

— Где вы путешествовали столько времени, сэр Бетельгейзе? — поинтересовалась она. — Додж Горбатый болтал, что вас разрубили на мелкие кусочки в битве у Кислева.

— Не отрицаю, — чокнулся с ней бутылками Лорд Вампир. — Потом меня повесили в Бретонии, и сожгли два оборванца в одной маленькой деревушке под Мидденхаймом. Хитростью, к слову, заманили в дом и сожгли. Один в шляпе, болтливый, а другой — блондин с губной гармошкой. Что вспоминать, твое здоровье, прекрасная Марта! Ты одна из самых волнительных женщин, каких я встречал на своем пути, а я долго ходил.

Женщина зарделась от такого комплимента и в свою очередь тихо провозгласила:

— За вас, сэр Бетельгейзе! Жалею, что поторопилась замуж за Георга, но с другой стороны — мы познакомились чуть позже.

Они выпили и одинаково занюхали ладонями, потом звонко хлопнули их друг об дружку.

— Кстати, а как Георг? — спросил после этого символического жеста Абхораш.

— Страдает, — печально сообщила женщина. — Пишет, что практически перепилил решетку, но его опять перевели в другую камеру. Вот я и подумываю совершить какое-нибудь преступление и «сесть» к нему. Вместе нам легче будет выбраться. Он такой неуклюжий.

— Не стоит, Марта, — посоветовал рыцарь. — Тюрьма — не женское дело. Ты только напиши о своем замысле Георгу в тюрьму, и я убежден, что твоя готовность к самопожертвованию сотворит чудо.

— Вы все смеетесь, сэр Бетельгейзе, — хохотнула Марта. — Если я ему об этом напишу, он убежит в тот же день. Нет, пусть сидит. Он там писать научился. И потом, я уже не та Марта, которую он помнит. Столько лет прошло.

— Перестань, Марта, — усовестил ее Лорд Вампир. — Ты же знаешь: женитьба — не постель, а любовь в рассрочку.

— Как печально, что вы уже не вампир, — вздохнула женщина и протянула свою бутылку. — Я бы согласилась, чтобы вы меня выпили, как эту травяную водку.

— Не жалей, — покачал головой рыцарь, хотя по его лицу было видно, что Марта ему польстила. — Я никогда не пил уникальные сорта. Вандализм не в моем стиле.

И они снова чокнулись и выпили.

— Опять ни за что и в никуда? — предположила Марта, опуская бутылку.

— Дела, — вздохнул Абхораш и спросил: — Что нового в округе?

Женщина подумала и сообщила:

— Стригоя видели утром, к востоку отсюда — раз, месяц назад в Мариенбурге старого Топу Башмачника повесили, он проезжего аристократа из Альтдорфа подрезал — два, полгода назад Мир Касим дочку замуж выдал, а она супруга, как грязную тряпку, в окно выбросила. И поделом ему. Хорошая девочка. Мир Касим сам виноват, надо было разрешить ей за Смехача выйти. Теперь ей пару и не подберешь. Три. Все вроде. Из интересного. А так по-прежнему — режут, грабят, воруют. В общем — скука.

— Смехач все смеется? — заинтересовался рыцарь.

— Смехач подался в Тилею, — ответила Марта. — И правильно. Последнее время смех у него жутковатый стал.

— Жаль, — сказал Абхораш. — Надо уважать чувства своих детей. Но я не удивлен — Мир Касим всегда был слишком высокого мнения о себе, больше, чем может себе позволить умный человек. А стригой — Регул.

— Не прошел? — подалась вперед женщина.

— Не прошел, — кивнул Лорд Вампир. — Тоже подвела гордыня.

— Бедный Регул! — расстроилась Марта и поднялась из-за стола. — Я за уткой. Такая жирная птица, чудо, а не птица! Вы будете ее вспоминать всю жизнь, как первый поцелуй.

*  *  *

— Сэр Бетельгейзе, — обратился к своему спутнику Магнификус, после сытной трапезы покидая трактир. — А ты мстишь тем, кто когда-то тебя убил?

— Обычно нет, — ответил рыцарь, закрывая дверь и поправляя свою хламиду. — Только в исключительных случаях. Ты это к чему спросил?

— Вспомнил, как тебя хитростью заманили в дом и спалили, — объяснил Второй.

— Нет, болтливому бородачу и его другу-полукровке мстить не буду, — махнул рукой Абхораш. — Невежественные люди. Спасали деревню от кровопийцы. Не знали, что «Кровавые Драконы» не нападают на безвинных, даже в период Жажды. Ты что, их знаешь?

— Знаю, это мои соратники, — признался Магнификус.

— О вкусах не спорят, — пожал плечами Абхораш. — Если взглянуть на это с другой стороны — бесстрашные люди. И хитрые, поганцы!

*  *  *

К полудню они выбрались из болота и пошли через лес. Лорд Вампир шел молча, о чем-то размышляя, и Магнификус не решался без особого повода отвлекать его. Второй на ходу любовался вековыми деревьями, высоко раскинувшими свои зеленые кроны, на голубое небо, проглядывающее сквозь них, не забывая при этом отхлебывать из бутылки, благоразумно прихваченной в «Топях». Полынная водка не только исцелила его нервную систему, истерзанную событиями последних дней, но и настроила на благодушный лад.

— Дивный, просто дивный лес! — мысленно восторгался он. — Эти деревья наверняка были свидетелями многочисленных подвигов и романтических встреч. И этот прохладный ветерок, и эти сладкоголосые птицы! Почему я раньше не любил лес? Собственно, а что я раньше любил? Да ничего не любил. И себя в первую очередь. Мерзавец! Как я смел себя не любить? Красавца-гуманитария, эрудита-бессребреника! Нет мне прощения! Я просто обязан оправдать надежды, возложенные на меня эльфами, гномами, вампирами, крысами... Хотя, хрен их поймешь, чего они точно хотят. Крысами! Шарскун, дружище, где теперь твоя противная морда? Ужель не свидеться нам больше в юдоли жизненной моей? Так, где же меч?

64
{"b":"140315","o":1}