ЛитМир - Электронная Библиотека

Тексты. Но уже без элемента святости. Они достойны уважения по причине своего возраста, и относиться к ним нужно с почтением хотя бы потому, что они являются письменными свидетельствами о древних временах и содержат в себе исторические сведения. Их действительно следует анализировать с научной точки зрения, так как они содержат крайне интересный материал. Если отбросить веру в священность текста, его можно трезво обсуждать. Именно наше превратное восприятие этих текстов как священных блокирует возможность адекватно их воспринимать.

Философия PALEO-SETI также является лишь точкой зрения, которая имеет под собой достаточно оснований, однако точно доказана быть не может. А разве в теологии по-другому? Где научные доказательства ее основ? Наработки теологии в качестве точных научных данных использовать нельзя. Они сотканы из противоречий и так и остаются на уровне ощущений и веры. То же самое происходит и с философией PALEO-SETI, вот только последняя показывает четкое направление, которое объясняет необъяснимое и идет навстречу разуму. Философия PALEO-SETI объясняет то, что до этого казалось полной бессмыслицей. Такое толкование стало возможным благодаря техническому прогрессу современности. Мы знаем, отчего падают на землю спелые яблоки, а вот нашим предкам это было невдомек. Космических путешествий для них не существовало, о генной инженерии они не знали, а ангелы были для них посланниками богов. Голограмма должна была казаться им видением, а телевизор — говорящим стеклом. Да славится же камень святого Берлитца!

Завеса над этими вопросами поднялась потому, что наука и технический прогресс подготовили для этого почву. Если бы человечество только в 2100 году начало задумываться о путешествиях в космос и только тогда изобрело компьютер, то вопросы, которые мы обсуждаем здесь, возникли бы как раз в то время и не раньше. Давайте представим себе, что всего две сотни лет назад мой прадедушка сделал бы удивительную находку — таблички с надписями в далекой пещере, и эти таблички расшифровали бы ученые. И получились бы тексты, речь в которых шла о путешествии в отдаленный от Земли мир. И, если бы в тексте указывалось, что путешественники столкнулись с враждебностью и недружелюбием его обитателей, что бы мог подумать об этом мой прадедушка да и сами ученые? Автора славили бы как «потрясающего фантазера», а текст восхваляли за использование в нем аллегорий. Была бы даже выведена мораль: будьте дружелюбны к чужакам, даже если не знаете, откуда они родом. Летопись эта была бы возведена в ранг эпоса. А все потому, что двести лет назад возможность внеземных путешествий даже не могла бы прийти нашим предкам в голову.

И дело здесь не в ограниченности, а в современном взгляде на древние события в жизни человечества. И дискутировать о них сегодня намного легче, чем во времена прадедушек. Больше нет папских булл об отлучении от церкви, охота на ведьм прекратилась, а современные средства связи позволяют быстро распространяться новым теориям. И я могу понять старую гвардию, которая пытается остановить новые веяния. Как это происходит с любой новой теорией, ее продвижение стараются замедлить, но сил для того, чтобы остановить познание, уже не хватает. То, что в одной стране запретит идеология или религия, будет изучено и разработано в другой стране.

Критики часто спрашивают меня, откуда у меня такая непоколебимая уверенность в своей правоте. Мои убеждения не являются идеей фикс. Я подхожу ко всему избирательно. В древних преданиях я смог отыскать те строки, которые подтверждают мои мысли, остальное же я не принимаю во внимание.

Как же я подбираю свои источники? Каждая книга, которую я читаю, является собранием фактов, которыми автор хотел бы подкрепить свою теорию. В то, что это не так, верят, наверное, только нецелованные студентки-первокурсницы. За прошедшие четыре года я проанализировал около трех сотен теологических работ, и каждый раз в конце всплывало на поверхность то, что свидетельствовало против теории автора. Многочисленные ссылки друг на друга, особенно в докторских работах, являлись лишь указателем на то, что конкретно в той или иной работе было неправдой. Научной литературы по всему миру расплодилось столько, что ни один автор не может быть в курсе всех публикаций по теме и обработать труды всех своих предшественников. Он должен выбирать, что оставить, а что из этого материала отбросить как балласт. Автор определяется с тем, о чем он пишет, чего хочет и что ищет, а все остальное отправляется за борт.

Религиозные тексты пропитаны моралью и этикой, а эти аспекты меня совершенно не интересуют, поэтому я пролистываю сотни страниц, которые пророки исписали предостережениями, угрозами, предсказаниями и наставлениями. В мою работу не входит объяснять читателю, почему запрещается есть свинину или за какие прегрешения муж имеет право выгнать свою жену. К тому же я, как и любой другой ученый, знаю, что тексты эти не являются текстами оригинала. Последующие поколения дополняли, комментировали и редактировали древние тексты так, как им вздумается. Также отбросить можно и датирование, встречающееся в религиозных текстах. Какая польза может быть от предложений типа «…Тара зачал Авраама, Авраам зачал Исаака…», если, скорее всего, самого Авраама не существовало?

Что-что? Да, тексты о нем, а также апокалипсические откровения сохранились превосходно. Верно. Такие тексты существуют и они обладают исключительной ценностью для моей работы. Но вот только неизвестно, были ли оригиналы написаны самим Авраамом или его ближайшим окружением. В Хрониках Джерамеля[20], которые базируются на еще более древних источниках, Авраам описывается как великий маг и астролог. Знания свои он получил напрямую от ангелов. А для нас, христиан, Авраам является прародителем человечества. На самом деле ученые вообще не уверены в том, существовал он или нет и что означало его имя.

Франц М. Бейль, профессор Лейденского университета, констатирует[21]: «Имя Аб-рам, которое, кроме как в Книге Бытия (11:26–27:5), не встречается, означает возвышенный отец или отец возвысился. Для перевода этого имени можно использовать слово патриарх… скорее всего, при упоминании Авраама речь идет лишь о диалектическом использовании (искажении) часто встречающегося имени Абрам».

Это заключение датируется 1930 годом, в дальнейшем ученые также приходили к подобному выводу. Всего пять лет спустя после выводов профессора Бейля в научном журнале Journal of Biblical Literature говорилось следующее[22]: «Изначально Абрам было не именем человека, а именем божества».

С тех пор этот вопрос изучали еще шестьдесят лет, но ясность внесена так и не была. В публикации Йельского университета я обнаружил следующий любопытный абзац[23]: «По всей вероятности, мы так и не сможем с точной уверенностью доказать, что Авраам действительно существовал».

При таком положении вещей с точки зрения официальной науки, как я могу даты, приводимые в текстах пророков, принимать на веру? Особенно если подобным же образом дело обстоит и с самими пророками. Иезекииль, главный свидетель для PALEO-SETI[24], должен был с течением столетий претерпеть немало метаморфоз. В книге 1981 года содержался анализ не менее двухсот семидесяти двух толкований слов пророка[25]. Двести семьдесят два ученых ума посвятили годы своей жизни изучению Иезекииля. Фигурой пророческой он стал не сразу. Вначале его называли «визионером», позже — «мечтателем» и «фантастом», а в новейшее время из Иезекииля сделали «каталептика» (здесь: больной шизофренией, страдающий от конвульсий). Также тексты Иезекииля анализировались с точки зрения теологии. Семантики определили, что подбор слов и стиль свидетельствуют о том, что текст был составлен в 200 году до нашей эры несколькими авторами или из разных текстов. Несчастного пророка нарекли «Лже-Иезекиилем»[26].

вернуться

20

Gaster, M.: The Chronicles of Jerahmeel. New York 1971.

вернуться

21

Bohl, F. M. Th.: Das Zeitalter Abrahams. Leipzig 1930.

вернуться

22

Albright, W. F.: «The Names Shaddai and Abraham», in: Journal of Biblical Literature, Vol. LIV, 1935.

вернуться

23

Seters, J. van: Abraham in History and Tradition. New Haven/London 1975.

вернуться

24

Blumrich, J. R: Da tat sich der Himmel auf. Die Raumschiffe des Propheten Hesekiel und ihre Bestätigung durch modernste Technik. Düsseldorf 1973; Beier, H.H.: Kronzeuge Hesekiel, München 1985.

вернуться

25

Lang, В.: Ezechiel. Der Prophet und das Buch. Darmstadt 1981.

вернуться

26

Torrey, C: Pseudo-Ezekiel and the original Prophecy. New Haven 1930.

12
{"b":"140317","o":1}