ЛитМир - Электронная Библиотека

До этого научная мысль и так сходилась на том, что птицы произошли от рептилий. Не знаю, какая теория в итоге окажется верной, но если птицы все же произошли от древних ящеров, то всю родословную ящеров можно легко восстановить. Возможно, тогда ученым удастся также установить, какие именно виды динозавров непременно исчезли с лица Земли бесследно. Почему непременно? Потому что, возможно, своей ненасытностью и жаждой истребления как растений, так и животных они ставили под угрозу естественную эволюцию на Земле до появления людей. А возможно, кто-то решил, что на такой идеальной планете, как Земля, благодаря ее климату — не слишком жаркому и не слишком холодному — огромные, тупые, прожорливые и кровожадные создания будут лишними для развития разумной жизни. Возможно, возможно… Познание генетики можно сравнить с учебником истории в руках десятилетнего ребенка. Он находит там картинки и объяснения для вещей, о которых раньше и не подозревал и которые не могли прийти ему в голову. И внезапно он получает предельно ясные ответы на вопросы, о которых раньше даже не задумывался. Как же, собственно, сложилось человеческое сознание? Доктор Джулиан Джейнс, профессор психологии Принстонского университета, задал этот вопрос своим коллегам еще семьдесят лет назад, в ответ те лишь покачали головами[103]. Сознание? Ну, оно появилось в ходе эволюции. Правда? А как мы поняли — кто мы такие? Разве любой сгусток клеток осознает свое существование? Понимают ли рыбы, что их окружают себе подобные, или большая рыба поедает маленькую, не осознавая этого факта? Сознание не имеет ничего общего с рефлексами или движениями хвостовых плавников, и сумма всех мыслительных процессов еще не является сознанием. Ни опыт, ни обучение также не имеют большого отношения к сознанию. Компьютерному мозгу мы можем скормить сколько угодно информации, но от этого он еще не станет разумным. Джейнс говорит[104]: «Период, когда человек обладает сознанием, гораздо короче, чем мы считаем. Ведь существуют моменты, когда мы в прямом смысле этого слова не осознаем того, что делаем. И сознание — это то, что соединяет осознанные и неосознанные периоды воедино, создавая иллюзию непрерывности существования. Можно эти моменты сравнить с лучом, испускаемым фонариком в темной комнате, — большая часть пространства остается совершенно не освещенной».

Так что же делает сознание сознанием? Как оно возникло? На этот вопрос нельзя найти ответа, как нельзя найти ответа на некоторые математические уравнения. Среди всех живых существ на планете только человек обладает математическим мышлением. Можно сказать, что это вполне логично, ведь, в конце концов, для того чтобы обладать таковым мышлением, необходимо понимать числа и уметь ими оперировать. Для этого нужна предрасположенность, и только тогда может начаться счет. Животные ведь тоже имеют конечности для того, чтобы передвигаться, а также для того, чтобы они могли служить им орудиями труда. Однако еще ни одна собака не пересчитала свои кусочки колбасы на лапах. А математика — база любой науки. Без нее ничего нельзя достичь или сравнить. Доктор Макс Флиндт, который задавался подобным вопросом, пояснил свою идею при помощи следующего примера[105]: «Без математических способностей мы бы никогда не смогли долететь ни до одного небесного тела. Обычному человеку невдомек, что для того, чтобы отправить космический корабль на Луну или Марс, необходимы точнейшие математические расчеты. То же самое касается запусков „шаттлов“ и спутников. Расчет необходимой скорости для выхода за пределы земной атмосферы — вот только один из многочисленных примеров, в которых человеческая жизнь напрямую зависит от точности расчета. Если допустить малейшую ошибку в подсчетах, космический корабль просто собьется с курса. В один момент космический корабль, который был запущен с ошибкой в расчетах, может разгерметизироваться или его просто выбросит в космос. Команда при этом погибнет. Точно так же математика имеет прямое отношение к эволюции, поскольку умение проводить расчеты не могло появиться само по себе. Но нет прямых свидетельств того, что математика необходима для выживания человечества. Ведь животные различных мастей спокойно живут без математики (нюх у них есть, а способностей к математике — нет!).

А вот во Вселенной выживание без помощи математики невозможно. И это верно как для земных астронавтов, так и для инопланетных. Гости, посещавшие нашу планету, непременно должны были быть знакомы с математикой. Именно поэтому я считаю способности к математике качествами не только земными».

Вот так. Боги создают людей по своему образу и подобию. И в конце концов мы найдем ответы в наших генах.

В начале лета 1993 года в верхнеавстрийской столице Линце собралось довольно удивительное общество — несколько сотен компьютерных специалистов на ярмарке Ars Electronica. Но на этот раз это была не обычная ярмарка, которая проходила там из года в год. Речь шла о создании искусственного интеллекта — ИИ (на английском AI — Artificial Intelligence). Госпожа Ульрике Габриэль из Франкфуртского института новых медиа демонстрировала тараканов, питающихся от солнечных батарей. Эти искусственные членистоногие, подпитывающиеся солнечными лучами, бегали по полу, собирались в небольшие группы, разбегались в разные стороны или совершали быстрые движения вперед-назад, когда натыкались на препятствия. Для чего это все делалось? Электронная начинка искусственных тараканов собирала опыт.

Как это все работало, показал Том Рэй при помощи своей компьютерной программы Tierra (Земля). Из сотни компонентов он сконструировал электронную цепь, похожую на ДНК, — такую, которая сама себя удваивала. Спустя 24 часа на мониторе возникло нечто вроде биотопа. «Вначале эта цепь быстро размножала сама себя во все стороны, подобно взрыву. Потом возникали мутанты, также способные к размножению, причем более совершенные, чем их предки». В конце концов, по сообщению Spiegel[106], компьютерные паразиты пришли к тому, что перестали повиноваться половине указаний от программы-оригинала, а также внедрились в ее исходный код и использовали его для собственного размножения. Теперь в электронной среде происходили реакции, похожие на иммунную реакцию организма, который пытался защититься от паразитов, пока они не уничтожили полностью исходную программу. И, как это случается и в настоящей жизни, паразиты объединились для того, чтобы начать игру заново. Программа же теперь пользовалась опытом паразитов. Проще говоря, компьютер сам себе сделал прививку.

Исследования доказывают, что существования искусственной жизни и искусственного интеллекта возможны. Однако где же здесь сознание? Оно присуще лишь тем формам жизни, которые обладают чувствами. А сами чувства зависят от состояния тела, на которое влияют гормоны. Активируются они при помощи смеси информации, полученной через наши органы чувств и из личного опыта. У искусственного разума не бывает гормонов. Он мгновенно обрабатывает множество информации и поступает (или учится) в зависимости от этого, но вот чувствовать он не может. Другое дело, если мы сможем обеспечить такому разуму тело, способное чувствовать. Тогда у нас появится действительно настоящая новая форма жизни.

Сознание компьютера с его высокоточными чипами восприимчиво ко влияниям извне: к дыму, влажности, перепадам температуры, ударам, враждебным окружающим условиям или живым существам (даже один муравей может замкнуть чувствительную схему); это компьютерное сознание необходимо защищать при помощи «тела» — корпуса. Вот и нет никакого отличия от других форм жизни. Мозг защищен костями и крышкой черепа. Компьютер получает информацию путем ее ввода и обработки, и таким образом приумножает ее. Разумные существа поступают так уже тысячи лет.

вернуться

103

Jaynes, J.: The Origins of Consciousness in the Breakdown of the Bicameral Mind. New York 1978.

вернуться

104

Jaynes, J.: Interview in Psychologie heute, März 1978.

вернуться

105

Flindt, M./Munn, V.: «Is Mathematical Ability Extraterrestrial?», in: Ancient Skies, Vol. 20, Nr. 3, 1993.

вернуться

106

«Sind Radrenner lebendig?», in: Der Spiegel, Nr. 25, 1993.

37
{"b":"140317","o":1}