ЛитМир - Электронная Библиотека

Рейф кивнул переводчику, который со слегка уязвлённым видом вышел из комнаты.

Арабка сказала Рэмси:

– Это между вами, мною и Аишей. Я не знаю её английское имя – Алисья Кли…?

– Алисия Клив, – подтвердил Рейф. Он съел одно из липких яблок, запечённых в тесте. – Восхитительно.

Лейла быстро поклонилась, явно не заинтересованная в его комплиментах.

– Вы приезжаете забрать мою Аишу в Англию.

– Да.

– Но вчера вы ходите на рынок рабов к Замилю, – продолжила арабка. – Почему? – она изучающее посмотрела на Рэмси своими ясными глазами.

Это была отважная лобовая атака, которой он не ожидал от женщины. Рейф почувствовал, что в нём просыпается уважение к Лейле.

– Я хотел узнать, не продавал ли он кому-нибудь эту девочку. Думаю, вы её узнаете. – Он вынул портрет Алисии Клив. – Мне сказали, что её могли похитить и продать как рабыню. И что Замиль может вспомнить её.

– Такое зло раньше случалось, – признала Лейла. Она протянула руку, чтобы взять рисунок.

– А-а-а, – улыбнулась арабка. – Так вот как выглядела Аиша до того, как стала жить на улице. – Она внимательно рассматривала портрет. – Такая маленькая и милая, такая невинная. Заканчиваете ваш кофе?

– Да, спасибо, он был очень вкусным.

– Поверните чашку.

Рейф нахмурился.

– Прошу прощения?

– Поверните чашку. Вот так. – Она показала, что нужно делать, перевернув вторую чашку так, чтобы густые остатки кофе с донышка вылились на блюдце.

Смущённый Рэмси сделал то, что его просили. Видимо, это был обычай, с которым он раньше не сталкивался. И он показался Рейфу довольно неопрятным.

Лейла вернула ему портрет Аиши.

– Вы женаты?

– Нет, – сказал Рэмси, удивившись внезапной смене предмета разговора.

– Почему нет?

Рейф еле сдержался, чтобы не взорваться и не отчитать эту женщину за наглость, вместо этого он сухо ответил:

– Последние восемь лет я был солдатом и участвовал в войне в чужой стране.

– Вы страдаете сильно? – взгляд Лейлы опустился чуть ниже его живота.

Губы Рэмси изогнулись. Никто не мог обвинить эту женщину в том, что её намёки слишком тонкие.

– Серьёзных повреждений у меня нет.

– Сколько лет вы живёте?

– Двадцать восемь. – Он сложил руки и снова уселся на скрещённые ноги.

Лейла оживлённо кивнула.

– Время вам жениться.

– Вы с моим братом как два голоса, которые поют одну мелодию, – любезно ответил Рейф.

Арабка задумчиво посмотрела на него, взяла его чашку и на некоторое время уставилась в неё. Целая вереница чувств отразилась на её лице, быстро сменяя друг друга. Лейла что-то пробормотала по-арабски, взглянула на Рейфа, затем снова в чашку и опять кивнула. Постепенно она расслабилась. Затем вздохнула и поставила чашку на блюдце.

Последовало непродолжительное молчание, после чего арабка заговорила:

– Вы увезёте мою Аишу от меня. Я думаю, скоро?

Капитуляция? Так быстро? Но Рейф не собирался задавать лишние вопросы.

– Алисии предстоит лучшая жизнь, чем та, которую вы могли бы когда-нибудь ей предложить.

Лейла кивнула.

– Я знаю, и это хорошо, – ответила арабка, удивив его. – Но она не хочет ехать.

Уж не собиралась ли эта женщина попытаться выманить из него деньги?

– Она поедет, – заявил Рейф мрачным голосом, – хочет она этого или нет. Хотите этого вы или нет. Алисия не знает, что для неё лучше.

– Вы заставить её ехать в Англию? – спросила Лейла.

– Если понадобится, то заставлю, даже если она будет брыкаться и вопить, – подтвердил он. – И ни вы, ни кто-либо другой меня не остановит.

– Хорошо. – Арабка сложила руки в молитвенном жесте. – Вы должны заставить её ехать. Она упрямая, вы понимаете. Я говорю ей, эта жизнь не для неё, жить так, как Аиша, – это тюрьма для неё – но разве она послушает? Ей нужен мужчина. Я вижу это в её чашке.

Рейф даже моргнул от такого резкого поворота в их разговоре. Он ожидал, что Лейла начнёт возражать ему, устроит дальнейший допрос о его душевных качествах и характере или попытается потребовать у него денег, но никак не ожидал этого почти материнского одобрения. И ещё это предположение, что Аише был нужен мужчина…

– Это какое-то недоразумение, мадам, – решительно сказал ей Рейф. – Я приехал сюда не невесту искать. Я просто должен отвезти мисс Клив к её бабушке.

В тёмных глазах Лейлы мелькнули искорки.

– Так вы говорите.

Рэмси ничего не ответил. У мамаш из «Олмакс», которые только и думали о том, как бы его женить, нашлась сестра по духу в Египте.

– Она женщина, моя Аиша, не маленькая девочка, – продолжила Лейла с деликатностью кузнечного молота. – Почти двадцать лет. Красивая. Время ей выйти замуж, тоже.

Рейф решительно направил разговор в другом направлении.

– Мне любопытно… как вы познакомились с Алиси… Аишей?

– Это было пять, может быть, шесть лет назад. Она молодая девушка тогда, умирает с голода – я не люблю смотреть, как любой ребёнок ходит голодный. Она идёт за мной, идёт на запах моих пирогов. Я смотрю за ней краем глаза. Я кормлю её. Я кормлю голодных детей и раньше, много раз. Но Аиша, она особенная. Она благодарит меня.

Рэмси нахмурился. Это был ключевой, очень сложный момент разговора.

– Как именно?

– Она собирает дрова для моей печи. – Лейла простодушно развела руки в стороны от избытка чувств. – Как я могу отвернуться от такого ребёнка, умирающего с голода, но гордого? – Арабка прерывисто вздохнула, вспомнив ту встречу с Аишей. – И поэтому я разрешаю ей спать позади. – Она указала на задний двор.

– Позади? Вы имеете в виду, за домом? Под открытым небом? – ужаснулся Рейф.

– Вы думаете, это плохо, но ей безопаснее быть снаружи, чем в доме. Мой брат, он думает, Аиша – бесполезный мальчишка, но он терпит, что она спит во дворе, потому что она хорошо работает и помогает мне печь пироги. Если он узнает, она девушка… – Лейла опустила глаза и вскинула руки вверх, повторив столь часто встречающийся на востоке жест покорности судьбе. Рейф ясно представил себе, что бы за этим последовало.

– Она хочет, чтобы я купил ей дом в Александрии, – сообщил Рейф Лейле, решив посмотреть, как она воспримет такую новость.

Глаза арабки расширились.

– Она говорить вам об этом?

– Да.

– Но вы не давать ей дом? – с тревогой в голосе спросила Лейла. – Она должна уехать с вами в Англию.

– Я не дам ей денег. И она поедет со мной в Англию.

– Хорошо.

– Вы не будете скучать по ней?

Глаза Лейлы снова расширились.

– Конечно, я скучать по ней. Она близкая мне, как дочь. Моё сердце будет болеть без неё. – Она сделала выразительный жест, дотронувшись до груди. – Но я знаю, она должна быть со своими родными. Она должна стать самой собой.

Арабка оказалась совсем не такой, как Рэмси ожидал. Он думал, что столкнётся с хитрой мошенницей, которая станет использовать мисс Клив как козырь в кармане. А не с той, кто будет убеждать его забрать девушку в Англию для её же блага. Даже, несмотря на то, что Лейла, и это было очевидно, лишится помощницы по хозяйству.

– А как у вас появился Али? – спросил Рейф.

Арабка ласково улыбнулась.

– Он ещё один такой, как Аиша. Нет семьи. Однажды она приводит его домой, как голодного щенка, и… – Лейла пожала плечами. – Этот рот такой маленький, чтобы его прокормить; даже теперь ему много не надо.

Однако Рэмси хорошо помнил, с какой жадностью ел мальчик.

– А если у Али появится возможность пойти работать?

Глаза арабки заблестели.

– Будет учиться ремеслу?

Рэмси покачал головой.

– Я ничего не могу обещать, но один мой знакомый, возможно, даст ему работу.

– Кто?

– Человек по фамилии Бакстер.

Лейла задумчиво кивнула.

– Англичанин, который одевается как араб. Я слышала о нём. Он богатый и влиятельный человек в этом городе. – Она посмотрела на Рейфа проницательным взглядом. – Почему вы делаете это для Али?

– Аиша намного охотнее покинет Египет, зная, что вы в безопасности, а у мальчика есть будущее.

24
{"b":"140320","o":1}