ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут Рейф заметил, что миссис Феррис выглядит недовольной. Поскольку она относила себя к наиболее почётным гостям, её лицо принимало всё более и более кислое выражение по мере того, как беседа развивалась, но при этом, совершенно не затрагивая её персону. Наконец раздражение взяло верх. Она наклонилась вперёд и сказала холодным, идущим вразрез с тоном общей беседы, голосом.

– Мисс Клив, мне и моим подругам интересно, где вы взяли такое странное платье? Цвет достаточно обыкновенный, но фасон и эта оборка с крокодилами, это… необычно!

Аиша подняла взгляд и, судя по выражению её глаз, она была готова вступить в битву, невзирая на то, капитанский это стол или нет.

– Мне нравится это платье, – заявила она.

Рейф решил, что пришло время внести свой вклад в беседу.

– Как и мне! По-моему, оно необычное и элегантное. И, миссис Феррис, я считаю, что цвет всё же необыкновенный. Найти ткань, которая бы так прекрасно подходила к глазам мисс Клив – это просто невероятно, вы не находите?

Услышав эти слова, все, естественно, начали разглядывать глаза Аиши. Оба офицера поддержали Рейфа, восторженно соглашаясь с тем, что глаза мисс Клив, действительно, красивы.

Выражение лица миссис Феррис стало ещё более кислым.

Мисс Клив отпила глоток вина, а её красивые глаза с таким озорством посмотрели на Рейфа поверх бокала, что ему с трудом удалось сохранить серьёзный вид.

– Глупости, – бросилась в бой подруга миссис Феррис. – Ткань совершенно обычного цвета eau de Nil [16].

– Eau de Nil, – повторила Аиша, явно обрадованная. – Воды Нила, мои глаза цвета eau de Nil. Спасибо, миссис Гренвилль. Какой прекрасный комплимент.

Миссис Гренвилль выдала почти искреннюю улыбку, затем виновато посмотрела на свою подругу.

Рейф продолжил.

– Багаж мисс Клив потерялся в результате недоразумения, и ей пришлось обновить свой гардероб в Египте, причём в кратчайшие сроки. Думаю, что она справилась замечательно, не так ли? Я не удивлюсь, если такие искусные штрихи, как эта оборка, положат начало новой моде в Лондоне. – Он откинулся назад, уверенный, что его собственный светский внешний вид придаст убедительности его словам.

– По всей видимости, свою горничную она тоже потеряла в результате этого недоразумения, – едко произнесла миссис Феррис.

– Нет, конечно же, нет, – ответила ей Аиша. – Моя горничная предпочла пойти в услужение к жене богатого торговца. – Её глаза с вызовом посмотрели на Рейфа, словно предлагая ему попробовать опровергнуть её ложь.

Как будто бы он мог так поступить. Вместо этого Рейф холодно произнёс, немного растягивая слова:

– Девушка очень хорошо устроилась, но, поскольку это произошло накануне нашего отъезда, то она подвела мисс Клив. – Он поболтал вино в бокале и добавил, как если бы эта мысль только что пришла ему в голову: – Я так понимаю, что вы, леди, все имеете личных горничных, путешествующих с вами… – Рейф не договорил и мягко улыбнулся подругам миссис Феррис, каждая из которых незамедлительно предложила бедной мисс Клив услуги своей горничной, когда бы они ей не понадобились.

У миссис Феррис не было иного выбора, кроме как присоединиться к ним, чтобы не выглядеть невеликодушной особой.

– Моя горничная, Вудс, поможет вам в своё свободное время, – сказала она сквозь столь плотно сжатые губы, что они были едва заметны на её лице.

* * *

После обеда Аиша и Рейф отправились гулять по верхней палубе. Было темно, дул тёплый бриз, насыщенный морской свежестью, а на палубе царила тишина. Единственным звуком, помимо постоянного плеска волн, был скрежет шпангоутов, хлопанье парусов на ветру и поскрипывание верёвок.

Аиша широко развела руки в стороны, повернулась навстречу бризу и глубоко вдохнула.

– Этот ветер такой свежий. Я, наверное, ещё никогда не дышала столь чистым воздухом.

Рейф улыбнулся, но ничего не сказал. Аиша сжимала в руках концы шали так, словно это были её крылья, и она вот-вот вспорхнёт над волнами. Из-за ветра платье облепило её фигуру, и слабый свет полумесяца осветил каждый изгиб тела.

Грациозная, изящная, раскованная женственность.

У него пересохло во рту.

Её грудь была маленькой, но красиво очерченной, с чётко обозначившимися из-за холода сосками. Он вспомнил о том, что ей приходилось несколько лет прятать свою грудь, но теперь в этом не было необходимости.

Рейф отступил назад и начал рассматривать поблескивающие в темноте волны, потом перевёл взгляд на небо, внимательно разглядывая звёзды и тонкий полумесяц.

На протяжении этого путешествия она была, вернее, должна была быть такой же недосягаемой для него, как и этот серебристый месяц. Будучи человеком чести, он не имел права даже дотрагиваться до Аиши. Леди Клив доверила ему безопасность и благополучие своей внучки. И он не мог позволить себе скомпрометировать девушку по дороге домой, это явилось бы нарушением их соглашения.

А, кроме того, он и сам не хотел так поступать, несмотря на то, что она была воплощением его мечты.

Дать повод для сплетен об их совместном путешествии означало навредить ей.

А он хотел завоевать Аишу, но так, чтобы она сама выбрала его, желая быть с ним, Рейф вовсе не хотел вынуждать её выходить за него замуж ради сохранения репутации.

Аиша ничего не знала о его происхождении, так что его графский титул ничего для неё не значил. Она наверняка считала, что он богат. Но как только Аиша попадёт в Англию, то увидит, что хоть он и жил в достатке, но есть много людей богаче его.

Рейф не думал, что её это заботит; по крайней мере, надеялся на это. Но всё же она сама должна сделать выбор.

– Мне не следовало провоцировать миссис Феррис, – сказал он. – Она из тех людей, кто распространяет сплетни.

Аиша пожала плечами.

– Вы не можете заставить молчать женщин, подобных ей. Ведь даже если они ничего не знают, то просто выдумают что-нибудь. Она напрямик заявила мне, что я слишком ничтожна и незначительна, чтобы получить приглашение за капитанский стол в первый же вечер. Так что она была сердита на меня уже до трапезы.

Аиша зевнула.

– Давайте не будем портить этот замечательный вечер разговором о миссис Феррис. Расскажите мне о вашем первом плавании на корабле, настоящем корабле, который плавает не по реке или озеру, а на котором можно было добраться по морю в другую страну.

– Первый раз мы поплыли на таком корабле в Португалию.

– Мы? – переспросила она, придвигаясь ближе.

– Мы – это Гэйб, Гарри, Люк, Майкл и я. Это мои друзья, – объяснил он. – Мои самые близкие друзья. Лучшие друзья, какие только могут быть у человека.

– Я встречусь с ними в Англии? – её юбку прибило ветром к его ноге. Ткань мягко обвилась вокруг бедра Рейфа.

– Вы встретитесь с Гарри и Люком. С Гэйбом – нет. Он женился на принцессе Зиндарии и остался там жить. – "Однажды я отвезу её в Зиндарию", – подумал он. И тут же сам изумился своим мыслям. У Рейфа все внутри сжалось, когда он осознал, куда ведут его мысли и желания.

Он поехал в Египет, чтобы сбежать от невесты, а не для того, чтобы обзавестись ей. Рейф взглянул на Аишу и судорожно сглотнул. Воцарилась небольшая пауза.

– А Майкл? – подсказала она.

– Майкл был убит. Такое случается на войне. Хорошие люди гибнут неоправданно…

Аиша взяла его под локоть и слегка прижалась к нему, но не ради кокетства, Рейф был уверен в этом, а лишь затем, чтобы утешить. В ответ его тело напряглось, и он стал весь как натянутая струна.

– Сколько лет вам было, когда вы отправились в Португалию на том корабле?

– Восемнадцать.

Она вздохнула:

– Совсем мальчик.

Рейф произнёс печально:

– В то время мы так не думали. Мы считали себя мужчинами, отправившимися на поиски великих приключений.

Но на самом деле это было не совсем так. В тот момент Рейф ощущал в глубине души беспокойство, которое изо всех сил старался скрыть, гадая, из правильного ли материала он сделан и кем он окажется – храбрецом или трусом. Он надеялся, что ему хватит смелости, и, они тогда решили, что, ещё не столкнувшись с опасностью, нельзя узнать наверняка, из чего ты сделан.

вернуться

[16] eau de Nil – цвета воды Нила.

41
{"b":"140320","o":1}