ЛитМир - Электронная Библиотека

Это был э… мужчина. Аиша начала слегка задыхаться. И при этом очень больной мужчина; она выбранила себя за то, что отвлеклась. Аиша осторожно коснулась его кожи и скользнула рукой туда, где внутренняя сторона бедра соединялась с туловищем, избегая по возможности дотрагиваться до его мужских органов, и осторожно ощупала кожу.

– Ничего, – выдохнула она.

– Что?

– Никаких опухолей, – заверила его Аиша.

Рейф открыл один глаз.

– Конечно, нет. Слишком слаб, – пробормотал он, конвульсивно дёрнулся и снова начал дрожать. Она быстро ощупала другую сторону, и там, слава Богу, тоже не было опухолей.

– Я проверю снова через час.

– Холодно, – сказал Рейф, сотрясаясь от крупной дрожи. Аиша подтянула одеяла вверх и укутала ими больного. Его всё ещё знобило. Тогда она принесла какую-то одежду и подоткнула её вокруг него. Он свернулся в этом ворохе из одеял и одежды калачиком и закрыл глаза.

Девушка отыскала маленький медицинский ящичек и начала исследовать его содержимое. Там была, по крайней мере, дюжина закрытых пробками баночек с различным содержанием, и, хотя все они были подписаны, она не была уверена, для чего используется большинство из них. Только в двух баночках Аиша увидела знакомые вещества и очень обрадовалась этому: кора хинного дерева и ивовая кора.

Тихий стук в дверь испугал её. Она резко поднялась, бросилась к ящику с пистолетами и схватила один из них.

– Кто там?

– Хиггинс. Больше никого, клянусь, мисс.

Девушка не знала, верить ему или нет. Если капитан держал пистолет, направленным на него…

– Положите всё за дверью, затем отойдите назад, – приказала она.

Аиша подождала, пока не услышала его удаляющиеся шаги, затем осторожно, чуть-чуть, только чтобы образовалась щелка, приоткрыла дверь. Она выглянула наружу, но никого там не увидела, затем, держа пистолет на изготовку, заглянула за дверь. О Боже, Аиша надеялась, что ей не придется стрелять. Но там никого не было, только Хиггинс, ожидавший её в десяти футах от двери.

– Спасибо, Хиггинс, – сказала она. – Я осмотрела Рейфа, у него нет опухолей. Это значит, что нет никаких признаков чумы. Скажите об этом капитану. – Это могла быть чума, и Аиша не стала бы врать им, будь это так. Но сейчас капитана и пассажиров нужно успокоить.

Она быстро перетаскала всё, что принёс Хиггинс, в каюту. Надёжно заперев дверь на засов, Аиша проверила, всё ли он принёс. Дополнительные полотенца, одеяла, миски, большой чайник горячего имбирного чая. Слава Богу! И чашка с носиком, чтобы поить больных – хвала Всевышнему, что Хиггинс додумался до этого. При лихорадке больной должен пить много жидкости, и с такой чашкой будет намного проще напоить Рейфа.

Аиша налила в неё немного чая, добавила мёд и всыпала туда порошок из коры хинного дерева. Она не была уверена, какая кора будет эффективнее, но обе считались хорошим средством против лихорадки, так что она решила их чередовать.

Аиша подождала пять минут, помешивая, чтобы дать целебным качествам коры настояться, затем осторожно подняла голову Рейфа и поднесла носик чашки к его губам.

– Вы должны выпить это, – успокаивающе сказала она, когда Рэмси застонал и беспокойно помотал головой, почувствовав неприятный вкус отвара. – Это имбирный чай с мёдом и корой хинного дерева. Это поможет избавиться от лихорадки. – Казалось, Рейф понял и послушно выпил, глотая каждый раз так, словно ему было больно.

Он осилил полчашки, затем в изнеможении откинулся назад.

Аиша подоткнула одеяла вокруг него и вернулась к осмотру припасов, которые принёс Хиггинс. Там был и медицинский справочник, несомненно, принадлежащий капитану.

Она полистала книгу в поисках совета. "Опрыскайте комнату уксусом", – прочитала Аиша и незамедлительно выполнила эту рекомендацию.

В отличие от многих врачей, этот справочник рекомендовал обеспечить больному свежий воздух. Аиша согласилась с этим; у неё уже были открыты два иллюминатора. Воздух был тёплый, солёный, свежий и чистый; это не могло повредить Рейфу.

Так же врачи рекомендовали кровопускание на ранних стадиях некоторых лихорадок, но только при определенных условиях. Она скривилась. Аиша ненавидела кровопускания: доктор несколько раз пускал папе кровь, и у неё были плохие воспоминания об этом.

Но если она должна сделать это, если это поможет спасти его, она сделает… К счастью, признаки его лихорадки не соответствовали симптомам чумы, указанным в справочнике. Пока.

Девушка прочитала, что в некоторых случаях заболевшим чумой прикладывали жареный лук, пропитанный оливковым маслом, чтобы смягчить бубоны [17]. В книге не говорилось, помогает ли это, а лишь только то, что это должно быть сделано другими людьми. Выживали они после этого или нет? Всё же, раз это было написано в книге, то врач, должно быть, думал, что это стоит записать…

Аиша сглотнула. Что ж, очень хорошо, она сделает это, если образуются бубоны. Бритва Рейфа достаточно остра, чтобы вскрыть что угодно.

Врачи не пробовали сделать это с мамой и папой, возможно, если бы сделали…

«Надеяться на лучшее», – напомнила себе Аиша. Пока бубонов не было. А тем временем она будет пытаться побороть его лихорадку.

Через час он перестал дрожать и скинул с себя всё, чем она его укрыла, слабо ёрзая и ворочаясь.

– Жарко… жарко… – задыхался он. – Воды…

Аиша начала осторожно обтирать его тело губкой, смоченной в воде с уксусом, нанося прохладную, терпкую влагу на его широкую грудь и живот, затем омыла его руки и ноги.

Она старалась не глазеть на его тело, но ничего не могла с собой поделать. Его грудь была широкой и твёрдой, поднимающейся и опадающей в прерывистом, неравномерном дыхании. Аиша гладила его влажную кожу, желая, чтобы его сила вернулась. Мощные сплетения мышц, сейчас расслабленные, так как он был без сознания, дёргались всякий раз, когда она проводила по ним губкой.

Он был богатым человеком, и всё же у него не было ни унции жира. Он состоял лишь из костей и мышц. Было ли это хорошо или нет? Она не знала. Почему-то ей казалось, что более полный человек мог бы лучше справиться с лихорадкой.

Аиша подняла его руки и обмыла водой с уксусом, снова ощупывая на предмет опухолей, но их не было.

Она обтирала тело Рейфа, продвигаясь вниз, следуя за клином волос, который сужался к пупку, разделяя его живот пополам, и затем исчезал в волосах, растущих у него в паху. Его мужские органы были мягкими, девушка обрызгала их прохладной водой и осторожно ощупала промежность в поисках бубонов. Ничего.

Аиша взглянула на его лицо и увидела, что его глаза были открытыми и наблюдали за ней. Она почувствовала прилив надежды.

– Ничего нет, никаких опухолей, – сказала ему девушка. – Не о чем волноваться. Скоро вы выздоровеете. А сейчас нужно поспать.

Рейф не издал ни звука и не подал никакого знака, что понял её, тут только она поняла, что его взгляд был пустым и невидящим, в нём плескалась только лихорадка.

Аиша обмыла губкой его длинные мускулистые ноги, покрытые редкими волосами. Он беспокойно двигал ими под её руками и начал мотать головой из стороны в сторону. Его большие кулаки сжимались и разжимались.

Она дала ему ещё немного чая с ивовой корой, и Рейф снова успокоился.

Смачивая губкой его большое, горячее, беспокойное тело, Аиша подумала, что даже если бы она никогда не встречала раньше этого мужчину, то всё равно бы поняла, что он воин. Он был весь покрыт шрамами.

Он пережил несколько жутких, опасных для жизни ран. Длинный белёсый и глубокий шрам со сморщившимися краями тянулся прямо из-под левой руки направо, через его ребра; глубокий порез от клинка, предположила она. Чудо, что Рейф выжил.

Ещё у него была маленькая круглая метка на плече и точно такая на спине, судя по всему, это был след от сквозного пулевого ранения. Ещё одно чудо.

Она видела шрамы на его челюсти, а, приглаживая его влажные волосы, девушка нашла ещё один шрам возле виска. Несколько маленьких шрамов были совсем свежими, это дядя Гади и его друзья постарались, подумала Аиша виновато.

вернуться

[17] Бубоны – это был медицинский термин для опухолей в паху, на шее и подмышками, которые затем вскрываются пинцетом, чтобы выпустить гной.

45
{"b":"140320","o":1}