ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне нужно знать, – проговорила она, наконец, – могу я задать вам один вопрос. Вы скажете мне правду?

Он прищурил глаза:

– Да, скажу.

Она задумчивым взглядом исследовала его лицо, затем, слегка кивнув, спросила:

– Это из–за моего титула? Причина, по которой вы сделали мне предложение, я имею в виду.

– Позволю отметить, что это лишь часть целого, – признал он. – Мужчине вовсе не помешает обзавестись титулованной женой.

Девушка согласно кивнула.

– И мои навыки обращения с лошадьми тоже были бы весьма кстати, полагаю.

– Да, безусловно. Я этого и не отрицаю.

– Ясно. Я так и подумала. Спасибо за вашу честность. – Она снова повернулась, чтобы уйти.

Гарри откашлялся.

– Но и это – лишь часть того, почему я просил вас стать моей женой.

Она обернулась.

– Что же ещё может быть?

Мужчина сглотнул, выглядя каким–то смущённым.

«Глупая Нелл», – подумалось ей. – «Что ты делаешь? Выпрашиваешь комплименты? Как унизительно».

Его лицо потемнело, и он откашлялся.

– Нет, не волнуйтесь – начала она, – я вовсе не это имела в виду. – Девушка гордо отвернулась.

Он снова откашлялся.

 – Дело во мне, – и вновь сглотнул. – Вы очень привлекательны, я увлечён ва…

– Остановитесь. Пожалуйста, прошу вас, – Нелл взмахнула рукой. – Я не желаю этого слышать.

Она не нуждалась в его вымученных лицемерных комплиментах, являвшимися лишь проявлением мужской галантности, но которые не могли ввести её в заблуждение.

Гарри уставился на неё.

– Но вы ведь спросили меня. К тому же я думал, что женщинам нравится слышать подобные вещи.

– Но не тогда, когда они неискренни. А мы оба знаем, что это неправда.

Его брови, нахмурившись, сошлись вместе.

– Вы считаете меня лгуном?

Нелл с несчастным видом пожала плечами и невнятно пробормотала что–то насчет «если шапка впору…»[5].

– Ну, это чертовски не так. – Гарри подступил к ней так близко, что она могла ощущать аромат его тела, состоявший из слабых запахов выделанной кожи и лошадей, дорогого одеколона и мужчины.

Девушка заставила себя остаться на месте. Она сама на это напросилась, и теперь ей придётся столкнуться с последствиями.

Его серые глаза полыхнули холодным огнем, когда он произнёс низким яростным голосом:

– Я не мастер говорить. Скорее, даже косноязычен и в этом отношении, наверное, схож с пнём. Мне нелегко признаться в том, что я испытываю к вам влечение, особенно когда вы отвергли меня, но я обещал ответить вам честно. И каждое слово, что я вам сказал, – правда.

Нелл не смела поднять на него глаз. Она очень хотела верить ему – какая бы женщина не захотела? Но у неё давно не осталось иллюзий на счёт собственной внешности. Всю жизнь ей указывали на это, буквально тыкали носом.

Он же снова проявил к ней доброту, решив, что она нуждается в комплиментах, пусть и ложных, а она обвинила его в неискренности. Девушка хотела провалиться сквозь землю.

Они оба долго молчали, потом мужчина добавил спокойнее:

– Если бы кто–нибудь другой назвал меня лгуном, как это сделали вы, то я бы стёр его в порошок.

Нелл вздрогнула и сжалась.

Гарри продолжил более мягко:

– Вы можете считать меня ублюдком, но я ещё ни разу в жизни не причинил вреда ни одной женщине и не собираюсь делать этого впредь. И раз уж вы отказываетесь поверить мне на слово, а я отказываюсь позволить вам пребывать в убеждении, что я лицемерный лжец и мошенник, то я вынужден обратиться к самому простому способу убедить вас в том, что я действительно нахожу вас весьма привлекательной.

Она посмотрела на него, слегка озадаченная.

– Леди Элен, – сказал он, – прошу меня простить, но…

К потрясению Нелл, он поцеловал её. С абсолютной уверенностью он обхватил её за талию и крепко прижался своим ртом к её губам. Она никогда в жизни не испытывала ничего подобного. Её губы приоткрылись от удивления, и она ощутила его жаркий мужской вкус, прошедший сквозь её тело подобно тому, как раскалённая кочерга могла бы шипеть в кувшине ароматного вина.

Она даже не помышляла о том, чтобы попытаться вырваться. Она была слишком ошеломлена и… поражена чувствами, нараставшими внутри неё. Поначалу Нелл одной рукой слабо взмахивала за его спиной, а затем опустила её ему на плечо. Её другая рука оказалась зажата между их телами. Постепенно она осознала, к чему именно прижимается её ладонь: к его мужской плоти. К его очень твёрдой, возбуждённой мужской плоти.

Ей следовало бы отстраниться, отбиваться, сделать хоть что–нибудь, но она, казалось, полностью утратила власть над своим телом. Его вкус, жар, и сила вливались в неё; она была беспомощна и не могла противостоять. И всё это время она ощущала, как под её пальцами его жаркая плоть растёт и тяжелеет с каждой минутой. Словно мощный жеребец, его человеческая плоть настойчиво рвалась к ней, бешено пульсируя.

Это длилось недолго, меньше минуты, как осознала Нелл позже, хотя в тот момент ей казалось, что это длится целую вечность, а затем он разжал руки и отступил.

Оба учащённо дышали.

Девушка попыталась заговорить, но не смогла подобрать слов.

– Простите меня, – сказал он натянуто, – мне не следовало целовать вас, я знаю; не после такого краткого знакомства. Но я хотел, чтобы вы знали, что в моих словах не было лжи. Ни в одном из них. Я понимаю, что моё ухаживание нежеланно… но я хотел, чтобы вы знали. – Он резко кивнул головой.

Знала? Всё её тело пульсировало от этого знания.

Он действительно находил её привлекательной. Нелл моргнула. Очень привлекательной, как он сказал, а его тело это подтверждало и демонстрировало…

Ни один мужчина никогда не считал её очень привлекательной. Единственный раз она обратила на себя внимание мужчины, но тогда причины были совсем иными…

Он не давал ей никаких лживых обещаний – О, Боже, – можно подумать, она ещё верила в обещания. Но Гарри Морант представил ей очевидное доказательство. Весьма твёрдое доказательство.

Её пальцы всё ещё дрожали. Очень сильно.

Но независимо от того, насколько привлекательной она себя почувствовала, брак между ними был невозможен. Она никогда не смогла бы сделать выбор, которого Морант потребует от неё, как только всё узнает. Ей хотелось заплакать, но слёз не было, Нелл уже давно их все выплакала.

Перед ней не стоял вопрос – кто, – она прекрасно знала, кого выберет. Знала твердо. Но самый красивый мужчина, которого Нелл когда–либо встречала в своей жизни, хотел её.

Каждая клеточка её тела пульсировала от осознания этого желания. В её крови пылал огонь.

Девушке удалось ответить на его кивок столь же учтиво.

– Благодарю, – произнесла она убитым голосом, – но мой ответ всё тот же.

Нелл каким–то чудом удалось удержать голову высоко поднятой, благодаря воспитанию, и она поспешно ушла, сохранив некоторое подобие достоинства.

Девушка чувствовала, что он смотрел ей вслед. Казалось, его пылающий страстью взгляд холодных серых глаз мог бы испепелить любую женщину. Это была ещё одна часть проблемы.

Ей пришлось так многое вынести в своей жизни, что от этого Нелл стала сильной. Пусть она не обладает красотой, но у неё есть стойкость. Ничто и никто не сможет сломить её дух – даже этот мужчина.

Но он мог с лёгкостью разбить ей сердце. А он, скорее всего, так бы и поступил, узнав, что она позволила появиться на свет незаконному ребенку, дочери, которую Нелл любила больше жизни.

Если бы Гарри Морант, всю жизнь несший на себе тяготы клейма собственного происхождения, обнаружил это, то осудил и отвернулся бы от неё. И это разбило бы ей сердце.

Правда, оно и так уже разбито…

До сих пор Нелл никогда не считала себя малодушной, но сейчас, оставив позади себя Гарри Моранта и продолжая идти с высоко поднятой головой, нервно сжимая пальцы из–за недавнего происшествия, девушка была вынуждена согласиться с тем, что на самом–то деле была совершеннейшей трусихой. 

вернуться

[5]

«если шапка впору…» — выражение: if the cap fits, wear it — если вы относите это на свой счёт, вам виднее.

11
{"b":"140321","o":1}