ЛитМир - Электронная Библиотека

Она закрыла глаза и смыла пену тёплой водой, затем обернула волосы полотенцем, встала и вытерлась перед огнем.

Купер принесла её старую ночную сорочку и помогла надеть через голову. Нелл была немного смущена этим изношенным и залатанным предметом одежды. Она никогда не предполагала, что кто–либо, кроме неё, увидит его. Мисс Брэгг наверняка могла сказать несколько уничижительных слов по поводу её гардероба.

Пока Купер наблюдала за тем, как выносят ванную с водой, Нелл встала на колени на коврике перед камином, высушивая волосы. Она помнила, как делала это с матерью. Мама вытирала волосы досуха полотенцем, а затем расчёсывала их. А ещё она часто рассказывала Нелл какую–нибудь историю... Нелл попыталась проглотить комок в горле. Будет ли она когда–нибудь делать это с Тори?

Когда её волосы почти высохли, она перешла к туалетному столику и села. Взяла баночку с масленой вытяжкой зелёной черепахи, открутила крышку и понюхала. Пахло довольно приятно. Нелл погрузила внутрь палец и осторожно нанесла на кожу капельку лосьона, почувствовав прохладу и успокоение.

Она уставилась на своё отражение. Из зеркала на неё смотрело обыкновенное лицо. Если бы только она пошла внешностью в маму, а не в отца. Мама была красавицей.

Нелл не понимала, что такого желанного нашёл в ней Гарри Морант, но ей придётся принять это. Восхитительная дрожь пробежала по её телу, сходясь внизу живота. Она не сомневалась в желании Гарри.

Но оно беспокоило её. Из–за своего желания он отложил все дела, чтобы привезти её в Лондон на поиски Тори – ребёнка, который не был его, который мог вызвать скандал.

Его готовность принять её дочь вызывала у Нелл слёзы благодарности. Он даже затеял эти поиски, как солдат разрабатывает военную кампанию солдат, подумала она, ощущая комок в горле.

Купер подхватила щётку и начала расчёсывать волосы хозяйки.

Нелл сидела, погружённая в свои мысли. Из–за своего желания Гарри Морант женится на ней, восстанавливая в её жизни почти всё, что она утратила: безопасное будущее, уважаемое положение и дом её сердца. У неё даже будет шанс выращивать лошадей, как она всегда и хотела.

Если... когда они найдут Тори, всё будет так, будто ужасные события последнего года стёрты, и останется только хорошее. Кроме смерти отца.

И всё по одной причине.

Желание.

К женщине, которая испытывала отвращение лишь при мысли о совокуплении.

Нелл облизала губы. Это не может быть слишком плохо, подумала она, не с Гарри. Она находила его весьма привлекательным физически, даже красивым, если можно так сказать о мужчине. И он ей нравился. Более, чем нравился, напомнил ей тихий голосок, даже если сам Гарри не хотел об этом знать...

В любом случае это не займёт много времени. И даже когда сам акт отвратителен, награда может быть огромной, подумала она, посылая небу очередную молитву за Тори.

Кобылы тоже, казалось, никогда не получают удовольствия от того, что их покрывают жеребцы. Какая кобыла смогла бы выдержать то, что выдержала Нелл? Она лишь надеялась, что этого для Гарри будет достаточно.

Потому что он не хотел того, что Нелл готова была излить на него полной чашей.

Любовь.

Она любила Гарри Моранта. Нелл не была уверена, когда это случилось. Возможно, в тот день в лесу, когда его серые глаза остановились на ней, замерев. А затем он протянул руку и дал ей свою шляпу...

Может, это произошло, когда она в первый раз поцеловала его. Тогда Нелл боролась с чувством, отрицала его даже перед самой собой, думая, что оно угрожает её поискам Тори.

Это мог быть тот момент, когда он сказал: «Конечно, она будет жить с нами».

Или, может, это случилось, когда она поняла, что Гарри всю ночь обнимал её, оберегая от беды, ничего не прося взамен, хотя ужасно хотел её.

Он никогда ничего у неё не просил.

Она подозревала, что Гарри никогда ничего и ни у кого не просил. Это был единственный способ уберечь себя. Нелл сама так делала.

Но невозможно сохранять свои чувства в безопасности вечно. Нелл ощутила одно шевеление под грудью, затем другое, и вот она уже безнадежно любит это крохотное существо, растущее внутри неё.

И это было ничто по сравнению с тем, что она испытала, когда в первый раз прижала Тори к сердцу, вдохнула запах дочери, приложила её к груди. Нелл сделала бы всё что угодно, чтобы уберечь Тори. Что угодно.

Но она не уберегла её; она проспала всю ночь и позволила отцу украсть дочку. От этой мысли Нелл почувствовала тошноту.

В дверь постучали, и Купер положила щётку, чтобы открыть. Она вернулась с полным подносом еды.

– Ваш ужин, миледи. Мистер Гарри приказал послать его наверх для вас.

Нелл покачала головой.

– Я ничего не хочу, спасибо. Отошли его назад.

Купер заколебалась, затем вынесла поднос за дверь.

* * *

– Что вы делаете с этим, Купер? – Гарри видел, что поднос послали менее двух минут назад. Не может быть, чтобы Нелл успела покушать.

– Миледи сказала, что ничего не хочет на ужин, сэр.

– Она что–нибудь съела?

Купер покачала головой.

– Тогда стойте там, – сказал Гарри и быстро поднялся по ступенькам. Остановившись у двери Нелл, он постучал, открыл дверь, затем взял поднос из рук Купер.

– Это всё, Купер, – решительно сказал он, шагнул в спальню Нелл и пинком закрыл дверь позади себя.

И замер. Дьявол. Ему надо было подумать об этом.

Нелл стояла перед камином, греясь. У Гарри мгновенно пересохло во рту. Подсвеченная огнём, танцующим позади неё, эта её старая хлопковая ночная рубашка стала, будь она неладна, почти прозрачной, не скрывая очертания длинных стройных ног и роскошных бёдер. Кожа молодой женщины была покрыта нежным румянцем, а волосы свободно спадали и вились, всё ещё слегка влажные.

Он думал об этом, признал Гарри.

В течение последнего часа он сражался с видениями того, как помогает ей принять ванну, намыливая её шёлковую кремовую кожу, ополаскивая её, затем заворачивая в полотенце и неся влажную и румяную Нелл в постель.

И вот она здесь, раскрасневшаяся, нежная, влажня и пахнущая, как пирог, только вынутый из печи. И завёрнутая во что–то, чертовски менее скрывающее её тело, нежели полотенце. Но он не собирался касаться Нелл, напомнил он себе. И он сможет с этим справиться.

Она подозрительно посмотрела на поднос.

– Почему вы принесли его назад? Я сказала Купер, что не голодна.

– Меня не волнует, голодны вы или нет, – сказал Гарри, ставя поднос на маленький ночной столик. – Мы проходили через это во время завтрака. Так что идите сюда и ешьте.

Гарри придержал для неё стул.

Он мог видеть тёмные пятна её сосков сквозь тонкий хлопок. Первые пять пуговиц у шеи были расстёгнуты, открывая соблазнительный проблеск затенённой ложбинки. Гарри подавил стон.

Откуда взялась эта роскошная грудь? Когда он увидел Нелл в первый раз, она казалась довольно плоскогрудой. Не то, чтобы это хоть на грош имело для него значение. Хоть тогда, хоть сейчас.

Каждый раз, когда он проходил мимо неё, его тело откликалось с такой неистовой силой, что ему с трудом удавалось держать себя в руках.  

Ему не следовало приходить сюда. Гарри знал, как отзовётся его тело. Это было глупо: такое искушение прямо у него под носом. Скверно уже то, что приходится целомудренно обнимать её всю ночь напролет, но теперь это будет ещё сложнее, потому что у него в мыслях сохранится это видение. С этими образами в голове и держа её в объятиях.

И в его постели.

Чертовски хорошо, что между ними стол. Гарри убрал салфетку с подноса. Он заказал для неё лёгкий ужин: сваренное всмятку яйцо, тост, масло, мармелад и чай.

– Я не хочу, – повторила Нелл.

– Вы не любите яйца?

– Обычно люблю, но сегодня вечером мне не хочется есть.

– Вы устали и опечалены, вот и всё. Вы почувствуете себя лучше, когда съедите что–нибудь.

Нелл скрестила руки на груди и бросила на него мятежный взгляд. Гарри намазал один из кусочков тоста маслом, разрезал его пополам, затем разрезал каждую половинку на узкие полоски. Нелл подозрительно наблюдала за ним. Он аккуратно отрезал верхушку яйца, посыпал солью и немного перцем, затем подвинул к ней тарелку с обезглавленным яйцом и порезанным тостом.

45
{"b":"140321","o":1}