ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не разняла рук, но Гарри беспокоило не это. Давление её рук приподняло грудь выше, и вырез её ночной рубашки разошёлся, приоткрывая роскошные изгибы.

Он заставил себя не замечать этого. Погрузил полоску тоста в жидкий желток и поднёс к её губам.

Она крепко сжала их. Гарри продолжал держать лакомство у её рта.

– Откройте дверь, – сказал он ей, как маленькому ребенку.

Нелл постаралась не улыбнуться.

– Знаете, как мы называли это, когда я был ребёнком? – спросил он.

– Тостовый солдат... м–м–м, – закончила она, когда Гарри протолкнул яичного солдата меж её открывшихся губ.

Нелл прожевала и проглотила.

– Это было очень коварно, – начала она, и Гарри сунул другой кусочек тоста ей в рот. Он чувствовал её теплое дыхание на своих пальцах.

В следующий раз Нелл попыталась увернуться от него, но он был слишком быстр и всё равно пропихнул тост между её губ. В глазах Нелл плясали искорки, пока она жевала его.

К пятому кусочку тоста это стало игрой; она смеялась, и задача Гарри становилась всё тяжелее с каждой минутой. Кто бы мог подумать, что кормление женщины тостами с яйцом может быть столь возбуждающим занятием?

– Я уже сто лет не ела яйца с солдатиками–тостами, – сказала Нелл. – В детстве это был мой любимый ужин.

Нелл облизала губы, затем раскрыла их, чтобы получить следующий кусочек.

Гарри подавил стон. Было бы так легко просто наклониться вперёд и накрыть этот сладкий розовый ротик своим. Но это стало бы приглашением к безумию. Она не готова к тому, чего он хотел.

Гарри обмакнул тост в яйцо и толкнул его вперёд. Большая капля желтка упала на внутренний изгиб одной кремовой груди.

– О, – промолвила она.

Гарри ничего не сказал. Долгое мгновение они оба смотрели на каплю золотистого желтка, блестящую и влажную на шёлковой коже. Он сглотнул, но, подобно мошке, летящей на огонь, больше уже не мог сопротивляться соблазну.

Намеренно медленно он наклонил голову и слизнул желток, омывая языком её кожу. Она была прохладной и гладкой, как шёлк. Вкусно пахла тёплыми, свежеиспечёнными кексами и осенними яблоками.

Нелл пахла женщиной. Настоящей женщиной.

Гарри глубоко вдохнул и поборол искушение погрузить лицо в ароматную впадину. Он слегка коснулся атласной кожи подбородком.

– О–о, – пробормотала Нелл. Её соски стали тугими, натянув тонкую ткань ночной сорочки всего в каких–то дюймах от его рук, от его рта. Он почувствовал, как одна вершинка потёрлась о его запястье. Гарри передвинул руку. Девушка восхитительно задрожала, глаза потемнели.

При её таком очевидном отклике на него, Гарри почувствовал всплеск примитивного торжествующего чувства собственника. Он нашел её, несмотря ни на что, он нашёл женщину, эту единственную женщину, не похожую ни на какую другую, его собственную личную сирену. Свою женщину. Свою жену.

Свою будущую жену.

Гарри заставил себя выпрямиться и обмакнул следующий тост в яйцо, как будто ничего только что не произошло. Он предложил его ей. Их взгляды встретились. Её глаза были тёмными, с отяжелевшими от желания веками. Нелл разомкнула губы, и его пальцы слегка коснулись их, пока он кормил её тостом. Гарри голодным взглядом наблюдал, как она медленно жуёт и глотает.

Нелл ела молча, глядя ему в глаза. Было такое ощущение, словно она смотрит ему в душу, но он не мог отвести взгляд.

Гарри скормил ей следующий тост–солдатик, затем ещё один.

Единственное, что было слышно в комнате – шипение и потрескивание огня, их дыхание, и мягкие звуки, которые она издавала, пока ела. Интимные звуки. Личные. Пробуждающие чувства.

Ему было любопытно, могла ли Нелл слышать биение его сердца? Он, безусловно, мог.

Гарри кормил её полосками тоста, пока не закончилось яйцо. Он был осторожен, чтобы не уронить ни одной капли желтка. Гарри не смог бы доверять себе, если бы это произошло снова.

Он никогда не терял самообладания. Не собирался делать этого и сейчас.

Он взял горшочек с мармеладом, намазал варенье на оставшийся кусочек тоста, разрезал его на треугольники и передал тарелку Нелл, сказав:

– Ешьте.

Она кинула на него долгий взгляд, затем взяла кусочек и с хрустом откусила от него, начиная с одного уголка и направляясь к другому. Когда она закончила, крошечная капелька джема блестела в уголке её рта.

Гарри не мог оторвать от неё глаз. Она походила на мушку, соблазняющую его. Трепещущую при каждом движении губ Нелл. Гарри наблюдал, как Нелл съела второй треугольник, третий. Нелл ела деликатно, как кошка, и всё же та маленькая капля золотистого джема оставалась на месте, порхая прямо над уголком её рта.

Рта, созданного для поцелуев.

– Чай? – спросил он и, не дожидаясь её ответа, налил чашку, добавив молока и немного сахара. Чай смоет каплю джема.

– Вы запомнили, какой чай я пью, – прокомментировала она, когда Гарри помешал чай и передал ей.

Конечно, он помнит. Он помнит всё, что Нелл когда–либо говорила или делала в его присутствии.

Она сделала глоток и состроила гримаску.

– Холодный.

Затем отставила чашку, мягко сказав:

– Мы слишком долго возились с яйцом.

Не было похоже, что она хоть в малейшей степени жалеет об этом.

Ну что ж, у неё был шанс. Капля мармелада всё ещё трепетала в уголке её рта, и он не мог позволить ей оставаться там ни мгновением дольше.

Глядя в тёмно–золотистые глубины её глаз, Гарри наклонялся вперёд до тех пор, пока его рот не оказался в каком–то дюйме от её губ.

Нелл подалась навстречу, поднимая своё лицо к нему, безмолвно предлагая себя. С низким стоном он слизал крохотную каплю джема из уголка её рта.

– Сладко, – пробормотал Гарри, – и пикантно. – Он снова лизнул её губы, хотя там больше не было джема. – Вкусно.

Он слегка подразнил, проводя своими губами и языком вдоль линии её губ, Нелл вздохнула и открылась для него. Гарри издал низкий рык удовлетворения, когда привлёк её к себе и глубоко поцеловал, запечатав её рот своим, изучая его вкус и строение.

Её вкус вошёл в его кровь, подобно огненной буре, и он притянул Нелл ближе, ощущая нежную податливость её мягкости против его твердости. Гарри глубоко поцеловал, лаская внутреннюю сторону её рта и чувствуя, как она выгибается и содрогается рядом с ним с каждым движением. Нелл была пламенем для его фитиля, пьянящим вином.

Она что–то пробормотала и провела ладонями по линии его подбородка, скользнув пальцами в его волосы.

Поцелуи Гарри стали более глубокими, когда она подхватила ритм, который сжигал его заживо, мучил тело оглушающим неистовом, затопившим его чувства.

Нелл целовала его в ответ, слепо, страстно, следуя за его движениями и своим природным чутьём. Гарри был солёным и пряным на вкус, мрачно мужественным и целовал её с яростным желанием, которое заставляло плавиться её кости.

Гарри разбудил таящийся глубоко в ней голод, который Нелл никогда раньше не испытывала и который не имел ничего общего с едой.

Ей нравилось ощущать его, его вкус, восхитительное трение там, где мужская щетина касалась её кожи. Она льнула к Гарри, её тело прижималось к нему снова и снова в ритме, который Нелл смутно узнавала.

А затем она почувствовала, как что–то твёрдое толкается ей в живот, и это Нелл определённо узнала. Неожиданно она осознала значение ритма.

Поток безрассудной паники погасил жар в её крови. Нелл была шокирована своим поведением, тем, что готова была сделать, чего жаждала. Она отдёрнула голову назад и уставилась на Гарри.

– Нет, – прошептала она, – я не могу.

Гарри замер, его горячий рот только что прижимался к её губам, а теперь Нелл оттолкнула его. Она была не готова, слишком рано, слишком тревожаще. Ей нужно подумать. А она не могла этого сделать, пока он находился здесь.

Но прежде, чем Нелл смогла отодвинуться или сказать хоть слово, Гарри отпустил её и отступил назад, его грудь часто вздымалась.

– Вы правы, – произнёс он глубоким и прерывающимся голосом. Он разгладил одежду и запустил руку в свои густые тёмные волосы. – Мне не следовало заходить так далеко. Не сейчас. До тех пор, пока не поженимся, пока вы не будете готовы. Ваша добродетель в безопасности со мной, обещаю. Спокойной ночи.

46
{"b":"140321","o":1}