ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты ведь чувствуешь не боль, правда? – спросила Нелл, поглаживая его. Кожа его плоти была бархатисто–мягкой. Под её пальцами он был твёрд и горяч.

Гарри покачал головой и сжал зубы.

– Тебе нравится, да?

Он окинул Нелл горящим взглядом, молча соглашаясь, и её охватил лёгкий трепет. Это она вызвала в нём такое удовольствие. Нелл ладонью обхватила его плоть у основания и очень медленно провела вверх. Гарри застонал и откинул голову. Нелл снова скользнула рукой вверх и вниз, крепко сжимая его, и Гарри издал ещё один стон, тело его сжалось, словно от боли. На кончике его древка выступили капли влаги, и она провела по нему ладонью, вокруг, ещё и ещё, вызывая в нём неистовую дрожь.

– Хватит, – прохрипел он сквозь стиснутые зубы, голова по–прежнему откинута назад.

– Почему? – Она немедленно отпустила его.

Он открыл глаза и посмотрел на неё малоосмысленным взглядом.

– Я готов овладеть тобой. Ещё одно такое прикосновение, и я извергнусь.

Нелл сразу же поняла. Жеребцы тоже так делали.

Она похолодела. Он предоставлял ей выбор. Давал понять, что не обязательно делать это.

Но она сделает, да, сделает. Ей надо пройти через это. Она не станет жить, боясь этого.

Время пришло. Она потянула вверх подол ночной сорочки, открыв бёдра до середины.

– Тогда овладей мной. Сейчас.

Секунду он не двигался, Нелл протянула руку и снова обхватила его плоть. Больше Гарри не колебался. В то же мгновение он оказался сверху, раздвинул ей ноги и коснулся её там. Нелл застыла, почувствовав, как его пальцы раскрывают её. Он нежно и легко погладил её, и Нелл расслабилась, но затем он коснулся чего–то, и её тело конвульсивно откликнулось. Прежде чем она успела подумать, его рука снова двинулась, и раскалённое копье чувственности пронзило Нелл.

Из горла Гарри вырвался низкий звук, и Нелл ощутила, как он входит в неё. Он сделал один толчок, другой.

И внезапно все чувства оставили её.

Гарри ощутил это в то же мгновение, как она застыла. Он был уверен, что не причинил Нелл боли. Она готова принять его, её плоть такая влажная и скользкая, и она так восхитительно чувствительна.

Но сразу же перестал двигаться.

– Нелл, в чем дело? Что случилось?

Она не ответила. Просто спокойно лежала, однако всё её тело дрожало. И это был недобрый знак.

– Нелл? Милая?

Её глаза были закрыты, а лицо искажено гримасой.

Гарри сразу же понял, что наделал. Он своим телом пригвоздил её к постели, так что она не могла пошевелиться. Мысленно он обругал себя. Только одна вещь пришла ему на ум.

Всё ещё оставаясь глубоко в ней, он перекатился на спину, увлекая Нелл за собой. Затем посмотрел на неё и стал ждать, хотя это почти убивало его.

Казалось, прошла вечность, прежде чем скованность покинула её тело, и Нелл осторожно приоткрыла глаза. Она смущённо посмотрела на Гарри.

– Что ты делаешь? Закончи то, что начал.

Он покачал головой.

– Ты закончи. Или нет. Выбор за тобой.

– Но ты же мужчина. – Нелл удивленно уставилась на него.

– А ты – женщина, – тихо ответил он, – в этом участвуют двое.

– Как? – нахмурилась Нелл.

– Ты ведь умеешь ездить верхом? – Он положил руки ей на бедра и слегка подвинул, чтобы показать. – Так ты сможешь руководить происходящим.

Не до конца поверив ему, она попробовала пошевелиться, и он увидел и ощутил её отклик. Сосредоточенно сдвинув брови, она снова стала двигаться. Гарри застонал и скользнул рукой меж их тел. Нелл вздрогнула, почувствовав, как он гладит крошечный узелок, и прерывисто задышала. Гарри ощутил, как её тело в ответ сжимается вокруг него.

Всё будет хорошо, с изумлением подумал Гарри, прежде чем остатки самообладания покинули его, и он подался вверх, глубже проникая в неё. Нелл задыхалась, сжимая его бёдрами и внутренними мускулами тела. Он приподнимался и вонзался в неё, а она двигалась на нём так же умело, как и на лошади, и с каждым движением дышать ей становилось всё труднее, несмотря на то, что именно она задавала ритм.

– Нелл, Нелл! – выкрикнул он в последний миг, когда понял, что вот–вот взорвётся, отчаянно желая, чтобы она ответила.

Её глаза распахнулись, и она уставилась на него, оцепенело, полностью поглощённая своими яростными движениями.

– Взгляни. На. Меня, – выдавил Гарри, и их глаза встретились, и в этот момент, соединенные мысленно и физически, они достигли долгой разрядки, от которой обоих охватила дрожь. Он услышал слабый вскрик, вторящий его хриплому победному крику, и всё вокруг разлетелось на осколки.

* * *

Спустя какое–то время Гарри пришёл в себя и понял, что Нелл лежит на его обнажённой груди и тихо плачет.

Внутри у него что–то сжалось. Если женщина плачет, мужчине ничего не остаётся, как обнять её. Этому его научил Барроу, когда Гарри был ещё мальчишкой и пришёл в изумление, увидев, как миссис Барроу, самая сильная женщина из всех, что он знал, плачет в объятиях мужа.

– Мужчины колют дрова или вымещают чувства кулаками, – после сказал ему Барроу. – Женщины плачут. Ничего не поделаешь, парень, их надо обнять и любить, пока всё не пройдёт.

Поэтому Гарри обнял Нелл, поглаживая руками, ласково проводя по волосам, прижимая к себе, молча любя её.

Любя?

Боже. Такого он не ожидал. Гарри отогнал эту мысль. Пока он не был готов думать ни о чём подобном.

Он уложил Нелл рядом с собой, бормоча бессмысленные успокаивающие слова.

– Ну, ну, тише… всё хорошо.

При этом у него не было ни малейшего представления, что всё это значит.

Мокрые завитки волос прилипли к её щекам и лбу, и он убрал их. Даже не задумываясь, Гарри целовал те места, откуда откинул локоны: щёки, виски; он поцеловал её веки и ощутил соль на языке.

Нелл подняла на него заплаканные глаза, и Гарри поцеловал уголки глаз, проложил дорожку из поцелуев вдоль подбородка к чувствительному местечку за ухом. Нелл извивалась под его поцелуями, словно кошка. Желание вспыхнуло с новой силой, пока он пробовал её на вкус, целовал, утешал. И возбуждался.

На этот раз всё будет только для неё, решил Гарри. Не совокупление, а любовь.

Снова это слово: любовь.

Он закрыл глаза и продолжил целовать Нелл.

– Нет, – неожиданно воскликнула она и оттолкнула его.

Гарри застыл. Что он сделал?

– Ты не слышал, как пробили часы? – Она села в кровати. – Уже без четверти восемь. Рейф и Люк будут здесь с минуты на минуту. Нужно одеться и приготовиться к отъезду. – Она выскользнула из его объятий и из постели.

Гарри вздохнул и натянул на себя простыню.

* * *

Ещё один бесплодный день поисков. Стало очень холодно. Кучер подал экипаж, который из–за дождя нанял Гарри, и Нелл, сев в него, сразу завернулась в меховую полость. Закрытая карета давала больше уединения, равно как и защиты от дождя. Нелл сидела рядом с Гарри, закутав ноги, откинувшись на него, удобно устроившись на изгибе его руки и прижавшись щекой к его плечу.

Несмотря на всю скованность и напряжение утренней сцены в спальне, в результате между молодыми людьми возникла некая телесная непринуждённость. Гарри был этому рад.

Нелл молчала большую часть последнего часа.

Им не удавалось много разглядеть; морось затуманила окна экипажа, но более ровный ход кареты указывал на то, что они снова выехали на главную дорогу и приближаются к Лондону. Незадолго до этого в экипаже зажгли фонари. Размытый золотистый свет время от времени колебался в такт лошадиному бегу.

– Папа привёз его в Фермин–Корт, – произнесла Нелл, словно продолжая прерванный разговор. – Он играл с ним в карты на каком–то приёме и потом пригласил домой. Думаю, из–за меня. Папа хотел, чтобы я вышла замуж, а Фермин–Корт – весьма заманчивое приданое.

Гарри подумал, что она и сама весьма заманчива, но промолчал. Он сразу понял, о ком она говорит, но не знал, что побудило ее поднять эту тему, – возможно, интимная обстановка закрытого экипажа, дождь снаружи, скрип колёс и стук лошадиных копыт.

53
{"b":"140321","o":1}