ЛитМир - Электронная Библиотека

Купер покраснела и постаралась удержаться от сияющей улыбки.

Слова леди Госфорт понравились и Нелл. Не только то, что она становится законодательницей мод, но и другие, гораздо более важные слова: «моя племянница».

Ещё один шаг вперёд, в будущее.

Ей удавалось жить день за днём, делать шаг за шагом. Она справлялась. Днём – большую часть времени – всё было в порядке. Ночи оставались проблемой.

Теперь они с Гарри занимались любовью каждую ночь. Нелл жаждала экстаза, близости и временного забвения. Обычно она засыпала сразу же, как всё заканчивалось.

Но её мучили хмурые часы перед рассветом, когда она лежала с открытыми глазами в объятиях спящего Гарри.

Она думала о новом дне или о прошедшем, о верховой прогулке в парке с Гарри, Рейфом и Люком, о попугаях и обезьянках на ярмарке Пантеон, или о том, как научилась заламывать шляпку так, что эффект оказывался просто потрясающим, но внезапно пустота в груди появлялась вновь, когда она вспоминала, что этими вещами нельзя будет поделиться с дочерью, с Тори.

Тогда она тихо плакала в темноте, стараясь не разбудить Гарри.

День за днём, ночь за ночью.

Глава 15

Каждую ночь, занимаясь с Гарри любовью, Нелл думала о том, что леди Госфорт – ей всё ещё было трудно называть её тётя Мод – сказала ей.

«Гарри не думает, что достоин любви. И всегда так считал».

И, если он ещё не понял, что она любит его, надо сказать ему об этом. Трудность заключалась в том, что Нелл боялась.

Что, если леди Госфорт ошибалась? Что, если он подразумевал именно то, что сказал: он не ждёт от неё любви?

Что, если её признание лишь приведёт его в замешательство, и он, неловко посмотрев на неё, как это делают мужчины, переведёт разговор на другую тему? Она умрёт от унижения.

Хуже всего, что он будет добр с ней. Она не перенесёт его доброты, когда выставит себя полной дурой, а он отнесётся к этому с пониманием.

Каждую ночь она собиралась с духом, чтобы сказать ему о своей любви, и каждый раз трусливо молчала.

* * *

Гарри быстро просмотрел своё письмо Итену. Он напомнил ему, чтобы тот узнал имя гостя, который домогался служанок в Фермин–Корте. Ответа на этот вопрос он всё ещё не получил. Гарри также написал Итену, что свадьба состоится в Элверли и что Гэйб, принцесса Калли, Тибби и мальчики уже там, и если Итен узнает имя того мужчины, пусть отправит письмо туда. Последнюю фразу он подчеркнул.

Оставалось ещё много дел, которые необходимо сделать. Когда Итен прочтёт список неотложных работ, то, вероятно, захочет пристрелить Гарри. В конце концов, первоначально обязанностью друга была только закупка лошадей.

Но мужчина женится только один раз в жизни.

Гарри добавил постскриптум, что они уезжают в Элверли через два дня.

Он написал и чете Барроу, пригласив их приехать на свадьбу. Графу придётся с этим смириться, нравится ему это или нет. Мистер и миссис Барроу значили для Гарри больше, чем какой–то граф с холодной голубой кровью.

* * *

Завтра утром они уедут в Элверли. «Сегодня, этой ночью, – решила Нелл, – в ближайшее время другой возможности может не представиться». Кто знает, какая обстановка будет в Элверли. Может быть, они не смогут часто видеться и не смогут спать вместе. Она должна собрать всю свою смелость и сказать Гарри. И показать всеми возможными способами.

Прежде она никогда не снимала свою длинную ночную рубашку, и Гарри не просил её об этом. Он ласкал её через неё, поднимая подол только до бёдер. Нелл стеснялась быть полностью обнажённой и в этом оставаясь трусихой.

Сегодня ночью она будет храброй. Сегодня она обнажит для Гарри Моранта и тело, и душу.

После обеда Нелл распорядилась поставить ванну в своей спальне перед камином. Пока слуги таскали вёдра с горячей водой по чёрной лестнице, а Купер щедро разбавляла воду розовым маслом, Нелл зажгла свечи по всей комнате, потом отправила одного лакея за ширмой, которую поставила перед ванной. Когда слуги ушли, Купер помогла ей раздеться.

– Спасибо, Купер, – сказала Нелл, усаживаясь в ванну. – Пожалуйста, погаси лампы, когда выйдешь, и передай мистеру Гарри, что я хочу поговорить с ним.

Глаза Купер слегка расширились, но она была хорошо вышколена, чтобы показать своё удивление. Она, конечно, знала, впрочем, как и все в доме, что каждую ночь они спали вместе, но все делали вид, будто не замечают этого. Кроме того, менее чем через неделю состоится их свадьба.

Нелл погрузилась в воду и стала ждать.

Гарри постучал в дверь спальни Нелл и, услышав её ответ, вошёл. Нелл нигде не было, он, нахмурясь, осматривал полутёмную комнату, освещённую дюжиной свечей. У неё перестали гореть лампы? В этом проблема? Тогда почему Нелл послала за ним, а не за слугой?

Потом он услышал плеск воды и увидел ширму. У Гарри пересохло во рту. Его фантазия о том, как он купает Нелл в ванне, живо предстала перед его внутренним взором, как–будто никогда и не исчезала. Усилием воли он изгнал её из своих мыслей. Нелл была очень скромной женщиной, и такая идея, без сомнения, шокирует её.

– Нелл? Тебе что–нибудь нужно?

Чем это пахнет? Розы? В декабре?

– Да, – снова лёгкий плеск воды. – Не можешь ли ты подойти сюда?

Сердце Гарри глухо застучало. Он зашёл за ширму и замер. Все связные мысли вылетели из его головы, он мог только смотреть. Нелл была чертовски прекрасна.

Она сидела в ванной, окружённая полукругом свечей, разрумянившаяся и обнаженная, кожа её была влажная, с золотисто–персиковым оттенком. Волосы собраны в узел высоко на затылке, лишь отдельные мокрые пряди прилипли к щекам и шее. Полные кремовые груди были не полностью скрыты водой, и над поверхностью виднелись её тёмно–розовые соски. Под его взглядом они напряглись и стали похожи на твёрдые созревшие ягодки.

Колени длинных ног Нелл поднимались, словно острова, среди ароматных вод. Сквозь колеблющуюся поверхность воды он мог видеть внизу её живота, между бёдер, золотистый треугольник.

С большим трудом Гарри произнёс:

– Тебе что–то нужно?

Голос от охватившего его желания прозвучал хрипло, словно карканье.

Нелл взяла губку и стала медленно её намыливать. Он мог только заворожено смотреть, как при каждом движении её груди тихо колыхались. Она протянула ему губку, и он слепо потянулся за ней, но в последний момент Нелл убрала руку.

– Может быть, ты снимешь сюртук? – предложила она.

Гарри быстро стянул сюртук и бросил его на ближайший стул.

Нелл кинула на него задумчивый взгляд.

– Рубашку, наверное, тоже нужно снять. Ты же не хочешь её намочить?

Её глаза блестели.

Голова Гарри снова заработала. Его скромненькая маленькая Нелл собиралась соблазнить его. Каждая капля мужской крови в нём приняла вызов. Ещё неизвестно, кто кого соблазнит.

Он медленно улыбнулся ей.

– Намочить рубашку? Нет, не хочу.

Он развязал шейный платок, бросил его на сюртук и через голову стянул рубашку.

Глаза цвета хереса смотрели на него с глубоким женским одобрением.

– Теперь дай мне губку. – Гарри обошёл ванну и оказался за спиной Нелл. Боже, со спины она была ещё прекрасней. Он присел на корточки и начал тереть ей спину твёрдыми круговыми движениями, затем стал водить губкой вверх и вниз.

– Мыло.

Нелл подала ему кусок мыла, он намылил руки и стал растирать её шею и плечи до тех пор, пока она не начала мурлыкать и выгибать спину под его руками, как кошка.

– Подними руки, – прошептал Гарри, почти касаясь губами её уха. И, когда она подняла их, медленно провёл руками по её ребрам и начал намыливать ей живот. Его грудь была прижата к её спине. Он не дотрагивался до её грудей, но иногда его ладони случайно касались их, и тогда дыхание Нелл прерывалась.

Гарри дождался, пока она не начала тяжело дышать и тереться о его грудь, и тогда сжал её твёрдые торчащие соски пальцами. Нелл застонала и содрогнулась от острого удовольствия.

58
{"b":"140321","o":1}