ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Понравилось, а я что говорил, — по-своему оценил он её молчание, прижимаясь щекой к её голове.

— Впечатляет. Прошу, не гоняй адреналин. Я не переживу трагедии. Ты сам рос без отца. Не оставляй сиротой Пашку.

— Не паникуй, я хорошо вожу и отлично чувствую машину. Детка, я сейчас перекушу и уеду. Работа. Но к двенадцати буду как штык около вас.

— Отказаться нельзя было?

— Ребятам деньги не в тягость, нам с тобой тоже, а в праздники хорошо можно заработать. Без меня от группы угара такого нет. Не могу их кинуть, понимаешь?

Маша понимала потому и сказала:

— Я подожду. Только не пей, за руль сядешь. Гнать будешь. Я знаю.

— Маш, дороги же будут пустыми. Все Новый год праздновать за столы сядут. Одни зелёные огоньки такси и свободная трасса. А из-за спиртного вообще не волнуйся, мышонок. На этот счёт у меня строго. Выпил, беру такси. Идём, а то ты начинаешь дрожать.

Маша не торопилась. Сказочный вечер держал в плену. К кому-то прошли пересыпая шутками гости, поздравили их с наступающим. Чудесно!

— Первые звёзды… — прошептала она ему.

— Звёзды, конечно, хорошо, но лучше их считать из окна тёплой квартиры.

— Совсем не романтик.

— Ты ошибаешься, — горячий шёпот обжёг зацелованную морозом щёку. — Хочешь, звёздочку тебе достану и подарю. Выбирай какую?

— Вон ту, — удивляясь его порыву, решила подыграть Маша.

— Яркую или рядом с ней?

— Рядом.

— Без проблем. — Подпрыгнув, он сгрёб с небосвода мерцающую точку. — Вот. Развернул ладонь, на которой блеснуло кольцо с бриллиантом. Ну, бери, угадал?

— Кирюша, это мне? — обомлела Маша.

— Давай пальчик. Я прошу твоей драгоценной руки и в знак своей любви дарю тебе эту, выбранную тобою звёздочку с новогоднего неба.

Маша вытянула подрагивающий пальчик. Получив кольцо, пришедшее в пору, стараясь спрятать от него лицо, поднесла к губам холодный камень. Но Кирилл, заметив таки блеснувшие в её глазах слёзы, принялся сушить их горячими губами.

— Спасибо, малышка, за доверие. Постараюсь быть хорошим мужем.

Они вернулись в кипящую предпраздничными хлопотами квартиру немного возбуждённые от поцелуев и подарков. Под внимательным взглядом Тамары Васильевны каждый отправился по своим делам. Кирилл, готовиться к вечернему выступлению, а Маша к сыну.

— О-о-о! — вытянулось лицо матери, заметив кольцо на пальце дочери, — откуда такая красота?

Маша с горделивыми нотками заявила:

— Кирилл подарил.

Мать тут же кинула вызов.

— Он в силах на такую штукенцию заработать?

— А почему бы и нет. Востребованный певец, раскрученной группы, — заступилась за любимого Маша.

— Что у вас тут за дебаты опять, девчонки? — расплылся в хитрой улыбке, вошедший Таран.

Они, переглянувшись, молчали.

— А это Вам Тамара Васильевна подарок под ёлочку, — достал он из-за спины упаковку с духами. — И покормите же меня, я голодный, как крокодил.

— Спасибо, — удивлённая Тамара сорвала подарочную бумагу. — Мои любимые. Откуда узнал?

— С утра обнюхал и вот выбрал нужные.

— Но они очень дорогие и я беру их во Франции.

— В Москве можно при желании найти всё, а у меня оно было. Уж очень хотелось угодить вам.

— Разреши, я тебя поцелую, коли так.

— Хоть десять раз.

Чмокнув раз в щёку, пробурчала:

— Облезешь.

— Значит, моё рвение не достигло цели и слабо оценено. Наверное, флакон был мал. — Хмыкнул Кирилл, принявшись за принесённую Машей еду. Уплетя всё и зайдя на кухню, поблагодарить Полину Ивановну. — Спасибо. Всё очень вкусно. — Потянул Машу за собой.

— Пойдём, проводи меня, — увёл он её под недовольным взглядом тёщи. — У меня есть полчаса, — застыли его губы, горя огнём у неё на ушке.

Маша попробовала отгородиться сыном.

— Паша…

— Тёща всё поняла, иначе не сверлила бы меня так глазами, — умоляли его губы, помогая горящим глазам. — Куда ей деваться посмотрит за внуком. Идём. — Полыхнуло хмельным жаром страсти его дыхание, заставляя уступать ему Машу.

Упакованный в дорогой костюм Таран отбыл на празднование Нового года в какой-то элитный клуб. У Дмитриевых же потихоньку собирались гости. Первой, опередив всех, приехала Наташа. В новом костюме, купленном сегодня с Машей в счёт подарка ей под ёлочку, она страдала не зная, чтоб сделать такое с волнистыми волосами.

— Машуня, как справиться с этой копной? — стонала она.

— Не мучайся. Я тебе тут ничем не помогу, но вот Юлиана, она сварганит тебе причесон, как на показах мод.

Юля пришла, как всегда с шумом. Можно не сомневаться, услышав грохот и возню у входной двери, кто пришёл. Юла прибыла не только с праздничным, фирменным пирогом с киви под желе, но… Ба! Макс и Юлькины родители в одной упряжке. Праздничное настроение, сдобренное счастьем, пенилось в ней шампанским. Главное, чтоб пробку не вышибло, — удивилась такому новогоднему сюрпризу Маша. Есть, конечно, с чего Юльки радоваться, но любопытно, что же всё-таки произошло?

— Вот привела, — извинялась она перед Дмитриевыми, — не захотели без меня и вас идти в клуб.

— Отлично, — обрадовались друзьям они. — Мы и сами хотели пригласить, да побоялись испортить вам праздник. Знаете же наше положение, — поджала губки Тамара Васильевна, намекая на внука.

С сегодняшнего дня они знали, так сказать были в курсе, от того, что в курс их ввела сама Тамара Васильевна и неловко улыбнулись по этому поводу.

Пока все здоровались, представляя Максима, и смеялись, Маша, выловив счастливую Юльку из этого базара, утащила к себе.

— Расскажи, как твои и Макс оказались в одной компании? я чуть не грохнула твой пирог.

— Всё просто. Отец потащил меня по работе в дочернюю фирму, ту, где работает Макс. Он там ему, что-то долдонит, не понимаю я в их делах ничего. Говорит, говорит, а я за спиной его с равнодушным лицом стою и молчу. Ну вот, Макс слушает, я в сторону смотрю или пол. Вдруг, как грохнет отец книгой по столу:- "Сколько можно, сукины дети, из меня идиота делать? У Дмитриевых уже внук большой, а вы всё впустую стараетесь". Это моим, сразу же по приезду, Тамара Васильевна плакалась и упрекала, что ей не доложили про Пашку. Ты же просила, я, естественно, ни-ни. Твоя маман им упрёки сыплет, а у них у самих глаза с куриное яйцо: "У Маши ребёнок?…" Отошли от удивления. Жаба задавила. У вас внук, а у них нет. Тут вы обошли их, а так, может, он и потянул бы ещё с разоблачением.

— Давай дальше, — поторопила смеясь Маша.

— Сейчас расскажу, отчего не потешить… На чём я?… А-а! Ну вот, Макс меня рывком за спину шасть. Задвинул и на отца: "Она моя. И ничего от вас нам не надо". Отец засмеялся и говорит:- "И от благословения отказываетесь?" Вот и вся история. Ты права была подруга. Он всё знал и держал на контроле. Мы женимся!

— Поздравляю. Мы тоже. Смотри, что мне Кирилл подарил, — согнула Маша пальчик.

— Покажи? — метнулась Тася. — Красота!

Переглянувшись, они хором объявили:

— Юля, нам нужна твоя голова.

— В смысле? — опешила та.

— Помоги Наташеньке. Причеши её. Только не переборщи. Всё должно быть, согласно её индивидуальности.

Юлиана мигом смекнула:

— Кого кадрим, колитесь.

Маша не держала кандидатуру в секрете.

— Сашку.

— Фантастики начитались, — скорчила гримасу Юля. — Вы сами то понимаете, надеюсь, что это не реально.

Обняв расстроенную Наташу, Машка упрямо поджала губы.

— Посмотрим.

— На подарок деда Мороза надеетесь?

— Не без этого. Сказки любят все, — настаивала на своём Маша.

Юлька, считая себя дипломированным психологом, тоже.

— Не потянет она Сашу.

Всегда уступчивая Маша в этот раз упиралась:

— Попытка не пытка. Кто учил меня: "Женская инициатива — это не ремесло, которому можно научиться, а искусство, которое можно постичь".

— Тоже верно. Эй, жених, — потрепала она, выглядывающего из кроватки, Пашку. — Какой ты нарядный и обслюнявиться, ещё не успел. А, где, кстати, твой огурчик — папашка? Садись Тася, будем дерзать, — подвинула она стул, поникшей Наташе. — Так куда слинял Таран, что молчишь?

48
{"b":"140325","o":1}