ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О! Александр откинулся на стул и внимательно уставился на сестру.

— Ты чего плетёшь, — не поверил Кирилл. — Из дома не выходишь, а нашла где, в форточку влетел. Правду выкладывайте хохотушки.

— Как на духу, — не дрогнула Маша, приложив руку к груди. — По телефону позвонил. Вместе же учились. Номер-то моего телефона не изменился. Пригласила, пришёл. Увидел Наташу, она ему понравилась. Вот теперь и достаёт её ухаживаниями и предложениями.

Но реакция Тарана, которая ломала все планы, их смутила.

— Отлично, без меня мужчин приглашаете. Как это вы тут додумались однокурсников принимать разлюбезная Мария Валентиновна? — наехал на неё Таран.

— Было, каюсь, — не моргнула глазом за ложь она. — Но понравилась-то Наташа.

— А пришёл к тебе… — тут же уточнил Таран.

— Успокойся, — дёрнул его за футболку, усаживая на место, Саша. — Пыхаешь, как газовая горелка. Куда ей с ребёнком, — прошипел он.

Маша обиженно поджала губы: "Вот уж не ожидала, как с ума сошёл". А Кирилл, поняв, что погорячился с ревностью, перекинулся на сестру, не желая сам того, подыгрывая им.

— Ты чего кочевряжишься. Сколько будешь принца ждать. Чем тебе этот не угодил, раз ещё и дипломат, мир посмотришь. Вот упёртая, — пожаловался он Саше. — Сколько ребят привозил, не та масть. Чего ждёт не понятно, сама же не мисс Вселенная. В девках останешься, коза, — рассказывал он ей о её перспективе.

Подняв глаза на Сашу и поймав его растерянный взгляд, Натка, вскочив со слезами на глазах, торопливо одевшись, унеслась. Расстроенная Маша тоже ушла, хлопнув дверью столовой. Один Пашка любил их обоих, слюнявя по очереди то Кирилла, то Александра, радостно таскаясь с рук на руки.

— Какой-то ты брат голубой, — съязвил Саша, вытирая платком слюни со щёк.

Раскатистый мужской хохот разлетелся по квартире, достигнув Машкиных ушей.

— Ещё и ржут козлы, — всхлипнула она, забившись в свой угол, чтоб отойти от обиды и полистать журналы.

А Кирилл, сбегав ещё раз на кухню за чайником и разлив горячий кипяток по чашкам, покаянно вздохнул.

— Да-а. Чего-то меня занесло, обидел и сестру и Машеньку.

— Ревновать меньше надо, — озлился Саша.

— Я ревную? — вспылил тот. Но тут же стух. — Хотя, может, ты и прав, на что мне дался тот однокурсник её. Знаю же кретин, что только на меня стучит её сердечко. Но с другой стороны… Начал говорить ей о втором ребёнке- в штыки. Рассказывает о фигуре, о маленьком ещё ребёнке.

— А если она права. Пашка мал ещё. Отложи годочка на три.

— Не фига. Я насел. Она обещала родить. А тут представляешь, обнаружил контрацептивы и понял, что она меня обманула. Что если она меня собралась бросить из-за этого дипломата?

Саша задумался.

— Никогда Маняша ни с кем не встречалась, я тебе точно говорю. Сидела книжки читала. Иностранный зубрила, по репетиторам бегала, да на пианино бренчала. Откуда она этого дипломата выкопала непонятно, ещё и для Наты.

Кирилл одёрнул.

— Ну и фиг с ним, ты- то чего переживаешь?

— Собственно ничего, — засуетился Саша. — Пойду я. Отдохнул, в дела впрягаться надо. И не торопите вы Тасю с замужеством. Сама себе кабалу найдёт. Машка нашла вон тебя. И та не останется без камня на шеи.

— Что-то я не врублюсь, чем я тебя не угодил? — поперхнулся Таран.

Саша пошёл на попятную.

— Это я больше про себя разговорился, нежели о тебе, проводи до двери.

— Ладно, забегай. Пойду Манюне ранки зализывать. В уголок, поди, забилась и страдает.

Пашка стоял, раскачиваясь у стула, шлёпаясь на перевесившую попку и опять поднимаясь. Его руки стучали по крышке, как по барабану.

— Иди ко мне, — поманил Кирилл сынишку. — Не трусь хомячок, отлепляйся. Самая пора ходить. Не бойся, ну.

Но практичный малыш, покачавшись без упора, предпочёл сесть на устойчивое место.

— Нет, так не пойдёт. Давай сначала. Иди к папе, — поставил он его опять на попа. — Давай не дрожи, золотко моё. Папины руки на страже. Папа подхватит. — Ползал на карачках перед ним Кирилл.

Покачавшись, Пашка сделал шаг, другой, третий.

— Ух, здорово, — присел над племянником и Саша. — Мужик уже.

— Маша, — заорал Кирилл, — Машенька, Паша пошёл.

— Маняша бегом… — вторил ему Саша.

Кинув журналы и забыв обиды, Маша подлетела к ним.

— Где, покажи?

Оба махали руками, а малой заразительно смеялся.

— Вот только что. Давай сынок, покажи мамочке, как мы ходить умеем.

Пашку вернули на место отсчёта и поманили опять уже втроём. Малыш постояв, подумав к кому из трёх идти, дошёл до середины и сел, по — видимому так и не решив к кому податься.

— Философ, — хохотнул Саша. — С вами весело, но пора и честь знать. Пока.

Денёчки катились ровно. Ничего ни с кем не происходило, ни хорошего, ни плохого. Просто жили, как шли по дороге. Вперёд. Шаг за шагом. После того залёта в студии Кирилл долго был "пай — мальчиком". Но однажды он приехал домой пьяный в стельку. Сил хватило только на то, чтобы кое-как снять одежду, причём всю, не осилил он только носки. И не приняв ванну, свалился на кровать. Естественно на живот. Маша поморщилась. От него пахло женскими сладкими духами, а вся шея и щека пестрела губной помадой. Поднятая с пола рубашка была в ней же. "Не сдержался, подлец, опять "зажигал" с бабами". Душа наполнилась гневом. Красивое, мужественное тело любимого, обнажённая попка не возбуждали. Чтоб отвлечься ушла на кухню, сварила себе кофе, сна не будет всё равно. Подумав, включила телевизор. Показывали одни постельные сцены или зазывали погадать на судьбу гадалки. По всем каналам. Мерзость! Впрочем, какие претензии в три часа ночи. Она с брезгливостью выключила ящик познания и развлечения. Что делать? Что делать? Глаза бегали по шкафчикам и полкам, как будто могли там что-то найти в помощь. Вдруг её взгляд остановился на баночке с перцем. О! Маша вытянула банку и пошла в спальню. Заглянула. Кирилл спал мертвым сном. Видел ли он сон, она определить не могла, потому что лицо его, утонувшее в подушке, издавало сопение и свист. "Отлично!" Подкравшись, она раздвинула пальчиками половинки розовой попки и всыпала перец. "Вот так, милый!" Сползла с кровати и вернула баночку на место. Выпив ещё чашечку кофе с шоколадом, вернулась в кровать. Какой сон? Не до сна занимал вопрос: "Что будет?" Минуты тянулись мучительно долго. Ей даже показалось, что несмотря на выпитое кофе она уснёт и ничего не увидит. Но уже в следующее мгновение, он заёрзал, а поёрзав сел. Потом кубарем скатился с кровати и выкатывая глаза орать. Маша щёлкнула выключателем на настольной лампе и свесилась к нему:

— Что с тобой дорогой?

"Дорогой" ошалело посмотрев на неё сначала на четвереньках, потом и во весь рост рванул в ванную. Когда Маша, придушив смех, спустя пять минут пришла туда он с усердием, обливая себя гелями, мыл свои гениталии и попу. Маша стояла рядом и не просто смотрела на него, а и задавала умные вопросы: где был и с кем? от кого мог заразиться? отравиться?

— Перебрал, виноват. Банкет. Машуня, это- в последний раз, — выдохнул он. — Ничего не было, клянусь. Облизали суки только… Ооо! Что это со мной было?

Маша, проявив чуткость и сострадание, помогла добраться милому до постели и даже смазала детским кремом горящие места.

А Александру вдруг ни с того ни с сего напомнила о себе та, что сопровождала его в последнем недельном отдыхе. Естественно, он не привык к таким поворотам судьбы, давно уж забыв о её сосуществовании. Одноразовый экземпляр, сколько их было и скольким ещё предстоит скрашивать его одиночество. Но девица торопила и настаивала на встрече. "Интересно, откуда у неё мой номер телефона". — Соображал он, привычки не имею, где попало оставлять. Собираясь провести вечер в бильярдном зале, назначил встречу там. Саша редко пользовался, как и все члены, их семьи услугами охраны. Особенно, если на горизонте маячили дамы. И это сыграло не в его пользу. Не успел он, закрыв машину сделать и десяти шагов, как нарвался на нож профессионала. Пока окружающие сообразили, почему упал и что происходит. Время играло опять же не на его стороне. Вызвали "скорую", милицию. Только время шло, а ни те, ни другие не появились. Собравшийся народ гудел:- Не спешат наши медики! Подохнешь, ни одна зараза не объявится!. Так и не дождавшись никого, а, узнав в пострадавшем постоянного и богатого посетителя, дирекция клуба вышла сама ловить случайную неотложку. Трогать или самому везти раненого никто не решался. Наконец, повезло, так и не увидев на горизонте безнадёжно опаздывающую вызванную, тормознули мчащуюся мимо куда-то на вызов "скорую". Наташа, подбежав к раненному и узнав в распростёртом без признаков жизни человеке Александра, побелела. Но, собравшись в свой медицинский комочек, профессионал взял верх над убитой горем женщиной, принялась за дело. Сашу погрузили в машину и развернули в сторону института, сообщив в диспетчерскую о случае. Мигая синим маячком и, завывая безумной сиреной, "скорая" неслась вперёд. Толпа у клуба посудачив постепенно стала рассеиваться. А Саша, болтаясь в салоне неотложки, охрипшим голосом кричала в трубку дозвонившись до отца:

55
{"b":"140325","o":1}