ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Барон, вы безусловно умный человек, к тому же видный в Москве жених. Вы могли бы себе составить с любой дамой блестящую партию. Зачем вам такая канитель с моей бедной дочерью? — мысли толпились в его голове налезая и сменяя одна другую, но правильного ответа в них он так и не нашёл.

— Князь это моё дело, выбирать себе жену я буду сам, по своему хотению. Мне не нужно ничьё приданное, у меня хватает своих средств, моим двигателем будут только чувства. К тому же в моём предложении нет злого умысла. И я не прошу вас насильно, против желания княжны отдать мне её. Я прошу только о встрече, а там она вольна сама сказать мне своё решение.

— Простите барон, но я должен подумать. Хорошенько подумать.

Серж, постояв минуту-другую возле камина и понаблюдав за тлеющими углями, вздохнул:

— Хорошо. Я принимаю ваше условие.

— Я передам своё решение через Алексея.

— Позвольте откланяться.

Князь кивнул и отвернулся. «Ох, уж эта нынешняя молодёжь, без вожжей и страха. Нажились в Европе, совсем позабыли свои устои». Не смотря на приятный облик барона, он всё равно почувствовал облегчение, когда тот вышел.

Его путь на выход лежал через гостиную и Серж вынужден был пройти мимо устроившихся в вольтеровских креслах близ круглого столика перед самым диваном Алексея, возле щебечущей с альбомом в руках Натали. Молча, распрощавшись с изумлённым другом, сделавшим попытку выяснить причину разговора Сержа с отцом, барон удалился бормоча:

— Алёша, всё потом. Позже ты непременно всё узнаешь и поймёшь. А сейчас прости, я спешу.

Алексей заверил, что тот может на него полагаться, но слышал ли его Серж, он с точностью сказать не мог.

Не следует думать, что такая не определённость и удаление не вызвало определённую тревогу у барона. Он был весьма и весьма обеспокоен. Только он привык достигать цели. «Не нужно бросать начатое, и удача придёт, рано или поздно!» — так учил его отец. Он непременно добьётся руки княжны.

Глава 20

Николая Антоновича разрывали думы. Он терялся от предложения полученного сейчас от барона и не знал, в какие крайности податься. Князь решительно не понимал, что за цель поставил себе барон. И не является ли та цель корыстной? «Чем княжна ему в таком положении может быть интересна? Только состоянием и возможностью без последствий избавиться от больной. Никто не будет искать его злого умысла в смерти больной жены. Кто его знает, возможно, это не первая его жертва. По сути, барон тёмная лошадка. Но почему он просит тогда встречи с княжной. Мог бы и без просмотра жениться. Господи, я совсем запутался. Вразуми раба своего». — Перекрестился он на образа.

Серж же решил не сидеть сложа руки и отправился с ходу к самой лучшей в Москве свахе. Которая, с утра следующего же дня, взялась профессионально за дело. Князь с княгиней не ожидавшие такого натиска, решили, чтоб не накалять обстановку и не давать повода для новых сплетен, уступить. «В чём проблема-то. Будут только свои. Ничего не выйдет из этих стен. Пусть, в конце-то концов, Таня и решит сама свою судьбу». Соглашаясь, он был абсолютно уверен, что дочь скажет — нет и, забрав добермана, уйдёт. На таком решении и успокоился. Наметив смотрины на вечер, остался доволен сам собой. До того времени князь обещался переговорить с дочерью. Довольная сваха поехала к барону с хорошим известием. Таня долго упиралась. Не желая слушать ни о каком замужестве. Отец настаивал, на этот раз, тоже не собираясь отступать.

— Ты вольна в выборе сама. Посмотришь, послушаешь и откажешь, чтоб впредь не обвинял меня, что это я противлюсь твоему счастью, — настаивал Николай Антонович. — Таня, прошу, послушайся, в обществе ползут слухи. Ты пойми, тебя нигде никто не видит. Сплетни будоражат умы людей разных толков и направлений. Так нельзя.

Поняв, что припёрта к стене, ворча: «Я сердита на вас. Всерьёз сердита». Таня, тем не менее, сдалась. Посмотрев на встревоженного отца, княжна погладила добермана и тяжело вздохнув, как будто ей предстоит выйти на неизвестно что, а не на смотрины, согласилась по такому случаю даже прихорошиться. Алексей вообще не понимал происходящего, Наташа знала чуть больше из её разговора с бароном, но тоже была напряжена и расстроена. В освещённой большой зале, с блестящим полом, были только свои, когда вышла с доберманом бледная исхудавшая Таня, даже модная сейчас в московских салонах причёска и миленькое кружевное платье мягкими складками спадавшее по изящной фигурке, мало помогало ей. Как раз объявили приход барона, все напряжённо ждали развязки. «Барон Сергей Генрихович Кеплинг». — Громыхнул голос у входа в зал. Прыткая Марфа выступающая поперёд домашнего заинтригованного и любопытствующего люду, прячущегося на входе в господские комнаты кто за что, увидев гостя, приглушила чуть не сорвавшийся с губ крик рукой. «Вот оно! Опять он! И теперь уже в роли жениха княжны». Все были на стороже. Одна княжна даже не посмотрела на вошедшего. Она, присев к собаке, что-то нашептывала ей на ушко. Со щёк Тани исчез румянец. Глаза стали слишком большими для исхудавшего личика. Под ними появились тени. Серж, с трудом узнав в бледной исхудавшей девушке Таню, не дрогнул. Правда, немного замешкался не зная, как поступить. Подойти ближе или окликнуть от того места, где он стоит. Всё же решился на то, чтоб подойти. Откашлявшись, сказал:

— Добрый вечер, княжна.

Этот голос сделал в ней переворот. Рука девушки застыла над доберманом, сама она вздрогнула и медленно выпрямившись, какой-то миг с изумлением смотрела на обладателя этого голоса, а потом, качнувшись, закатила глаза и начала оседать. Барон, вовремя подхватив княжну, направился к креслам, но её не опустил в них, а сев сам, устроил её удобно на своих руках. Все вокруг застыли, как персонажи на холсте талантливого художника. Уж очень живописуемый был их вид. Пёс, было, зарычал на него, эгоистично претендуя на хозяйку только сам, но, столкнувшись с его взглядом, тут же поник и, ощетинив шерсть, задом отполз на безопасное расстояние.

— Барон, вы свой шанс исчерпали, — первым опомнившись, подлетел к ним с пылающим взором Николай Антонович, губы его гневно кривились. — Это была глупость с моей стороны поводиться с вашей авантюрной идеей. И отпустите её, сударь.

— Князь, прошу ещё минуту. — Взмолился Серж. Хотел сказать ему что-либо обидное и резкое, но сдержался. Было неловко обижать так любимого Таней отца.

— Прошу прекратить неуместный спор. Положите княжну, мы обойдёмся без ваших услуг, — сердился Николай Антонович. — И ступайте уж сударь, в своей семье мы разберёмся сами.

— Папа, не торопите же его, — краснея, встрял Алексей, — здесь явно, что-то не то.

Дверь с шумом отворилась и принёсшаяся со всех ног на зов княгини Марфа с кружкой воды, не с меньшей опаской, чем пёс, посматривала на Сержа. Слова завязли у неё во рту, а глаза прыгали на лбу, как у безумной курицы, а по спине бегали мурашки. И всё равно по причине своего непутёвого характера прикидывала: «Сказать или нет правду об этом господине князьям?» Наткнувшись на его жёсткий кулак, плотно приклеивавшийся к её боку, она раздумала болтать и вмиг спряталась за спины других. Сергей не собирался потакать князю, крепко держа девушку, он ждал её пробуждения. Таня открыла глаза и, увидев над собой склонённое полное тревоги лицо Сержа, улыбнулась. Его появление вызвало немедленно к жизни всё существо её. «Он жив и она не одна!» Но всё же она какое-то время изумлённо молчала, переводя взгляд с притихшей собаки на прижимающего нежно её к груди Сержа. Получилось так, что не выдержав, княжна обнажила при всех свои горячие чувства к нему.

— Серж, ты жив, жив и мне тот счастливый миг не померещился, без тебя мне жизнь не в жизнь, — охватили первые минуты безумного восторга встречи, не желая с ними справляться и что-то скрывать, ухватив его за шею и притянув к себе, она принялась осыпать поцелуями его лицо. Сердце её стеснилось, а слёзы дождевой росой заблестели на ресницах. Серж выпил эти капельки губами и прижал её к своей груди. Удивление на миг сковало все языки. Княжна не проронила ни одного слова любви, но тот восторг, который рвался из груди, выбиваясь ключом, и та нежность, с которой он обращался с ней, были понятны всем участникам этой непонятной сцены. А так же подсказывал её ответ. Немного успокоившись, спросила. — Как ты меня нашёл?

35
{"b":"140331","o":1}