ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Княжна, но это барон Серж Кеплинг. — Изумлённо напомнил ей брат, — он сватать тебя пришёл. «Она любит его это понятно по её реакции, но она не знает даже его имени. Что бы это значило? А вдруг сумасшествие?»

— Ты хочешь жениться на мне? — засмеялась она. Трепетно продолжая обнимать и целовать его. Все давно уже отвыкнув от её смеха, и вообще не понимающие что тут перед ними происходит, вздрогнув, переглядывались.

— Только давайте без непристойностей, — с укоризной произнесла Анна Львовна. Намекая на их публичные объятия и поцелуи. Она внимательно наблюдавшая за этой сценой не утерпела и сделала несколько шагов к ним.

Но на неё никто не обратил внимания и Серж, не выпуская девушку из рук и подняв её голову пальчиком на уровень своих глаз, усмехаясь, спросил:

— Я опоздал?

— Серж, неужели ты на такое решился? — звенел колокольчиком её голосочек. — Или опять подсмеиваешься надо мной.

— Ты отдашь мне своё сердце? — взяв её руку, тихо поцеловал он девушку любящим долгим поцелуем.

— И жизнь тоже. На что она мне без тебя. Мой милый! Счастье моё! Забери меня сейчас же, сию минуту, — опустила Таня на грудь к нему свою голову. Она переживала новый всплеск качающих её в колыбели чувств и была вновь им очарована. А как же иначе ведь он сочетал в себе враз и девичьи грёзы, и мужественность, романтизм и ум, красоту и доброе сердце, а ещё обладал так воспламеняющем и притягивающем девичьи сердца тайным секретом. К тому же это был только их секрет.

— Николай Антонович, Анна Львовна, — повернулся смущённый барон к онемевшим родителям девушки. — Благословите!

— Позвольте, позвольте, — отмер князь, никак не ожидавший такой развязки, — только не говорите, что вы не знали друг друга раньше? Он вдруг неприятно был уколот обманом.

Таня, улыбаясь, посмотрела на Сергея и зарыла горящее ягодой спелой лицо на его груди.

Он миссию говорить, взял на себя:

— Вы правы князь. Вам я лгать не могу. Естественно, мы были знакомы.

— Где же это? как же это? — расстроилась княгиня, своему не досмотру.

— И, правда, барон, где ваши дорожки могли пересечься? Вы в Европе, она в имении… Имение?! — сообразил князь. — Но тогда выходит, что вы из Европы прибыли гораздо раньше…

— Так и было. Меня пытались убить. Таня спасла мне жизнь. Поставила на ноги. И мы подружились.

— Но получается опять не стыковка, как же она не знала, что вы барон Кеплинг?

Серж не теряя время на выдумки, как бы это сделал лжец, с ходу объяснил и это успокоило князя.

— Я не представлялся, она не спрашивала.

Но он подумав, пошёл в своих добываниях истины дальше.

— Значит, вы долгое время были близки с моей дочерью? Кто знал об этом?

Серж, усмехнувшись, посмотрел на тут же спрятавшуюся, за спины других присутствующих при этой сцене Марфу и сказал:

— Никто. А насчёт того, что «близки». Да. — Он посмотрел на помрачневшего князя и испуганные глаза княгини и добавил. — Только совсем не так как вы подумали. Я уважительно отношусь к вашей дочери и воспитан человеком чести.

Сергей заметил, как повеселев, княгиня поглядывала на князя прося прекратить пытку и приступить к благословлению, но князь не торопился отдать руку дочери барону. Его разрывали тревожные мысли. «Имение. Имение, — гвоздём сидело в мозгу. — Это его хозяин погиб на дуэли с загадочным бароном. Стоп! Имя барона Генрих Кеплинг. Но именно он взял ребёнка несчастной Лиз. Та история долго смущала умы на Москве и не только. Выходит, Серж и Владимир Ветров родные братья, но Серж носит имя приёмного отца. И молодой барон оказался не случайно в том имении. Что — то эти две истории объединяет? Доберман! И там и тут был доберман. Лиз сошла с ума на этой псине, Таня тоже. И там и тут был пёс. Рассказывали, много лет на могиле Лиз видели то пса, то барона. До самой своей смерти он приходил туда. Подобное совпадение, если это оно, — феноменально. Только вот жизнь научила относиться к таким вещам с недоверием… Даже, помнится, гуляла сплетня, что барон имел связь с ней, и дуэль была не без причины. Опять же ребёнка совсем не зря забрал к себе, точно зная, что то, его чадо. К тому же Серж очень похож на него. Про борона ходило много страшных, тайных слухов. Вплоть до того, что он оборотень. И та собака на могиле Лиз не иначе, как он сам. Сказки конечно. Откуда взяться оборотню в 18 веке, просто связаны все эти слухи, скорее всего, с его отшельничеством и огромным домом на манер замка, в серых тонах с множеством башенок и остроконечными крышами. Нет торопиться не надо, я совсем запутался. Надо не спешить и подумать. Благословение он у меня пока не получит». — Вдруг пришёл к неутешительному выводу для молодых он. Заметив его колебания. Таня не верила своим глазам. Никогда не возникало вопроса об этом. Она должна была выбрать жениха сама. Ей позволено было сделать это самой. В памяти её уж точно об этом кружении папа ничего не сохранилось и вдруг явный отказ. Отказ! Она не могла ошибиться. Княжна неловко отстранилась от Сержа и, развернув разгорячённое лицо к отцу, раздражённо напомнила:

— Папа, ты обещал папа?! Ты точно обещал, что мужа я выберу себе сама. Я определилась и хочу принадлежать только Сержу. За другого я не пойду.

— Князь, чем я не подхожу вам? — напрягся и Сергей.

— Не в том причина, — завилял Николай Антонович, под изумлённым взглядом жены, и пытаясь выпутаться из ситуации с честью. Не рассказывать же всем про свои бредовые опасения. — Поймите, барон, мы хотели бы выбрать для девочки достойного мужа. Спешить нет причины. Мне б не хотелось, чтоб она решила судьбу так второпях. Мы вовсе не намерены принимать первое же предложение. Да и она ещё молода для замужества. Пусть наберётся опыта.

— Папа… — горько выкрикнула дочь. Княжна считала себя всегда волевой и самостоятельной и отец потакал ей в этом. И вдруг… «Нет, он ещё не знает меня, на что я способна!» Зачем, зачем он это делает, ведь всё так просто. Она любит Сержа. Ей нужен только он и ни в каких смотринах и ни в каком выборе просто нет необходимости. Разве это не понятно.

— Князь… — не сдержался Серж.

Князь, перебивая их темперамент, поспешил с объяснениями.

— Я не отказываю вам. Но настаиваю, чтоб вы немного узнали друг о друге и не спешили. Ведь вы брат графа Владимира Ветрова, если я не ошибаюсь, а она знает об этом?

Таня не знала, удивлённо посмотрев на Сержа, она опустила глаза. «Тогда получается, то её поместье было когда-то и его. А та несчастная Лиз, его мать?! Значит, в нем он оказался не случайно?» Но это не важно. Она знает о нём главное и от того верит ему и… любит его. И словно упреждая её мысли, он сказал:

— Вы правы, она многого не ведает про меня, но зато она знает обо мне главное, то, что не знают другие и этого достаточно, чтоб я доверял ей так же как себе, — парировал Серж, прижимая к себе с горячностью Таню. — Князь, я не отступлюсь. Можете на это не рассчитывать.

— Барон, не будьте так докучливы. Первым должен жениться Алексей. Он старший. Ему и первенство. Отгуляем его свадебку, потом и с вами порешим.

— Но мы могли бы венчаться разом.

— Барон, вы нетерпеливы. — Поджал губы князь, не собираясь отступать. «Этот шарлатан, совсем свёл бедного ребёнка с ума!»

— Папа ты обманщик…,- вскочила с колен Сергея, раздражённо крича Таня. — Обманщик, обманщик. — Княжна, рассерженно топнув ножкой на отца, зарыдав, метнулась опять к подскочившему к ней барону. — Забери меня отсюда, немедленно.

Выходит, никакой её свободы не было и в помине. Отец, играя с ней в неё, на самом деле держал Таню всё время на верёвочке. Вот ему захотелось и он дёрнул. Он всегда поступал по- своему, просто Таня не замечала этого. «Серж оказался прав утверждая, что женщина в нашем государстве никогда не получит свободу и её даже на кладбище положат туда, куда захотят мужчины. А я ещё спорила с ним. Несла всякую модную чепуху».

— Хватит нести вздор! — отрезал отец.

У неё реснички вспорхнули жемчужными слезинками: «Какая я глупая, вот как он теперь со мной!»

36
{"b":"140331","o":1}