ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

—Прощайте, лейтенант. И вы, Шарлотта, прощайте. Вы были хорошим адъютантом.

Мария фон Белов повернулась и медленно пошла обратно к лифту.

Минуту или две девушки стояли молча. Первой пришла в себя Катарина.

—Оберлейтенант, идите в большой зал и успокойте людей. Скажите, что воскрешение фюрера откладывается… придумайте что-нибудь. А я свяжусь с Эйзентрегером и прикажу ему привести в действие HAARP.

—Хорошо, лейтенант, — огонь, горевший в темных глазах Фриз, красноречиво свидетельствовал о том, что она подчиняется младшему по званию без всякой охоты. — Я что-нибудь придумаю.

—Плохо дело, Илья Ильич, — сказал Гумилев Свиридову. Тот уже пришел в себя после удара Катарины, сидел, прислонившись спиной к стене, и рассматривал свои наручники. — Осрамились мы с вами. У самого финиша споткнулись.

Генерал молчал. Выглядел он страшно. Повязка, закрывавшая оторванное ухо, пропиталась кровью насквозь.

—Теперь нам их уже не остановить, — продолжал Андрей. — Через час, максимум два поднимутся бомбардировщики…

Генерал молчал.

—Да что вы, в самом деле! — рассердился Гумилев. — Так и будете сидеть и ждать смерти?

Свиридов посмотрел на него, и его взгляд был красноречивее любых слов.

—Ну да, верно, что же еще нам остается… Но обидно, обидно, генерал… Вроде бы не самые глупые люди, а проиграли каким-то допотопным уродам…

От мысли о том, что где-то здесь, рядом, находятся Маруся и Марго, а он не в силах остановить неумолимо надвигающуюся на них гибель, Андрей заскрипел зубами.

—Вот что, — неожиданно сказал Свиридов, — возьми себя в руки и успокойся. Смерть еще то ли придет, то ли нет, а лица терять не стоит.

«Он прав, — подумал Андрей, — как-то это не по-мужски».

—Ладно, — хмуро сказал он, — будем невозмутимы, как самураи.

—Кстати, о самураях. — Генерал поднял палец. — Ты ничего не слышишь, Андрюша?

Гумилев прислушался. Ему показалось, что в замке их камеры осторожно проворачивается ключ.

—Хотите сказать, это ваш ниндзя?

—Кто же еще. — Свиридов сказал это так буднично, что Андрей даже решил, что он шутит. Но тут замок щелкнул и в приоткрывшуюся щель проскользнул Иван Иванов. Его темный в фиолетовых разводах комбинезон был выпачкан какой-то вонючей дрянью.

—Товарищ генерал, — шепотом сказал Иванов, — охранников я ликвидировал, но в любой момент может появиться патруль, так что лучше нам поторопиться.

Он наклонился над Свиридовым и каким-то металлическим крючком открыл замок его наручников. Потом проделал ту же операцию с Гумилевым — того едва не вывернуло наизнанку от мерзкого запаха.

—Прошу прощения за амбре, — Иванов виновато улыбнулся, — пришлось немного поработать говночистом. Но хотя бы не задаром.

Он протянул генералу открытую ладонь. На ладони лежала серебристая фигурка Орла.

Лотара Эйзентрегера вызов Катарины застал как раз в тот момент, когда полковник, измученный двумя суткам без сна, решил немного прикорнуть прямо у главного пульта HAARP.Ему показалось, что он успел только смежить веки, как в барабанные перепонки его ввинтился донельзя противный звонок спутникового телефона.

—Эйзентрегер, — проворчал полковник сердито.

—Лотар, — в трубке бился чей-то молодой и взволнованный голос, — Лотар, это лейтенант Катарина фон Белов, комендант базы «Туле».

—Хайль Гитлер, лейтенант, — отозвался Эйзентрегер. — Час назад я разговаривал с вашей Шарлоттой Фриз, с тех пор у нас никаких изменений. Наши рыболовы под командованием Юргена Хольта расправились с охраной HAARP за двадцать минут — конечно, не без помощи нового начальника службы безопасности Барри Стюарта. Военные спохватились слишком поздно. Национальная гвардия взяла под контроль взлетно-посадочную полосу в Гаконе, но это ничего не решает. В Анкоридже высадился отряд «Дельта», но до нас они будут добираться еще часа три, так что время у нас пока есть. Вас интересует что-то еще?

—Полковник, — голос в трубке зазвенел, — рейхсфюрер фон Белов наделила меня полномочиями, достаточными для того, чтобы отдать приказ об уничтожении Нью-Йорка, Лондона и Москвы. Эти города должны быть сметены с лица земли не далее, как через час. Вам хватит времени на подготовку?

—И еще останется, — заверил ее Эйзентрегер. — Но мне требуется подтверждение ваших полномочий.

—Код «Валгалла». Руны Дагаз, Кауна, Хагалаз.

Полковник достал записную книжку и проверил, совпадает ли код.

—Отлично. Честно говоря, я давно ждал этого момента. Не пустить в ход этот чертов HAARP, после того как мы потратили на него столько времени, — это было бы обидно. Да и доктор Чен порадуется — у него давно руки чесались испробовать изобретение старины Тесла на практике…

—Чен? — насторожилась Катарина. — Он же сейчас должен быть в России.

—С чего вы взяли? — желчно усмехнулся полковник. — Чен здесь, с нами, на объекте HAARP.

На несколько секунд Катарина потеряла дар речи.

—Полковник… я приказываю вам арестовать этого человека.

—Арестовать? — Эйзентрегер, казалось, развеселился. — Но за что?

—Есть подозрение, что он выдал наши планы американцам и русским. Пока что ничем не подтвержденное, и все же я прошу вас…

—У вас просто разыгралось воображение, — попытался успокоить ее полковник. — Без доктора Чена мы вряд ли сумеем запустить эту махину, так что арестовывать я его не стану. Но если вы так волнуетесь, то обещаю, что пригляжу за ним.

—За кем это вы собираетесь приглядывать? — спросил, входя в зал, Чен. Китаец был, как всегда, идеально выбрит и благоухал дорогим одеколоном. Его черные волосы влажно блестели после душа.

—За вами, мой друг. — Эйзентрегер отложил телефон и потер глаза. — Вашей знакомой Катарине пришло в голову, что вы работаете на американцев.

—Интересно, — медленно проговорил Чен, — что — или кто — навело ее на такую мысль?

—Ерунда, — махнул рукой Эйзентрегер. — Просто нервы. Весь этот блеф с захватом заложников не дал результатов, и они наконец приняли решение нанести удар по столицам.

Чен внимательно посмотрел на полковника.

—Вы получили код подтверждения?

—Да, все нормально. Странно только, что на связь выходила эта девчонка, Катарина. Я ожидал, что приказ отдаст сама рейхсфюрер.

—Действительно, — задумчиво проговорил Чен, — это довольно странно…

Преодолевая отвращение, Катарина снова спустилась в ледяную усыпальницу Гитлера. На этот раз ей не удалось войти в зал — двери были заперты изнутри.

—Рейхсфюрер! — она была убеждена, что бабушка должна быть там, рядом с саркофагом человека, которому она посвятила всю свою жизнь. — Рейхсфюрер, я отдала приказ об уничтожении Москвы, Лондона и Нью-Йорка! Рагнарёк состоится! Я совершила ошибку, рейхсфюрер, поверив этому азиату, но я искуплю свою вину!

В усыпальнице было тихо. Катарина забарабанила по стальным дверям кулаками.

—Рейхсфюрер! Мы победим! Мы обязательно победим! Я клянусь…

И осеклась. За стальными дверями усыпальницы сухо треснул выстрел.

Оберлейтенант Шарлотта Фриз пыталась успокоить собравшуюся в большом зале толпу. Это было нелегко: люди, два часа ожидавшие появления божественного фюрера, не хотели слушать никаких объяснений. Если бы на месте оберлейтенанта была сама Мария фон Белов, ей удалось бы совладать со стихией. Но Мария исчезла в самый неподходящий момент, и теперь ее адъютанту приходилось расхлебывать заваренную рейхсфюрером кашу.

—Рейхсфюрер приняла решение отложить пробуждение Адольфа Гитлера до нашей окончательной победы! — кричала она, пытаясь перекрыть гул толпы.

—С фюрером мы победили бы в три раза быстрее! — крикнул кто-то из стариков. Кажется, Хоссбах. Его поддержала группа молодых девчонок-техников. Вот уж кто разбирается в стратегии победы, так это они, со злостью подумала Шарлотта.

—Где рейхсфюрер? — завопила известная своей склочностью Бригитта Талер. — Почему она не выйдет сама?

65
{"b":"140343","o":1}