ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пожалуйста, отпусти Рейчел. Мы оба… знаем, что ты здесь из-за меня.

– Ты принадлежишь мне, – напомнил он ей. Глаза его были жесткими. – Подойди-ка поближе, падчерица. Я не выпущу из рук этот сочный кусочек плоти, пока ты не будешь со мной. Надежно. Я знаю, на какие уловки ты способна, когда речь идет о побеге. Тебе больше не видать чердака, маленькая ведьма. Теперь для тебя приготовлен чулан.

На мгновение взор Эванджелины затуманился при одном упоминании об этом страшном темном месте. Господи, как она ненавидела этот проклятый чулан! Но еще страшнее было видеть ужас в глазах Рейчел.

Она нерешительно приблизилась, понимая, что каждый новый шаг к отчиму делает неотвратимой ее собственную смерть, даже если удастся добиться свободы для Рейчел. Она была почти уверена, что не переживет еще одной ночи в удушающей черноте запертого чулана. Ей и не хотелось пережить эту ночь в ненавистном обществе своего похотливого отчима. Она понимала, что у него на уме.

Нейл толкнул Рейчел вперед. Девочка упала на грязную землю, но не заплакала. Она поднялась на ноги и смотрела огромными глазами на Нейла, рука которого теперь зажимала Эванджелине рот, а нож упирался в бок. Но он не стал срезать пуговицы с ее одежды, а вспорол платье ножом, оцарапав кожу.

Эванджелина пнула его по колену. Он выругался и схватил ее обеими руками, снова поранив во время борьбы.

Рейчел разразилась слезами.

– За это, – прошипел Нейл, – я, пожалуй, нанесу тебе визит в кладовой. Ты будешь мила и покладиста в полной темноте. И там мне будет много легче получить желаемое.

И он рванулся сквозь заросли ежевики, хохоча при виде того, как шипы царапают незащищенное тело Эванджелины. Один башмак свалился с ее ноги.

– Эванджелина! – раздался панический крик Сьюзен откуда-то из-за кустов. – Эванджелина, бегите! Он здесь! Он здесь!

Но предупреждение пришло слишком поздно.

Глава 27

Облегчение Гэвина при виде того, как настоящую убийцу взяли под стражу, согревало его всю долгую обратную дорогу домой. Но его эйфория улетучилась, как только в поле зрения показался Блэкберри-Мэнор.

Его сестра, племянницы, девчонка Стентон и, кажется, все слуги столпились на лужайке перед крыльцом. Так как прежде его возвращение домой никогда еще не воспринималось как триумфальное и не требовало торжественной встречи, это вызвало у Гэвина опасение, что такое сборище не к добру. Особенно еще и потому, что среди собравшихся не было Эванджелины.

Он спрыгнул с коня на несколько секунд раньше положенного и чуть не угодил в груду камней. Выпрямился и бросился к крыльцу.

– Что случилось? – крикнул он, стараясь не терять самообладания. А что могло быть самым худшим? Что Эванджелина уехала навсегда? Это было бы самым худшим для него, но не для его слуг, гостей и всех, кто высыпал ему навстречу и ожидал у дверей, ломая руки и обращая к нему потерянные лица.

– Это Эванджелина, – запинаясь пробормотала мисс Стентон. Глаза ее были влажными.

– Этот злой человек поранил ее, – послышался дрожащий от слез голосок Рейчел. – Он забрал ее.

Руки Гэвина непроизвольно сжались в кулаки. Нет!

– Нейл Пембертон, – подтвердила Джейн. – Ее отчим.

Да, это было самое худшее, что могло произойти. Он ведь обещал защитить ее. И подвел.

– Что случилось? – снова спросил он, жалея, что этого мерзавца нет здесь, чтобы он мог растерзать его на части голыми руками.

Джейн испустила глубокий вздох:

– Когда я пошла смотреть свою миниатюру, близнецы улизнули, чтобы поиграть в прятки среди зарослей ежевики. Мы тотчас же отправились их искать. Слуги увидели, как они мелькнули в кустах, но мы смогли найти одну Рейчел. И решили, что Ребекка просто спряталась.

Рыдания Рейчел стали громче.

– Мисс Пембертон сказала, что она постарается найти Ребекку, и я повела ее в беседку. Но когда мы подошли к ней, оказалось, что он захватил Рейчел. Мисс Пембертон послала меня за помощью.

– Этот злой человек отрезал мои пуговицы. – Нижняя губка Рейчел задрожала. – Мисс Пембертон заставила его отпустить меня, но он схватил ее и дважды пырнул ножом.

Гэвин почувствовал, что легкие его сдавило. О Господи!

– Она пыталась вырваться, убежать, но он ударил ее. – Мисс Стентон сглотнула и поправила очки. – Она перестала сопротивляться и обмякла. Он затолкал ее в коляску, и это было последнее, что мы видели.

Гэвин стремительно повернулся в сторону столпившихся слуг.

– Заложи для меня карету, – приказал он кучеру. – Через десять минут мы отправляемся. Я знаю, где его искать.

Он направился к парадной двери.

– Что вы собираетесь делать? – спросила его мисс Стентон.

Гэвин обжег ее взглядом через плечо:

– А как вы, черт возьми, думаете? Я готов его убить! Я беру с собой пистолет и трость с лезвием внутри.

Роуз сделала шаг вперед.

– Он ее законный опекун, Гэвин.

– Он или отдаст ее мне… или умрет. – Он сверкнул смертоносной улыбкой: – Ему выбирать.

Эванджелина впадала в забытье и пробуждалась несколько раз за время долгого путешествия обратно в Чилтерн-Хилл. Ей досаждала каждая колдобина, каждая выбоина на дороге до тех пор, пока отчаянно пульсирующая боль в голове не погрузила ее окончательно во мрак.

Нейл впихнул ее в дом и бросил на пол. Эванджелина прикусила язык во время удара, но так и осталась лежать. Сильнее боли было лишь чувство беспомощности, охватившее ее при виде родного дома. Она оттолкнулась от пола связанными руками и попыталась встать на колени.

Нейл не обратил на это внимания, так как был занят поисками бутылки виски.

Эванджелина видела, что он исчез из поля зрения за ее спиной.

Как она могла считать монстром Гэвина? Монстр был перед ней. Гэвин был… Гэвин был чудесным. Она потеряла очень, очень хорошего человека.

Потеряла навсегда. Обменяв свою свободу на свободу Рейчел, Эванджелина сдалась на милость своего отчима.

По закону он имел право на опекунство. Он никогда не выпустит ее из дому. Разве только в гробу.

Она услышала за спиной его шаги. Медленные размеренные удары подошв о деревянный пол. Шаги замерли. Нейл вцепился в волосы Эванджелины и потянул ее кверху. Она невольно вскрикнула, потому что Нейл вырвал несколько прядей. И тотчас же сжала губы. Ей было ненавистно показать ему свою боль. Это приводило его в экстаз.

Он отпустил ее волосы и чмокнул в затылок. На лице его сияла улыбка.

Окинув Эванджелину плотоядным взглядом, он насмешливо подмигнул ей.

– Ты выросла и очень похорошела. – Он осушил стакан виски и ухмыльнулся. – Это удача для нас обоих. Мне приятно принять тебя обратно, такую аппетитную и славную.

По рукам и ногам Эванджелины поползли ледяные мурашки.

Нейл поднял бровь:

– В чем дело? Никаких слез? Не будешь умолять меня, чтобы я оставил тебя в покое?

Нет. Она уже знала, что просить его остановиться означало только разжечь его аппетит. Если бы все эти годы здесь не было матери, способной ее защитить… Эванджелина напряглась. Лучше не думать об этом.

Он почти опустился на корточки так, что его лицо оказалось на уровне ее глаз, а руки скрестил на коленях. Подавшись вперед, он провел языком по ее лбу и понюхал.

Эванджелина изо всех сил старалась сдержать рвоту. Нейл потрогал ленту, стягивавшую ее талию.

– Хорошенькое платье. Жаль, что все в грязи. Лучше избавить тебя от него.

Эванджелина стиснула зубы и обожгла его взглядом. Чтобы раздеть ее, ему придется снять с нее путы. Как только он высвободит ее руки, она вцепится ему в лицо, а как только развяжет ноги – лягнет между ног и выбежит за дверь. Она скорее умрет, чем позволит ему прикоснуться к себе.

Он поднялся на ноги, сунул руку в карман, вынул связку ключей.

– Лучше я пойду и освобожу слуг. Холодно так, что пар идет изо рта. Нам надо развести огонь в камине, приготовить для тебя ванну, а мне еще виски… Оставайся пока здесь, дорогая. Забава начнется, как только я вернусь.

59
{"b":"140357","o":1}