ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну ни хера себе!

Logged audio

(в самолете, литера «С», просит приготовить отчеты)

— Вы скоро будете?

— Уже приземляюсь. Минут через двадцать буду. Как у тебя?

— Шатдаун. Восемьдесят два процента основных систем легло.

— Да что там происходит?! На что направлены резервы?

— Зафиксировано четыре попытки изменить алгоритмы безопасности. Сколько всего было попыток, нам остается только предполагать.

— Понятно. Что с резервными?

— Мы не можем проверить. Есть несколько директорий, на которые идут ссылки, но все они с литерой «С», к которой нет допуска. Ждем вас.

— У аналитиков что?

— Пока ничего. Изменений никаких нет.

— Это пока ничего. А что будет дальше… Все, мы приземлились. Через двадцать минут чтобы все отчеты были готовы.

Нам перечислили по шесть миллионов девятьсот семьдесят три тысячи сто пятьдесят рублей. Каждому.

Ростик не поленился, посчитал на калькуляторе. И сказал, что это ровно двести пятьдесят тысяч долларов по курсу Центробанка.

Наверное, мы были единственными людьми в мире, у которых на телефонах лежало по четверти миллиона долларов.

Интересно, можно ли вообще за всю жизнь выговорить столько денег?

Интересно, а что скажет мой оператор? Я у них, наверно, сразу VIP-клиентом стану.

— Оперативно. — Ростик подбросил в руке четверть миллиона. — Ты представляешь себе, сколько времени надо, чтобы на четыре номера столько денег перевести? А наши олигархи за минуту управились.

— Эти деньги станут по-настоящему нашими, если мы пройдем пятый этап, — напомнила Даша.

— Хочешь продолжить игру? — спросил Ростик.

— А ты нет?

— Нет, — отрезал Ростик.

Жила дипломатично кашлянул и осторожно предложил:

— Может, похаваем?

Logged audio

(отчеты, ЮКОС, миллион долларов, литера «С», хочет связаться с Востровым)

— Господи, как много… Ты читал все это?

— Вкратце.

— Выросла цена на Урале. Но мы связываем это с ЮКОСом и международным…

— Я понял. Больше ничего? Это первые запросы после перезагрузки?

— Да. Я выделил для вас наиболее значимые.

— Все наши?

— Вот эти и эти. А здесь не совсем понятно. И самое главное вот, буквально несколько минут назад.

— Это что? Перечисление… Миллион долларов… Мобильные телефоны? Кому принадлежат эти номера?

— Директория с литерой «С». Мы только начали распаковывать логи.

— Ясно. Выясни по номерам. И звони Вострову.

— Может, лучше вы сами Вострову?

— Хорошо, сам позвоню. У вас кофе есть? Крепкий, с сахаром, без молока.

ЗАГОВОРЩИКИ

Жила принес две сумки. В одной была еда «на сейчас», в другой — «на дорогу». Сказал, что стоял в очереди, потом вспомнил, что забыл купить хлеб, возвращался, снова стоял в очереди, потом заплутал на улице…

— А то без хлеба щас бы как ужинать пришлось? Без хлеба ужин не ужин.

Жила раскладывал на капоте еду «на сейчас»: колбаса, сыр, сок, хлеб, консервы.

— Ну а что, в Сочи нормально. В Сочи я поеду. Сейчас перекусим, я тут докторской триста взял и любительской пятьсот… Можно в Лазаревскую или в Лоо. Вот сырок тут взял, российский, нормальный. А это вот тема прикольная, ее надо на хлеб намазать и сверху можно сыр и колбасу положить, вкусно будет.

Ростик был занят своими размышлениями, а я заметил, как во время балагурства Жила неожиданно посмотрел на Дашу и вроде как кивнул ей, а она чуть улыбнулась в ответ. Я даже увидел ту самую невидимую ниточку, которая соединяла две несоединяемые вещи — Жилу и Дашу.

В воздухе, помимо колбасы и огурцов, пахло заговором. Я чуял его и уже догадывался, в чем он заключается.

— Двадцать пять тысяч — это, конечно, большие деньги, но насколько они большие? — начала Даша издалека.

Тем самым она только подтвердила мои подозрения. Теперь мне стало ясно, где был Жила столько времени и что лежит во второй сумке. Это Ростик еще ничего не понимал, а я уже раскусил их и лишь ждал развязки.

— Даш, это не игра, это маленькая война. Мы должны убивать, и нас будут убивать. Это не понарошку и стволы не пейнтбольные. Мы даже не знаем, где пятый этап будет. А если там охрана? Если мы пройти не сможем?

Ростик умолк, чтобы прикурить сигарету. И тут Даша, улучив момент, поинтересовалась:

— Ты себя отговариваешь или нас?

— В смысле? — воззрился на нее Ростик. — Я никого не отговариваю, мы вроде все уже решили… Или нет? — При этом он почему-то посмотрел на меня. — Саня?

— Что? — отозвался я.

— Ты хочешь продолжать игру?

— Ну… — Я пожал плечами. — Не знаю… А ты как?

— Что — ты как?! — взорвался Ростик. — У тебя что, мнения своего нет? Что ты мямлишь постоянно, как баран: куда все, туда и ты!

Тут я должен был дать оборотку — тоже назвать его бараном, сказать, что я не мямлю и чтобы Ростик попридержал язык. Но я не стал ничего говорить. Ростик, как никто другой из нас, имел право выговориться. Кроме того, совсем недавно он спас мне жизнь.

— У тебя сомнения какие-то есть? — распалялся Ростик. — Куда нам дальше лезть? Саня, из этого дерьма выбираться надо, а не нырять поглубже! Жила? Ты как-то иначе думаешь?

Бедный Жила чуть не поперхнулся от того, что попал под обстрел.

— Ну…

— «Ну» по-китайски «до свидания»! Думаешь, тебе за миллион сделают точку в телефонной будке? Приехал, позвонил — и сразу в дамках?

Жила продолжал есть, кивать и периодически посматривать на Дашу. Я тоже молчал и ждал, когда она наконец откроет карты. А Даша не спешила, снова начав заходить издалека.

— Двадцать пять тысяч, с одной стороны, очень хорошие деньги, а с другой стороны, не очень-то это и много, — сказала она. — Но дело не в этом. Мы прошли четыре этапа. С трудом, но прошли. У нас не было никакого опыта, но раз мы победили четыре раза подряд, значит, действовали правильно. Может, где-то и повезло, но ведь ты сам говоришь, что везение без мозгов бесполезно.

Это верно, Ростик действительно так говорит. Особенно когда в рулетку выиграет или на автоматах.

— Завтра мы уедем из города, пока не уляжется шум, — продолжала Даша. — Надолго ли нам хватит выигранных денег? Думаю, нет. Только на первое время. А что потом? А теперь представь, Ростик, что у тебя есть не шесть, а двести пятьдесят тысяч.

— Я не хочу ничего представлять.

Ростик не хотел, а вот я сразу представил, как заживу, будь у меня двести пятьдесят килобаксов. Сразу квартиру куплю, туда технику, еще машину, еще…

— Думаешь, у тебя в жизни еще будет возможность заработать миллион долларов? — добивала Даша.

Ростик понимал, что она права. Думаю, ему просто не хотелось менять свое решение.

— В любом случае мы уже выкинули Стек, — махнул он рукой. — Так что давайте больше не будем возвращаться к этому вопросу. Ложимся спать, завтра получаем деньги и рвем из…

Уже после первой фразы Даша кивнула Жиле, и тот, встав, пошел к сумке. Я еле сдержал улыбку, когда рука моего сговорчивого друга осторожно положила Стек между плавлеными сырками и минералкой.

— На всякий пожарный, — чуть виновато сказал Жила. — Если передумаем.

— Это ты за ним в магазине в очереди стоял? — Ростик обвел всех угрюмым взглядом.

— Я про это не в курсе, — сразу предупредил я.

— Но ты за пятый этап?

— Ну, я бы попробовал, — неуверенно сказал я. — Все-таки миллион — он и в Африке миллион. Плюс у меня есть несколько тактических идей…

Тактические идеи не подействовали. Ростик взял Стек в руки, повертел, положил обратно.

— Ложимся спать, — сказал он. — Вставать в любом случае рано.

— Так что мы делаем? — спросила Даша.

— Завтра решим, — буркнул Ростик.

Logged Псих

Игра продолжится с вероятностью семьдесят четыре процента. Так написали админы сайта, объявив заодно имя Следопыта, который войдет в пятый этап.

29
{"b":"140370","o":1}