ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Миллион на чаевых. Как стать супербогатым официантом
    Загадка Тигриного острова
    Хорошие. Плохие. Нормальные
    Светлым магам вход воспрещен
    Метро 2033: Смерть октановых богов
    Маленькая кондитерская в Бруклине
    Мой блокнот. Идеальный тайминг
    Чапаев и пустота
    Где сходятся ветки
  • Госпожа управляющая
    Осторожно, Рождество! Что происходит с теми, кому не удалось избежать дежурства в праздники
    Финансист
    Иммунитет атакует. Почему организм разрушает себя
    Движение. Место второе
    Сад
    Библия ядоносного дерева
    Кастрюля для воспитания
    Украденная служанка
  • 06'92
    Вторая земля. Проект третьего тысячелетия
    Социопат по соседству. Люди без совести против нас. Как распознать и противостоять
    #MeToo. Расследование, уничтожившее Харви Вайнштейна
    Пес и его девушка
    Змеевы дочки
    Единая картина мира. Системно структурным методом
    Съедобная история человечества. Еда как она есть – от жертвоприношения до консервной банки
    Все Легенды
  • Низший 6
    В сторону Сванна
    Вторая жизнь Уве
    Полет ворона
    Стивен Хокинг. О дружбе и физике
    Полуночная роза
    Святая, любовница, мать. Путь к первозданной женственности и сакральной сексуальности
    Инквизитор
    Госпожа Ангел
  • Лживая взрослая жизнь
    Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
    Поцелуй отложенной смерти
    Супернавигаторы. О чудесах навигации в животном мире
    Чек-лист гения. 9 парадоксов одаренности
    Шведская уборка. Новый скандинавский тренд Döstädning – предсмертная уборка
    Чумазое средневековье. Мифы и легенды о гигиене
    На затравку. Моменты моей писательской жизни, после которых все изменилось
    Дочь олигарха
  • Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
    Темная владычица в академии МРАКа
    Зачарованная Эви
    Сто лет одиночества
    Счастливый человек
    Полезная книга о лишнем и вредном. Как прекратить бороться с собой, понять свой организм и начать питаться правильно
    Детектив для уютной осени
    Нелюбовь
    Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов

A
A

Железной лопатой Грех с яростью оходил тех двоих, что загнали Шороха в угол.

Одновременно Лыков справился с доставшимися ему сам.

Только здесь мы, наконец, поняли, что драться больше не с кем.

Остались одни девки – я отбегал от них, потому что не имею привычки обижать женщин, Лыков тоже не знал, как себя вести, будто танцуя меж этих истеричек, зато Грех махнул пару раз лопатой вокруг себя, и они отстали, не рискуя приближаться, но лишь продолжая орать что-то обидное. Голова кружилась от этого ора.

Лишь та, которую обрызгали, молча стояла на том же самом месте, мало того – по-прежнему оттирала свой плащ.

– Обрызгал я тебя? – спросил Грех. – Сейчас замоем.

Он подхватил лопатой мерзлой грязной жижи из ближайшей лужи – получилось густо – и плеснул. Если б она случайно опрокинула себе блюдо баланды на плащ, и то не вышло б так мерзотно.

Тут я обратил внимания на сам совок – он был так жутко выгнут, будто по нему проехала гусеничная машина.

«Это ж с какой силой нужно бить…» – подивился я и с некоторым сомнением осмотрел северных – живы ли, целы ли. Все они, вроде бы, пошевеливались.

– Ты посмотри на лопату, – сказал я Греху, застегивая расстегнувшиеся часы на руке.

– Эх, ты, ни хера, – удивился он сам, крутя совком. – Об кого ж я его так…

Грех потрогал совок – и убедился в том, что я различил и на глаз: это было крепкое железо, а не какой-нибудь мягкий сплав.

Двое из такси, обещавшие нам гибель, спешно подхватили под локотки девушку в запорченном плаще и увели ее к машине. Потом вернулись за еще одной, у которой лицо было залито кровью, только непонятно, чьей именно.

Проходя мимо, она обозвала Греха дурным словом. Грех тут же, не раздумывая, гулко втесал ей тыльной стороной гнутого совка по заднице. Девка хэкнула горлом так, словно слово, которое она собиралась произнести, выпало наземь, да так и не нашлось.

Поняв, что делать нам больше нечего, мы пошли к своей «восьмерке».

Шорох зачерпнул из лужи – ему досталось больше всех – и прикладывал холодную ладонь то к щеке, то к носу.

Лыков, усевшись за руль, долго разглядывал костяшки кулака: руку он, похоже, выбил.

Грех болезненно играл лицом, вправляя челюсть.

Я трогал явный синяк под глазом, и ребра что-то болели – хотя не помню, что б мне туда попадало.

За всем этим забылось, как я побежал к Гланьке со ступеней клуба. По крайней мере, Шорох про это ни разу не вспоминал.

То, что мы всех уделали, во всей полноте нам стало ясно только на следующий день.

Мои синяки уже не так болели, рука у Лыкова зажила, Грех налепил себе пластырь на бровь, а по обмороженному лицу Шороха вечно было не понять – битый он или нет. В общем, когда мы встретились – всем сразу стало весело.

В голос радовались, рассказывая каждый какую-то свою собственную, а нисколько не общую баталию, пока не пересохло в глотках.

Потом Лыков говорит:

– А можно навестить тех типов, которые Шороха пытались уделать еще в первый раз.

– Да ну? – не поверили все разом.

– Серьезно, – ответил Лыков. – Они в травме лежат, где папка работает.

– У тебя отец Айболит? – удивился Грех.

– Ага, – заулыбался татарской рожей Лыков.

– А чего мы тогда не пьем медицинский спирт по утрам? – спросил Грех.

– Он честный врач, – сказал Лыков с явной издевкой над своим родителем.

– Чё с буцевскими-то? – поинтересовался Шорох про то, что было любопытно ему, – он алкоголь не терпел.

– В травме лежат, – еще раз повторил Лыков. – Папка матери рассказывал вчера на кухне, что приезжал какой-то борзый волк в наколках и гонял там медсестер. А главврач шепотом раскрыл отцу, что это вор по имени Буц, который навещал своих ребят.

– Поехали, – сразу предложил Грех.

Мы, толкаясь и дурачась, пошли к «восьмерке», каждый посчитал нужным стукнуть ей по маленькому колесу ногой. Лыков за всем этим добродушно наблюдал.

Машину он припарковал возле железных ворот больницы – через шлагбаум решили не проезжать, хотя можно было бы добазариться. Ушел в здание, минут через десять появился, помахал нам.

В фойе нас встретил отец Лыкова, на нем был голубой врачебный халат. В халате старший Лыков смотрелся внушительно и серьезно. Мы оставили свои куртки в раздевалке. Вослед за отцом прошли под надпись «Запасной выход», оказавшись в каменном коридоре с облупившимися стенами. На руке старший Лыков держал четыре белых халата, которые не глядя раздал нам.

– Друзья? – еще раз переспросил старший Лыков у сына.

– Друзья, друзья, – ответил сын, натягивая халат.

– Странные у тебя друзья, – заметил отец; и я, наконец, понял, что он спрашивает не о нас, а о тех, кого мы собрались навестить.

– Четвертый этаж, первая же палата справа, – сказал старший Лыков и, не попрощавшись, шагнул за дверь обратно в фойе.

По тому, как общались Лыковы друг с другом, в который раз мне стало ясно, что отец с сыном понимания не имеют. Наверное, на матери все держится, которая любит их обоих.

– Тут есть женские палаты? – оправляя на себе белый халат, поинтересовался Грех у Лыкова, пока мы поднимались. – Я хочу обход совершить. Какие-нибудь старшеклассницы с насморком – вот к ним бы попасть. Есть такие?

В кармане Грех нашел докторскую шапочку, немедленно натянул ее и стал совсем красивый; заодно и пластырь на брови спрятал.

Я поискал такую же шапочку в своем халате, но у меня не оказалось.

На четвертом мы сдвинули щеколду, открыли дверь и, оглядевшись, гуськом перебежали в искомую палату – благо до нее было несколько шагов. Медсестра на дежурном посту в середине коридора вроде бы и не посмотрела в нашу сторону.

В палате было три койки, две из них заняты – я в лицо из лежавших никого не видел, зато Шорох сразу признал обоих больных.

Один, с забинтованной головой, сидел на кровати со скучающим видом. Второй лежал, нога его была загипсована и поднята к потолку на специальном тросике.

Лежачий поначалу ничего не понял и, похоже, первую минуту всерьез попутал Греха с доктором, тем более что он степенно поздоровался и объявил о внеочередном осмотре.

– Прикольно, – сказал Грех, постучав по загипсованной ноге пальцем. – И никуда не сбежит.

Раненый в голову, озираясь, встал с кровати, но, подумав, опять сел. Он-то явно припомнил наших пацанов. Лыков сразу прошел к нему и, присев рядом, немного покачался в кровати, вроде как проверяя, мягкая ли.

Шорох упал на третью – пустую – койку и, не глядя, потянул к себе газету с соседней тумбочки. На газете лежало яблоко.

Грех все стоял рядом с лежачим, осматривая конструкцию, поддерживающую ногу.

– У тебя эрекция, наверное, все время? – поинтересовался он. – Кровь приливает от ноги! А прикинь, какой стояк будет, если обе ноги поднять? Ужас. Ты давай не шали тут. Чтоб мы не краснели за тебя.

Лежачий все никак не мог сообразить, что происходит и криво улыбался.

– Можно яблоко? – спросил, повернувшись, Шорох у второго, с забинтованной головой. Не дожидаясь ответа, он развернул прессу и тут же беззвучно надкусил зеленый фрукт.

Грех тем временем подошел к голове больного, потрогал у него подушку, спросил, не сырая ли.

– Да нет, – ответил лежачий, силясь поднять голову.

– А смотри как можно, – сказал Грех. – Вот ты лежишь на подушке, и тебе удобно. А теперь смотри, вот так – хоп! хоп! хоп!

С этими словами Грех ловко вырвал у лежачего подушку из-под башки, тут же бросил ее на лицо и начал вполне серьезно душить парня.

Продолжалось это недолго, но я даже заволновался, глядя, как лежачий трясет загипсованной ногой и мычит под подушкой, силясь вырваться.

Грех, наконец, его освободил, поясняя:

– Видишь, как все рядом в жизни! Так… – он неловко сунул подушку лежачему под голову, – …это предмет обихода, а вот так… – Грех опять ее резко вырвал и бросил на лицо, – …уже вещдок!

– Доктор, ты сдурел, что ли? – заорал, наконец, лежачий, пытаясь освободиться и выхватить подушку из длинных грешных рук.

13
{"b":"140372","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Непобедимое солнце. Книга 2
    7 ночей с доминантом
    Администратор Instagram. Руководство по заработку
    Секретарь для чародея
    Невзоровский словарь
    Желчь
    Без выбора. Влад
    Лилит
    Сокол Спарты
  • Черный ход
    Метод тайной комнаты. Материализация мысли
    Город драконов. Книга третья
    Администратор Instagram. Руководство по заработку
    Тот, кто не умеет прощать
    Тело-лекарь. Книга-тренажер для оздоровления без лекарств
    Погадай на жениха, ведьма!
    Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
    Homo Mutabilis. Как наука о мозге помогла мне преодолеть стереотипы, поверить в себя и круто изменить жизнь
  • Православный календарь на 2021 год
    Иммунитет. Как у тебя дела?
    Служа другим. История врача-онколога, ставшего пациентом
    Тропами вереска
    Грязная правда. Уберись на планете или убирайся с нее
    Институт
    Жизнь как секс на первом свидании. Записки Тревел-Маньяка
    Притчи. Большая книга. Мудрость всех времен и народов
    Пьяные птицы, веселые волки
  • Протокол Хашимото: когда иммунитет работает против нас
    Непобедимое солнце. Книга 1
    Молодость навсегда. Как замедлить процессы старения и сохранить здоровье
    Моргни – и умрёшь
    Как жаль, что мои родители об этом не знали (и как повезло моим детям, что теперь об этом знаю я)
    #В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
    Хорошие девочки не делают это
    Alpha Girls. Первые женщины в кремниевой долине
    Источник здоровья. Полезные практики для души и тела
  • Мамочка, не кричи! Воспитание без крика и маминых истерик
    Киану Ривз. Никогда не оглядывайся
    Секс в большом городе. Культовый сериал, который опередил время. Как четыре девушки изменили наши взгляды на отношения и жизнь
    Самоучитель авантюриста: как успешно смыться
    Чудовище Карнохельма
    Кресло на чердаке
    Время для перемен
    Берсерк забытого клана. Маги Аномалии Разлома
    Фокус внимания
  • Ни хрена я не должен! Манифест против угрызений совести
    Я тебя выиграл
    Летние приключения близнецов в школе Сент-Клэр
    О любви
    Роковая тетрадь. Восстание надувных верзил
    Цусимские хроники. Апперкот
    Аркада. Эпизод третий. maNika
    Фиктивный Муж
    Как победить вампира