ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поговорим о деменции. В помощь ухаживающим за людьми с потерей памяти, болезнью Альцгеймера и другими видами деменции
Большая книга психологических кризисов. Программа помощи от 3 до 103 лет
Влюбиться в мужа заново
Баловать нельзя контролировать. Как воспитать счастливого ребенка
Аля, Кляксич, буква «А» и другие (сборник)
Отчаянная
Одна привычка в неделю для всей семьи
Секретарь для эгоиста
Звезд не хватит на всех

– Нет, – поспешно ответил отец Меревен, когда они устроились за столом. – Мы въехали в ваши леса вчера поздно вечером и остановились на ночлег. Мерри встала очень рано, все утро прихорашивалась, а потом мы сразу поехали сюда.

Эдда кивнула и повернулась к служанке, которая топталась за ее спиной.

– Лиа, принеси медовухи для леди Меревен и… – Она сделала паузу и вопросительно взглянула на Эхана Стюарта: – А что для вас, джентльмены?

– Для них тоже медовухи, – твердо заявила Мерри.

– Послушай, дочка, – запротестовал Эхан, – мы так долго ехали без единой капли виски и, конечно…

– …обойдетесь, – мрачно заявила Мерри, наклонилась и со злостью зашипела ему прямо в ухо, надеясь, что Эдда не услышит: – Я не позволю вашей пьяной троице меня здесь позорить. Никакого виски!

Эхан скривился, но протестовать не стал, а Мерри с очаровательной улыбкой сказала Эдде:

– Они с удовольствием тоже выпьют медовухи.

– Тогда медовухи и для джентльменов, Лиа, и что-нибудь поесть.

Служанка убежала выполнять приказ, а Эдда снова улыбнулась гостям:

– Надеюсь, ваше путешествие было приятным?

Мерри скривилась:

– Езда верхом от рассвета до заката редко бывает приятной. Но нам повезло. На нас не напали бандиты, да и вообще мы добрались без приключений.

– От рассвета до заката? – с удивлением переспросила Эдда.

– Конечно, надо было торопиться, мы же все здесь, – обиженно заявил Эхан, – и я, и мои сыновья. Конечно, в замке мы оставили человека, который за всем присмотрит, но он же не хозяин.

Мерри фыркнула, заработав укоризненный взгляд отца.

– Мы хотели доставить сюда девочку, благополучно выдать ее замуж и уехать к себе.

– Да, я вас понимаю, – с сочувствием кивнула Эдда. – Вы хотите как можно быстрее вернуться домой. То, что вы все вместе приехали выдавать ее замуж, свидетельствует о вашей большой любви и привязанности к ней.

Мерри с трудом сдержалась от язвительного комментария, наблюдая, как отец и братья надулись от гордости, чрезвычайно довольные комплиментом. Она не сомневалась в том, что ими двигала не столько любовь, сколько желание побыстрее от нее избавиться, но не стала это уточнять.

– Конечно, – подхватил отец. – Учитывая обстоятельства, может быть, стоит сразу же послать за священником и…

– Отец! – воскликнула Мерри.

– А что? Твой суженый собирается ехать в Доннехэд, а нам нужно возвращаться домой. Какой смысл тянуть?

– По-твоему, не играет никакой роли тот факт, что жених пребывает в невменяемом состоянии? – полюбопытствовала она.

– Да, это немного мешает, – согласилась Эдда, и ее глаза подозрительно заблестели. – Но я уверена, что он придет в себя к вечеру или, в крайнем случае, завтра утром. Так что ничто не помешает устроить нам венчание утром, а потом все смогут отправиться по своим делам.

Отец и братья сразу согласились, но Мерри хранила молчание. Она больше не стремилась выйти замуж, но откладывать свадьбу действительно не было смысла. Брачный контракт содержал условия, обязательные для выполнения обеими сторонами, и ей придется рано или поздно выйти замуж. Осознав, что Эдда смотрит на нее, ожидая согласия, Мерри вздохнула и кивнула.

– Прекрасно, – с энтузиазмом воскликнула Эдда. – Тогда, как только вы поедите, я отправлюсь искать отца Гиббона, а вы поговорите с кухаркой.

– Я? – не скрыла удивления Мерри.

– Конечно. С завтрашнего дня вы здесь станете хозяйкой и будете за все отвечать. Поэтому вполне можете начать уже сегодня. Кстати, это все-таки ваша свадьба, дорогая, и кому, как не вам, выбирать меню для свадебного торжества?

Мерри неуверенно улыбнулась и кивнула. Если так, почему бы ей действительно не поговорить с кухаркой. Оставалось только надеяться, что кухарка согласится исполнять ее приказы, несмотря на то, что она пока не замужем за Александром д'Омсбери официально и еще не стала хозяйкой замка.

Глава 2

Адская боль гигантской змеей извивалась в голове несчастного Александра, била по вискам тяжелой булавой. Он зажмурился и издал жалобный стон, инстинктивно не желая возвращаться к действительности из благословенного забытья.

– Ты можешь жмуриться сколько угодно, но от этого легче не станет.

Глаза Алекса моментально открылись и с недоумением уставились на стоявшую возле кровати старую женщину, которая что-то мешала в большой кружке. Впрочем, через мгновение он узнал Бет, кормилицу его матери, и снова зажмурился.

– Я чувствую себя дьявольски плохо.

– Кувшин виски с утра на голодный желудок обычно приводит именно к такому результату. – В голосе женщины не было и намека на дружелюбие или хотя бы жалость. – К тому же, рухнув на пол, ты заработал себе на лбу шишку размером с гусиное яйцо. Уверена, она тоже не доставляет тебе приятных ощущений. Сядь и влей это в себя. Отвар поможет немного снять боль.

– Я упал? – прохрипел Алекс, и его глаза опять открылись. Сделав некоторое усилие над собой, он сфокусировал взгляд на деревянной кружке, которую женщина протянула ему, сел и после недолгого колебания взял ее обеими руками.

– Рухнул как подкошенный, – сообщила нянька, – прямо к ногам своей будущей жены. В общем, произвел хорошее впечатление. Пей! – приказала она, заметив, что он опустил кружку с мерзко пахнущим содержимым и открыл рот, пытаясь задать следующий вопрос…

Алекс хотел было поставить женщину на место, напомнив, что это он ее господин, а не наоборот, но быстро передумал. Он знал по опыту, что подобные слова не производят на нее никакого впечатления. Слишком трудно, впечатлить своей властью того, кто менял тебе в детстве пеленки. Скорчив страдальческую гримасу, он не стал даже тратить силы на споры с упрямой старухой и быстро выпил отвар. Как он и подозревал, вкус варева был ничуть не лучше, чем запах. Тут нечему было удивляться. Лекарства Бет всегда были отвратительными на вкус, но очень быстро помогали. Они не раз и не два вылечивали его в Тунисе.
Справившись с содержимым кружки, он поморщился, вернул сосуд няньке и спросил:

– Что ты говорила насчет моей будущей жены?

– Она и ее родственники прибыли как раз в тот момент, когда Грефин пытался вырвать твой больной зуб, – сообщила Бет и, судя по выражению ее морщинистого лица, не шутила.

Алекс решил подумать об этом позже и нахмурился, встревоженный смутными воспоминаниями об утренних страданиях. Даже когда кузнец трогал зуб пальцем, было чертовски больно. Когда же он зацепил его клещами и потянул, Алексу показалось, что он уже в аду. Боль была такой сильной, что у него даже дыхание перехватило, невозможно было даже заорать. Но потом что-то отвлекло державших Алекса дюжих парней, он сумел вырваться и схватил Грефина за горло, надеясь таким образом положить конец мучениям. Кузнец выронил клещи и начал отступать. В тот момент, когда никто не трогал его больной зуб, Алекс наконец восстановил дыхание, взревел и устремился за кузнецом. Но ноги слушались его плохо, и очень скоро он рухнул на пол.
Рев снова привлек внимание его людей, вернув их к исполнению своих обязанностей. Вероятно, это и спасло жизнь Грефина.
Алекс понял, что кузнец был прав, настояв на получасовом ожидании. Он хотел дать виски время подействовать, прежде чем сделать первую попытку. Если и существовала более сильная боль, то у Алекса не было никакого желания ее испытывать. Если честно, раны от меча, полученные в Тунисе, беспокоили его меньше.
Вспомнив о зубе, Алекс начал шарить во рту языком в поисках источника мучений. К его огромному облегчению, на месте больного зуба была дырка.
8
{"b":"140418","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прислуга
Сумасшедшая обезьяна (подлинная эволюция человека)
Поговорим о деменции. В помощь ухаживающим за людьми с потерей памяти, болезнью Альцгеймера и другими видами деменции
Счастье моё!
Особняк на Трэдд-стрит
У босса на крючке
Фальшивый золотой ключик
Книжный вор
Американские девочки